Мир уже успел привыкнуть к почти ежедневным сообщениям о взрывах, организуемых террористами-смертниками, которые ведут свою войну ради торжества исламских экстремистов. Однако без малого полвека назад совершались аналогичные (только без самопожертвования) акты террора, направленные против Запада в связи с поддержкой им израильской политики оккупации палестинских земель и установления там жестокого полицейского режима. Тогда отрабатывались методы проведения современных терактов, тогда развивалась практика «ударов по площадям» — не уничтожения конкретных лиц, повинных в тех или иных жестокостях, а терактов, направленных на людей случайных: прохожих на улице, покупателей в магазине, зрителей в переполненном зале кинотеатра и т.д.

Справедливости ради следует сказать, что едва ли не первыми исполнителями такого «безадресного» террора стали французские правые из Секретной военной организации (ОАС), развязавшие в начале 1960-х настоящую войну на улицах городов Франции в связи с предоставлением независимости Алжиру. Немного позднее те, кто поддерживал справедливое дело палестинцев (или прикрывался им в своих интересах), подхватили эту практику, тем самым дискредитируя дело, которое они якобы защищали.

Сегодня в парижском суде начались слушания по делу венесуэльского террориста И. Рамиреса Санчеса, больше известного под прозвищем Карлос Шакал. Он обвиняется в осуществлении 15 сентября 1974 г. взрыва гранаты (похищенной с американской военной базы) в крупном магазине на улице Сен-Жермен-де-Пре во французской столице. Взрыв тогда унес жизни двух человек, ранив при этом 34 чел.

Давнее дело слушается скорее ради восстановления истины, чем в целях практического правосудия: Карлос Шакал с 1994 г. отбывает в одной из парижских тюрем пожизненное заключение за совершенные им другие террористические акты, унесшие жизнь десятков людей и причинивших увечья десяткам других.

Прозвище дали террористу газетчики — по имени главного персонажа известного романа Фредерика Форсайта «День Шакала», получившего в те годы широкую известность и экранизированного Голливудом.

Поскольку смертная казнь во Франции отменена еще в 1980-е годы, еще одно пожизненное заключение вряд ли ухудшит положение 67-летнего ветерана-террориста, который и без того не надеется выйти на свободу.

Print Friendly, PDF & Email