Рекс Тиллерсон — Государственный секретарь США, провел беседу с китайским президентом Си Цзиньпинем в пекинском Доме народных собраний.

ПЕКИН. — Покуда его собственный руководитель вышучивал Китай в «Твиттере», новый Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон старался выстроить с пекинским руководством отношения «конструктивные» и «нацеленные на результаты».

Хотя предупреждения касаемо вероятности грядущих военных действий по отношению к Северной Корее заставили китайцев ощетиниться, китайский президент встретил Тиллерсона в воскресенье весьма дружески.

«Вы неоднократно прилагали всевозможные действенные усилия к тому, чтобы добиться гладкого развития наших отношений в наступившую новую эру, – сказал Тиллерсону президент Си Цзиньпин, когда оба деятеля сели за стол переговоров в Доме народных собраний. – Я также ценю ваши высказывания относительно того, что китайско-американские отношения следует определять лишь понятиями сотрудничества и дружбы».

Впрочем, некоторые критики заявляют, будто Тиллерсон перегнул палку, уступив Китаю, как выражаются в своих отчетах китайские СМИ, «дипломатическую победу».

После встречи с китайским министром иностранных дел Ван И, состоявшейся в субботу, Рекс Тиллерсон изъяснялся китайскими лозунгами и пропагандистскими словечками, используемыми, если речь идет о взаимных отношениях: следует «избегать конфликта и конфронтации», необходимо налаживать «взаимное уважение», стремиться к «взаимно выгодному» сотрудничеству..

Как сообщает агентство Рейтер, в ходе первого официального визита в Китай, предпринятого Государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном, обе стороны договорились о совместной работе по обузданию Северной Кореи, обзаведшейся ядерным оружием.

Слова о «взаимном уважении» особо важны; Пекин толкует ее так: обе стороны обязаны уважать «коренные интересы» друг друга.

Иначе говоря, Соединенные Штаты обязаны закрывать глаза на вопросы о Тайване, Тибете и Гонконге — в сущности, почти на всё, что Коммунистическая Партия Китая числит своими первостепенными заботами, неразрывно связанными с государственной безопасностью. Все больше и больше, по-видимому, касается это и территориальных претензий, предъявляемых Китаем на спорные воды Южно-Китайского моря.

Несколько китайских специалистов по внешней политике назвали ход бесед «весьма положительным», отвечающим линии, проводимой Пекином уже давно: так называемой «новой модели отношений меж великими державами», которая поставит оба народа на более-менее равную ногу.

Цзинь Канрон, специалист по китайско-американским отношениям, сотрудник Китайского Народного Университета Жэнь-минь в Пекине, заметил: высказывания Тиллерсона были нежданными.

«Китай уже долго призывал к этому, однако Соединенные Штаты противились любому взаимному уважению, – сказал Цзинь. – И нынешние слова Тиллерсона встретят в Китае очень теплый прием».

Впрочем, Бонни Глэйзер (Bonnie Glaser), старшая советница по азиатским вопросам при Центре Стратегических и Международных Исследований (Center for Strategic and International Studies), настаивает на ином: описывая двусторонние отношения, Соединенным Штатам надлежит пользоваться собственными речевыми оборотами, а не употреблять китайские.

Еще важнее: «взаимное уважение» подразумевает согласие с «перечнем вопросов, которые Китай рассматривает как не подлежащие обсуждению, – добавила она. – Идя навстречу Китаю, США, по сути, расписываются: мы согласны с тем, что Китай не уступит в подобных вопросах ни пяди».

Это было бы ошибкой, добавляет Глэйзер, ибо Китай не выказал ни малейшего намерения признавать «коренные интересы» США – к примеру, те, что связаны с участью их азиатских союзников.

Проводя прошлогоднюю предвыборную кампанию, кандидат Дональд Трамп заклеймил Китай позором, назвал его угрозой для американской безопасности, а вдобавок и похитителем американских рабочих мест. А в пятницу, когда Тиллерсон уже готовился к третьему этапу своего полета по Азии, собирался в Пекин, Трамп разбранил Китай по «Твиттеру»: китайцы не помогают нам обуздать Северную Корею, развернувшую свои ядерные программы.

За крепко замкнутыми дверями Тиллерсон почти наверняка – причем, весьма изрядно! – давил на китайцев, обсуждая вопросы, связанные с ядерным оружием, находящимся в Северной Корее. А вот прилюдный тон Государственного Секретаря был куда сдержаннее – следовало щадить китайское самолюбие и добиваться китайского сотрудничества.

Тиллерсон мог получить от Китая такие заверения — допустим, касаемо Северной Кореи, либо торговли — что чувствовал себя вправе идти на ответные уступки. Не исключено и другое: бывший руководитель компании ExxonMobil не слишком заботится о грамматике дипломатического языка – ему гораздо больше заботят получаемые итоги.

«Прилюдные замечания Тиллерсона были, по-видимому, попыткой пощадить президента Си. А вот за дверями закрытыми разговор шел, вероятно, куда более прямо, – заметил Уолтер Лоумэн (Walter Lohman), заведующий Центром Азиатских Исследований при фонде «Наследие» (Asian Studies Center at the Heritage Foundation). – По крайности, надеюсь на это. Ибо, если предполагать, что Си толковал сказанное Тиллерсоном верно, то нам и надеяться нечего на то, что американо-китайские отношения будут определяться исключительно сотрудничеством и дружбой».

Какая ирония: правительство Обамы также подвергалось критике за использование в 2013 и 2014 гг. слов «новая модель отношений меж великими державами». Пришлось отказываться от фразы, которую рассматривали как нежелательно близкую по своему строению к обороту, принятому в китайской речи.

Эли Ратнер (Ely Ratner), служивший заместителем советника по национальной безопасности при вице-президенте Джозефе Байдене, а сегодня сделавшийся старшим сотрудником Совета по Международным Отношениям (Council on Foreign Relations), выступил в «Твиттере» и назвал «бездумное повторение китайских пропагандистских пошлостей» «крупной ошибкой и упущенной возможностью».

«Китайцы – это явствует из приведенных речевых оборотов – определяют американо-китайские отношения как некий канун упадка и слабости США, – говорит он в электронном письме. – И если Тиллерсон использует подобные фразы, принимает подобные опасные формулировки, он лишь поощряет китайскую самоуверенность и сеет региональные сомнения – касаемо и грядущего участия Соединенных Штатов в азиатских делах, и руководящей роли США».

А Трамп выказал столь мало почтения к пекинской чувствительности, что даже задал вопрос: а не прекратить ли Соединенным Штатам политику «поддержки единого Китая»? Здесь речь зашла бы уже о независимости острова Тайваня и его дипломатическом признании.

Пекин перепугался и обозлился. Но примерно месяц тому назад Трамп пошел на попятный в ходе, как он выразился, «теплого и сердечного» телефонного разговора с президентом Си.

В минувшее воскресенье китайский президент объявил: после телефонной беседы оба государственных руководителя «полагают, что началась новая эра, и можно быть уверенными: наши отношения наверняка двинутся вперед плодотворным образом».

Обе стороны заводят речь о личной встрече меж государственными руководителями. Китайцы разумеют: личное взаимное понимание, достигнутое меж Трампом и Си, весьма важно для них – и обеспокоенно глядели, как японский премьер-министр Синдзо Абэ поспешил нанести визит Президенту Трампу на вилле в Мар-а-Лаго (штат Флорида)

Тиллерсон, похоже, признал: ежели американский президент познакомится с Китаем поближе, дело пойдет на лучший лад.

«Очень долгая» телефонная беседа между руководителями обоих государств, отметил Тиллерсон, не только положительно повлияла на китайское разумение интересов США, но и Трампу дозволила уразуметь Китай глубже прежнего. «Он с нетерпением ждет возможности улучшить достигнутое понимание, ищет грядущей возможности посетить Китай».

«Мы знаем: при дальнейшем диалоге понимание углубится, позволит укрепить связи меж Китаем и Соединенными Штатами, задаст нужный тон будущим нашим отношениям и сотрудничеству», – сказал Тиллерсон.

Тиллерсон и Си утвердительно кивали друг другу во время беседы. В роскошно убранном Фуцзяньском зале Дома народных собраний, расположенном на западной стороне площади Тянь Ань-мынь, обоих окружали официальные лица и помощники. Репортеров через некоторое время попросили покинуть помещение: Тиллерсон приступал к последней встрече на протяжении своего азиатского визита к трем народам.

Северная Корея оказалась даже худшим камнем преткновения в отношениях меж Вашингтоном и Пекином, чем торговые вопросы. Соединенные Штаты настаивают на более решительных действиях по изоляции Пхеньяна: тамошний режим желают вынудить к отказу от ядерных исследований.

Тиллерсон заявляет: американские дипломатические усилия не привели ни к чему, и не исключили возможности грядущих военных действий. Но Китай противится любым шагам, способным свергнуть пхеньянский режим и нарушить равновесие, существующее близ китайских рубежей.

Китайцы твердят: единственный разумный путь к мирному урегулированию – диалог. Минист иностранных дел Ван И сказал Тиллерсону в субботу: Соединенные Штаты должны «сохранять хладнокровие».

А на следующий день Северная Корея подлила нового масла в огонь: объявила о проведенных испытаниях ракеты-носителя, «имеющих историческое значение».

По материалам Washington Post

Print Friendly, PDF & Email