Как стало известно британским журналистам из источников в правительственных кругах Вашингтона, США пересматривают свою стратегию в отношениях со странами Южной Азии, в первую очередь с Пакистаном и Афганистаном.

В частности, от Пакистана они намерены потребовать более активного участия в борьбе с терроризмом — особенно с группировкой Аль-Каида и движением Талибан. В принципе эти требования звучали бы вполне разумно, если рассматривать их вне связи с недавней историей.

Пакистан с момента своего создания в 1947 г. (при разделении Британской Индии на два государства: преимущественно индуистское и почти исключительно мусульманское) установил с Вашингтоном самые тесные отношения. Далее «холодная война» закрепила это сотрудничество: СССР имел дружественные связи с Индией, США считали Пакистан своим главным союзником вне НАТО и не скупился на поставки оружия по американским же займам. В разгар «холодной войны» военные режимы, сменявшие друг друга в Пакистане, включили страну сразу в два военных блока, возглавлявшиеся Штатами: Багдадский пакт (позднее сменивший название на СЕНТО) и СЕАТО. Пакистан пользовался определенной поддержкой США в ходе своих войн с соседней Республикой Индия.

Особо тесными стали связи двух стран в период борьбы против Демократической Республики Афганистан (ДРА) — с конца 1970-х до конца 1980-х годов. Тогда Пакистан, граничащий с Афганистаном, стал главной базой всех контрреволюционных элементов. Именно угроза прямой агрессии этих сил с территории Пакистана привела к вводу в ДРА советских войск, что сняло непосредственную угрозу открытой интервенции. Однако на протяжении последующих лет базы душманов в Пакистане пользовались покровительством военных режимов Исламабада. Пакистанские офицеры наряду с представителями ряда западных государств готовили диверсантов и террористов, получая за это американскую военную помощь в размере до 5 млрд. долл. в год — огромную сумму по тем временам, когда доллар был гораздо прочнее, чем сейчас.

За последнее время Пакистан неоднократно становился объектом терактов со стороны афганских талибов и сторонников ИГИЛ, что побудило его принимать весьма жесткие меры для защиты безопасности своих граждан. Конечно, и в Пакистане есть определенные сторонники экстремистских организаций, но они есть и в любой мусульманской стране, и в тех странах, где проживают мусульмане, в том числе и в США.

Представляется, что гнев Вашингтона вызван другими обстоятельствами. За последнее время пакистанское руководство отказалось от односторонней ориентации на США. Пакистан добился улучшения своих отношений с Индией, установил тесное сотрудничество с Китаем, а совсем недавно вошел в состав Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) — наряду с Индией, Россией, КНР и рядом республик Средней Азии. Вероятно, именно эти тенденции к экономической и политической независимости тревожат Белый дом больше, чем теракты талибов, проникающих в Афганистан с территории соседнего государства.

В конце концов, почти невозможно перекрыть полностью границу между двумя государствами, когда по обе стороны проживают кочевые пуштунские племена. Они проводят часть времени на пастбищах в Афганистане, потом перебираются на другую сторону — совершенно законно, как это было в течение многих веков. США использовали ситуацию в своих целях лет 30-35 назад, когда пуштунские караваны доставляли оружие душманам. Вряд ли они вправе обижаться на то, что ныне часть пуштунов, симпатизирующих Талибану, доставляет оружие талибам. Как говорится, не рой другому яму…

Print Friendly, PDF & Email