Нынешний сезон в Национальной хоккейной Лиге проходит под знаком юбилейных празднеств. Самой сильной и самой главной хоккейной лиге мира в этом году исполняется ни много, ни мало – сто лет. Оказывается, НХЛ родилась в одно и то же время, что и Великая Октябрьская революция. Можно до хрипоты спорить, какое из этих резонансных событий – образование СССР или хоккейной Лиги – больше матери-истории ценно, однако в части живучести Лига уже давно обскакала «дите» Октября — бывший Союз.

В отличие от революции, которую, как известно, задумывают мечтатели, делают фанатики, а ее плодами пользуются авантюристы, НХЛ создавали, лелеяли и утверждали в статусе всецело денежные «мешки».

В отличие от революции, которую, как известно, задумывают мечтатели, делают фанатики, а ее плодами пользуются авантюристы, НХЛ создавали, лелеяли и утверждали в статусе всецело денежные «мешки». Хоккей в Канаде и США развивался, причем вполне активно, и до 1917-го, однако в то время не было приписано единых правил «поведения» для клубов, что давало возможность некоторым товарищам, которые считали себя «ровнее» остальных, играть по своим правилам. Один из таких товарищей, толстосум из Торонто Ливингстоун, открыто позволял себе подкупать игроков из других команд. Причем делал это нетрадиционным для нашего времени способом: он находил для хоккеистов из команд-соперниц работу вне хоккейной площадки. И те охотно «велись» на такую уловку. А все потому, что в начале прошлого века заработать хоккеем себе на жизнь было крайне затруднительно. В конце десятых-начале двадцатых годов прошлого столетия годовой оклад хоккеиста был равен тысячи долларов, тогда как квалифицированные рабочие могли за год положить себе в карман раза в два больше.

Устав от этих и подобных пакостей Ливингстоуна, его коллеги-конкуренты организовали собственную хоккейную лигу, призванную играть по правилам и уважать всех без исключения ее членов. Сие событие случилось 26 ноября в Монреале. Новообразованная структура получила название Национальная хоккейная Лига. Название прижилось сразу же, и в первозданном виде дошло до наших дней. А уже 19 декабря Лига под своей эгидой провела первые поединки.

Изначальными организаторами и учредителями НХЛ выступили пять клубов (причем все канадские) – два из Монреаля, по одному из Оттавы, Квебека и Торонто. Однако в силу разных причин два из пяти не смогли принять участие в стартовых розыгрышах сезона под громкой вывеской НХЛ. Поэтому на первых порах чемпиона определяли лишь три команды. Но эта тройка была вполне боеспособной, так как регулярно завоевывала и Кубок Стэнли (этот трофей, считающийся самым весомым и популярным в североамериканском хоккее, разыгрывался еще до учреждения НХЛ, и в его розыгрыше принимали участия и иные хоккейные лиги Америки). Вот ведь парадокс: имя «вредителя» Ливингстоуна до сих пор сохранилось в анналах истории, тогда как имя непосредственных создателей Лиги нужно искать днем с огнем…

На днях в столице Канады Оттаве был установлен памятник Кубку Стэнли – не только в честь 125-летия учреждения этого трофея и столетия основания НХЛ, но и как лишнее напоминание о том, что самая быстрая в мире игра и самая сильная хоккейная лига в мире родились именно в стране Кленового Листа.

Впоследствии НХЛ стала достоянием всей Америки, но Канада очень ревностно относится к своему первенству в этом вопросе. На днях в столице Канады Оттаве был установлен памятник Кубку Стэнли – не только в честь 125-летия учреждения этого трофея и столетия основания НХЛ, но и как лишнее напоминание о том, что самая быстрая в мире игра и самая сильная хоккейная лига в мире родились именно в стране Кленового Листа.

Но тогда, на первых порах существования НХЛ, Лига столкнулась с многими проблемами, порою казавшимися непреодолимыми. Были и финансовые неурядицы, и экономические, и откровенный саботаж. Однако год от году новая организация все прочнее становилась на ноги. И расширялась. Сначала – до шести клубов. Опять-таки, исключительно с канадской пропиской. Когда в середине двадцатых годов НХЛ смогла предлагать своим хоккеистам зарплаты существенно выше, нежели в других американских хоккейных структурах, начался необратимый процесс медленного, но уверенного поглощения НХЛ этих самых разношерстных лиг. И приход под ее эгиду лучших «внештатных» хоккеистов. Как итог – под знамена НХЛ начали переходить и некоторые команды из США. В середине тридцатых НХЛ насчитывала уже десять команд. Сейчас, в 2017-м, когда в сезоне стартовала 31 команда, уже и не особо верится, что когда-то сильнейшего определяли среди десятка участников…

Ни эпидемии чумы, ни Великая депрессия, ни Вторая Мировая война не смогли поставить под угрозу существование Лиги. Хотя, откровенно говоря, эти и другие факторы, которые вполне потянут на статус форс-мажора, существенно били по репутации и жизнеспособности НХЛ, отменяя ее матчи, а порой и целые сезоны. Но она выжила, и после 1945-го начала завоевывать весь американский континент. Хотя свой авторитет завоевала и в Старом Свете.

На данный момент НХЛ – безоговорочно самая главная и самая сильная хоккейная лига в мире. Канули в Лету времена, когда первые телетрансляции хоккейных поединков Лиги собирали по триста-четыреста человек. Сейчас средняя телеаудитория обычного матча плей-офф Кубка Стэнли составляет порядка четырех миллионов человек. И это – лишь в Америке. А ведь и в Европе, а в последнее время и в Азии растет и крепнет энхаэловская телеаудитория.

Растет и крепнет и финансовая мощь Лиги. Если на заре становления НХЛ хоккеистам приходилось подрабатывать, чтобы прокормить себя и семью (порой не только в качестве обычных строителей или аграриев, но и в других видах спорта), то сейчас самые знаковые игроки Лиги зарабатывают до двадцати миллионов долларов в год. А все потому, что несравнимо окрепла как сама Лига, так и ее «дети» — хоккейные клубы.

В прошлом сезоне валовый оборот НХЛ превысил четыре миллиарда долларов. И на этой отметке Лига не собирается останавливаться.

В прошлом сезоне валовый оборот НХЛ превысил четыре миллиарда долларов. И на этой отметке Лига не собирается останавливаться. В Америке финансовый прогресс НХЛ зачастую связывают с именем ее непосредственного руководителя – Гари Бэттмена, который ее возглавляет с 1993 года. Бэттмен – фигура очень спорная. Даже для североамериканцев. Однако перед главным его достоинством – умением делать деньги едва ли не из воздуха – меркнут все его острые углы и недоразумения. С момента прихода Гари в НХЛ доход Лиги вырос аж в десять раз.

Даже не пытаясь оспаривать гениальность Бэттмена-менеджера, все же позволю себе акцентировать внимание на еще одном нюансе. Существенный вклад в благосостояние Лиги приносят и простые болельщики. За сезон игры НХЛ посмотрят вживую порядка 20-22 миллиона болельщиков. Учитывая, что средняя цена билета на игру – в районе 60 долларов, можно подсчитать, что таким образом и хоккейные клубы, и НХЛ могут себе позволить жить на широкую ногу.

Хотя, если разобраться, это не их изъян. Это их достижение. Их наградной лист. Число болельщиков в НХЛ растет с каждым годом. И это несмотря на то, что по популярности НХЛ уступает тамошней и баскетбольной, и футбольной лигам. Но руководители НХЛ всерьез говорят уже сейчас, что в обозримом будущем НХЛ сможет стать самой популярной спортивной лигой Северной Америки.

Наверное, они знают, о чем говорят. Ведь если Великая Октябрьская революция давно стала анахронизмом, то НХЛ давно стала показателем успеха.

А время, как известно, не властно над истинными ценностями.

Александр Панфилов

Print Friendly, PDF & Email