«(…) Изоляция слишком жесткая, я больше не могу терпеть карантин, я этого не вынесу». Это слова одной из моих пациенток, которая на этой неделе обратилась в отделение неотложной помощи с мыслями о самоубийстве. И это не единственный случай. В конце марта, когда кризис стал распространяться в Германии, министр финансов федеральной земли Гессен покончил жизнь самоубийством.

Он сказал, что «глубоко обеспокоен» экономическими последствиями кризиса в области здравоохранения. В начале апреля врач футбольного клуба в Реймсе покончил жизнь самоубийством, узнав, что у него положительный тест на коронавирус, когда он находился на карантине у себя дома. Будет ли пандемия Covid-19 сопровождаться эпидемией самоубийств?» — задумывается Клеман Гийе, психиатр, журналист, автор книги «Социология фанатов», в издании Slate.fr.

«(…) Каковы последствия кризисов для нашего психического здоровья? Приводит ли смерть, которая бродит вокруг, к самоубийству, или наоборот, она защищает нас, стимулируя наш инстинкт самосохранения? Все зависит от типа кризиса, который мы переживаем, и его воздействия на наше окружение», — рассуждает автор статьи.

«Некоторые кризисы снижают уровень самоубийств. Например, периоды войны в этом плане часто оказывают защитное воздействие на население в целом. Так, согласно одному исследованию, в течение 3 месяцев после 11 сентября уровень самоубийств в Нью-Йорке значительно снизился, — говорится в статье. — (…) «Повышение групповой сплоченности после 11 сентября на Манхэттене и близлежащих районах напрямую привело к снижению уровня самоубийств», — объясняют авторы, участвовавшие в исследовании. По их мнению, теракт «повысил социальную сплоченность среди жителей Нью-Йорка, в частности, благодаря решительной поддержке тех, кто очищал участок Граунд-Зиро и гражданских добровольцев».

«(…) Стоит ли ожидать такого же снижения уровня самоубийств в отношении коронавируса? Появится ли здесь достаточно сильная социальная сплоченность, о чем свидетельствует поддержка, адресованная медицинским работникам со стороны населения в целом? — задается вопросом Гийе. — Не факт, что «война против Covid-19″ обладает защитным эффектом в отношении самоубийств. Скорее даже наоборот, если рассмотреть предыдущие кризисы в области здравоохранения. В Соединенных Штатах пандемия испанского гриппа 1918-1919 годов резко увеличила уровень самоубийств. Не так давно в 2003 году в Гонконге эпидемия атипичной пневмонии привела к взрывному росту самоубийств среди пожилых людей: + 15% для лиц в возрасте старше 65 лет. Причинами тому стали страх заразиться, стать бременем для своей семьи и особенно изоляция».

«(…) Смертельные токсины одиночества и социальной изоляции повышают риск смертности, их воздействие сопоставимо с ожирением или курением», — предостерегает статья, опубликованная в журнале The Journal of Clinical Psychiatry. — По мнению ученых, изоляция оказывает прямое воздействие на мозг: «на биологическом уровне одиночество и социальная изоляция связаны с увеличением воспаления и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой активности, двух механизмов, вовлеченных в суицидальность». Функциональная МРТ даже позволяет конкретизировать то, что социальная изоляция приводит к изменению функционирования определенных областей мозга у лиц с суицидальными наклонностями. «Человек есть общественное животное», — говорил Аристотель. Нейровизуализация это доказывает».

«Психологическое воздействие карантина уже было продемонстрировано во время предыдущих эпидемий (атипичная пневмония, Эбола и т. д.). Журнал The Lancet отмечает усиление посттравматического стресса и депрессии, которое длится вплоть до 3 лет после эпидемии, особенно среди людей, находящихся на карантине и медперсонала. Способствовали появлению этих расстройств такие факторы как длительность карантина (всегда меньшая, чем та, которую мы переживаем сейчас), страх заражения своих близких и себя самого, отсутствие ясности в информации, предоставленной властями, и признаки самого заболевания. Но также и экономическая нестабильность, которая сопровождает кризис», — передает журналист.

«(…) Влияние кризиса Covid-19 на психическое здоровье уже ощущается. В одном исследовании изучалось психическое здоровье бельгийцев после месяца карантина на основе опроса более 44 тыс. человек. Тревожные (20%) и депрессивные (16%) расстройства значительно возросли по сравнению со значениями 2018 года (11% и 10%). Наиболее пострадавшими оказались женщины и молодые люди в возрасте от 16 до 24 лет. Увеличивает риск тревоги и депрессивного расстройства прямое или косвенное столкновение с лицом с подозрением на болезнь или уже зараженным Covid-19. Однако существуют и защитные факторы, такие как присутствие близких людей и профессиональная деятельность. На самом деле, людей, которые не смогли продолжить свою деятельность, больше затронули депрессивные расстройства (22%), чем тех, которые смогли продолжить работу (14%)», — сообщает издание.

«В Соединенных Штатах существует еще одна причина для беспокойства. Взрывной рост продаж оружия во время кризиса вызывает опасения по поводу экспоненциального роста числа самоубийств с применением огнестрельного оружия. В марте 2020 года американцы купили оружия на 85% больше, чем в марте 2019 года. «Это самые большие продажи оружия, когда-либо регистрировавшиеся в Соединенных Штатах», — подчеркивается в статье, опубликованной в журнале The Annals of Internal Medecine. Журнал напоминает, что наличие оружия в доме может в десять раз увеличить вероятность самоубийства c применением огнестрельного оружия. Такой риск распространяется на всех членов семьи. «Мы является тем обществом, которое готовится пережить эпидемию самоубийств, вызванную Covid-19», — тревожно отмечается в статье.

Print Friendly, PDF & Email