Год назад внимание мировых СМИ было обращено на волнующие события государственного переворота в Турции, а также на возникшую напряженность в отношениях Турции и США, в связи с отказом последних выдать предполагаемого организатора путча, исламского общественного деятеля и проповедника Фетхуллаха Гюлена, по сей день пребывающего на территории Соединенных Штатов.

В начале октября обозначился новый виток этой истории: в Стамбуле по обвинению в причастности к подготовке прошлогоднего мятежа и связях с организацией Гюлена, в частности, со сбежавшим в Европу экс-прокурором Зекерией Озом был арестован сотрудник Генерального консульства США Метин Томуз.

Это событие не могло не сказаться на отношениях двух государств. Соединенные Штаты выразили серьёзную обеспокоенность действиями турецких властей, а также назвали арест безосновательным.

И хотя Дональд Трамп обещал восстановить дружественные отношения с Турцией, которым был нанесён серьезный урон в последние годы правления администрации Обамы, реалии таковы, что Турция неизменно сближается с Россией, чему способствует сотрудничество в военной сфере. Напомним, что несмотря на разногласия по сирийскому вопросу, в январе этого года Россия и Турция провели первую совместную операцию против организации Исламское Государство в провинции Алеппо. А 21 сентября президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил о вводе турецкого контингента на территорию Сирии в рамках соглашения о создании зон деэскалации совместно с Россией и Ираном.

О сближении Анкары с Москвой свидетельствует и возможная покупка Турцией российского ракетного комплекса С-400, а также передача технологий и дальнейшее совместное производство различных видов вооружений, о чем на сегодняшний день все ещё идут переговоры. Мировые лидеры выказывают по этому поводу серьезную обеспокоенность, вплоть до разговоров о необходимости введения санкций против Анкары.

Отношения Турции с Европой тоже не назовёшь гладкими. После смены формы правления в стране на президентскую республику ЕС ставит под вопрос возможность вхождения Турции в Союз, о чем уже заявляли официальный представитель правительства Франции Кристофер Кастанер и канцлер Германии Ангела Меркель.

За неимением возможности налаживать активные двухсторонние отношения с Западом Турция обратилась к государствам Средней Азии, а также Восточной Европы. Подтверждением этого факта может послужить список стран, которые турецкий президент посетил с официальным визитом за последнее время: Казахстан, Азербайджан, Россия, Иран и Украина.

В Киеве 9 октября Эрдоган встретился с Петром Порошенко. В ходе трехчасовых переговоров лидеры двух стран обсудили вопросы экономического характера, в результате чего товарооборот между странами был увеличен до 10 млрд. долларов, и были подписаны 9 международных документов, а также политические темы. Эрдоган ещё раз подтвердил позицию Турции относительно конфликта на украинской территории, выразив пожелание скорейшего урегулирования вопроса на основе международного права, а также отметил поддержку крымских татар на территории оккупированного Крыма. Последнее является довольно логичным, учитывая особый интерес Анкары к территориям полуострова и их историческую связь.

Турция на протяжении многих лет и даже веков имела свои интересы и влияние на этих землях. Вновь актуальным этот вопрос стал для Анкары в конце 1980-х, на фоне массового возвращения крымских татар после многолетней депортации. Этот процесс включил Крым в сферу интересов Турции как государства-лидера в движении за политическое объединение тюркских народов на основе исторической, языковой, культурной и религиозной составляющей.

С того времени Турция прямо и косвенно влияла на развитие и выбор идентичности крымско-татарского населения, в том числе посредством религии. Турция является спонсором многих мечетей, духовных школ, радиостанций и фондов. Таким образом в 1990-е происходила постепенная политизация ислама среди крымских татар, а также укрепление идей о суверенности нации, примером чего служит тот факт, что на 4-й Ассамблее тюркских народов председатель Меджлиса был представлен в качестве президента Крыма. Крымские татары всегда были особо благоприятной аудиторией для проведения политики за единение тюркского мира, поскольку в течение продолжительного периода истории были лишены не только государственности в какой-либо форме, но и возможности самостоятельного развития.

Результаты этой политики, направленной, на первый взгляд, на культурную сферу, мы можем наблюдать уже сегодня.

Крымский полуостров — это не единственная территория, которую Турция постепенно включала в свою сферу влияния, реализовывая идею пантюркизма – единства тюркских народов под предводительством Турции. Но именно на территории Крыма, в Бахчисарае, в газете «Переводчикъ-Терджиманъ», издаваемой публицистом Исмаилом Гаспринским, началось движение за единство тюркского мира. Позже оно получило официально подкреплённый характер:
— в 1993-м была основана Международная организация тюркской культуры, в состав которой вошли Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркменистан и Турция. Как следует из названия организации, она занимается развитием и продвижением тюркской культуры.
— в 2009-м основан Совет сотрудничества тюркоязычных государств, членами которого являются Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Турция, Туркмения и Узбекистан. Целью организации является всестороннее сотрудничество государств-членов.

В истории тюркского единения были также попытки создать общий алфавит на основе турецкого языка, однако попытки не увенчались успехом.

Согласно прошлогоднему выступлению Эрдогана в городе Ризе, в круг интересов Турции также входят Ирак, Сирия, Ливия, Карабах, Кипр и некоторые территории Армении и Грузии.

Тем не менее, вышесказанное не означает, что страны тюркского региона готовы следовать за Турцией, строя совместную политику и уж тем более планируя объединение в единое государство. Каждая сторона, скорее, пытается с помощью этого сотрудничества добиться собственной выгоды. Поэтому если Турция не перейдёт от развития тюркского единства исключительно в культурной сфере к более активным действиям, в регионе не стоит ожидать исторических изменений в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Однако нельзя заблуждаться и сбрасывать Турцию со счетов. Уже тот факт, что действия и политика Турции вызывают критику и опасения западного мира, доказывает, что Анкара играет не последнюю роль в современной глобальной политике. В будущем можно ожидать укрепления позиций Турции, и вопрос лишь в том, кого она выберет в качестве союзника и партнёра.

Екатерина Щербак

Print Friendly, PDF & Email