Небанковский финансовый рынок представил концепцию реформирования надзора, которая будет помогать достижению показателей экономического роста, заявленных президентом.

Рост ВВП на 40% за ближайшие 5 лет, то есть, как минимум, по 6−7% в год — такие цели экономического развития страны были обозначены недавно президентом Украины Владимиром Зеленским.

На встрече с руководством парламента и правительства Зеленский озвучил более детальные планы о том, на каких рынках будут реализованы масштабные реформы и как для этого должна поменяться законодательная база, какие новые законы должен принять парламент для обеспечения обещанного активного роста экономики.

Основные направления реформирования понятны: курс на дерегуляцию и демонополизацию экономики, стимулирование инвестиций, упрощение условий ведения бизнеса, создание новых рабочих мест, пресечение возможностей для коррупции.

Читая эту информацию, так и хочется громко воскликнуть «господин президент, мы знаем, как помочь вам выполнить обещания, данные стране и народу. Просто прислушайтесь к нашим словам». Как минимум, президенту стоило бы прислушаться к рекомендациям экспертов небанковского финансового рынка.

К сожалению, текущая ситуация вокруг небанковского финансового рынка полностью противоречит заявлениям президента. Речь идет в первую очередь, о планах принять т.н. законопроект «сплит»(бывший 2413а, перерегистрированный под номером 0965 и новый законопроект 1069, чьи положения практически не отличаются от 2413а). Все эти законопроекты предусматривают разделение (сплит) Нацкомфинуслуг и передачу его надзорных функций над небанковскими финучреждениями в НБУ и НКЦБФР.

Так как законопроект 2413а прошлый парламент безуспешно пытался принять во втором чтении почти три года, то эксперты рынка уже «разобрали по косточкам» и неоднократно разъяснили его ключевые недостатки: создание возможностей давления на бизнес, подмена законодательных инициатив подзаконными постановлениями НБУ (что противоречит нормам Конституции), риски для стабильности финансовой системы и экономической безопасности страны.
Хуже всего то, что в случае принятия «сплита» в таком виде ни о какой дерегуляции и стимулировании роста экономики не может быть и речи. Эксперты оценили возможный негативный эффект принятия законопроекта: уход с рынка сотен и сотен компаний, сокращение за два года примерно 40−70 тыс. рабочих мест для активной высокопрофессиональной части населения (напомню — завяленный президентом 1 млн новых рабочих мест за 5 лет — это 250 тыс. новых вакансий в год, что трудновато будет сделать при резком сокращении в небанковском секторе), падение налоговых поступлений, в том числе и в местные бюджеты.

При этом перспективы развития небанковского финансового рынка, в случае заявленного президентом экономического курса, отличные: запланированное снижение учетной ставки НБУ приведет к росту кредитования, объемов операций лизинга, строительства, продажи автомобилей, а это все — база для роста страхования строительно-монтажных и финансовых рисков, недвижимости и автострахования. Снижение уровня инфляции, на которое также можно рассчитывать в обозримом будущем, даст возможность активно развивать систему небанковских пенсионных фондов (НПФ) и накопительное страхование жизни, что станет как драйвером роста экономики, так и фундаментом для улучшения социальной защищенности украинских граждан. Но всего этого украинцы могут и не дождаться, благодаря «сплиту» в том варианте, как его сейчас предлагают.

При этом небанковский финансовый рынок полностью поддерживает идею о необходимости реформирования системы государственного надзора. Более того — поддерживает идею консолидации полномочий надзора под крылом одного регулятора, что предусмотрено условиями Меморандума с МВФ. Просто этим регулятором должен быть не НБУ, наделенный громадными полномочиями для проведения монетарной политики в кризис, и совершено излишними для регуляторной функции, а отдельный надзорный орган (Комиссия).

Чтобы не быть голословными относительно поддержки реформы надзора, мы разработали альтернативную Концепцию консолидации полномочий надзора. На ее базе подготовлен и 3 сентября зарегистрирован в парламенте альтернативный «сплиту» законопроект 1069−1.

Основные положения законопроекта:

1. Создается новый консолидированный орган надзора над рынками небанковских финансовых услуг, к полномочиям которого будут отнесены надзорные функции, которые сейчас выполняют Нацкомфинуслуг и НКЦБФР. Планируется, что новый орган надзора будет выступать правопреемником этих Комиссий.

2. Обеспечивается институциональная состоятельность нового надзорного органа, при этом сохраняется система сдержек и противовесов, предотвращающих необоснованное давление на бизнес и возможные проявления коррупции.

3. Надзорный орган наделяется также функциями в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг, как это и принято в странах ЕС.

В результате принятия законопроекта обеспечивается сохранение стабильности небанковского финансового рынка в процессе объединения Комиссий, преемственность надзора, экономия бюджетных средств. При этом Национальный банк не нагружается косвенными задачами к его основной конституционной функции — обеспечению стабильности гривни.

Не стоит забывать о том, что очередной мировой экономический кризис и рецессия не за горами, экономисты говорят об этом как об уже свершившемся факте. В такой ситуации для страны однозначно лучше, когда ее центробанк полностью концентрируется на своей основной функции — монетарной политике. В противном случае, нас ждет очередное драматическое падение гривны, инфляция и как следствие, крест на всех прекрасных начинаниях и результатах, обещанных президентом.

Ситуация предельно простая: мы предлагаем по сути ту же самую идею консолидации полномочий надзора, на которой настаивает МВФ и поддерживает президент с его окружением, но без тех недостатков, которые есть у варианта передачи надзора в НБУ и НКЦБФР. Следует заметить, что при реализации законопроекта 1069 НКЦБФР фактически становится регулятором не только для рынка ценных бумаг, но и получает несвойственные ей полномочия. Таким образом, становится фактически регулятором не только фондового рынка, но и других рынков, рынка капитала, а это потребует реорганизации самой Комиссии: расширение ее функций, полномочий, изменения названия и, соответственно, руководства.

Откровенно говоря, мне непонятно, почему новая власть упорно держится за нормы гонтаревского законопроекта 2413а и его «реинкарнаций», когда есть возможность реализовать по сути ту же реформу, но без отрицательных последствий в виде нескольких лет искусственно созданного кризиса для всего небанковского сектора.

Почему я говорю о «нескольких годах кризиса»? Совсем недавно руководитель парламентского комитета Галина Третьякова заявила, что через 3 года у НБУ будут отбирать всю функцию надзора и создавать новый надзорный орган. Разделить НБУ на центробанк с монетарными функциями и надзор — правильно, именно за такой подход я агитирую последние 5 лет. Но ситуация, в которой сначала надзор за частью рынков будет передан в НБУ и НКЦБФР, а потом будет выделяться в следующий новый надзорный орган — абсурдно нерациональна и неразумна. Предлагаемая нами Концепция изначально более правильная: объединить обе Комиссии (НКЦБФР и Нацкомфинуслуг), а уже потом этому органу передавать и надзор над банками, если такое решение будет принято.

Мы, как эксперты и практики небанковского финансового рынка, знаем, как помочь воплотить в жизнь цели и планы, которые озвучил Президент. Как граждане, мы, как и он, хотим для Украины лучшего будущего. Было бы прекрасно, если б вместо расходования сил и энергии на отстаивание субъективно близких кому-то идей, мы смогли объединить усилия для выработки оптимальных путей развития и реформирования небанковского финансового рынка. Ведь это важно для всей Украины.

Вячеслав Черняховский

Специально для НВ Бизнес

Print Friendly, PDF & Email