Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, начавший в мае с обещаний встретиться с руководством КНДР и наладить мирный диалог между двумя частями Кореи, все более жестко высказывается в адрес своих коллег в Пхеньяне. На днях он заявил, что будет считать пересечением «красной черты» установку Пхеньяном ядерной боеголовки на межконтинентальную баллистическую ракету. Мун, правда, не конкретизировал, как его страна отреагирует на пересечение «красной черты».

Орган Центрального Комитета Трудовой партии Кореи газета «Нодон синмун» в сегодняшнем комментарии по этому поводу иронически заметила: «Очень самонадеянно со стороны южнокорейского лидера говорить о «красной линии» в то время как даже его американские хозяева не осмеливаются этого делать».

Характерно, что представители южнокорейской оппозиции согласились с такой постановкой вопроса — конечно, в несколько иных выражениях.

Так, председатель Временного комитета Народной партии Пак Чу Сон заявил, что даже президент США Дональд Трамп не конкретизирует понятие «красной линии» в корейском вопросе. То есть, по сути дела, указал президенту Муну на его место в системе международных отношений, прежде всего — в корейском вопросе. Сеул полностью зависит от США, особенно в военном отношении, не располагая столь боеспособными вооруженными силами, как Корейская народная армия КНДР.

Другой представитель оппозиции, лидер парламентской фракции Корейской партии свободы Чон У Тхэк заявил, что озвучивание лично президентом информации, которая носит стратегический характер, неприемлемо. Он назвал нереалистичными представления президента о вопросах безопасности.

Конечно, наличие у КНДР собственного ракетно-ядерного оружия не устраивает ведущие ядерные державы, даже Китай и Россию, имеющих с Пхеньяном тесные связи. Однако это оружие побуждает осторожно подходить к решению вопроса, не провоцируя крупномасштабное столкновение, могущее иметь самые печальные последствия — в первую очередь для Севера и Юга Кореи.

В это же время журналистам стало известно об информации разведки, прозвучавшей на закрытом заседании одного из парламентских комитетов. Спецслужбы Южной Кореи считают, что в КНДР заканчивается подготовка к проведению шестого ядерного испытания — в двух подземных туннелях на северо-востоке страны.

До сих пор КНДР провела пять подземных ядерных испытаний: в 2006, 2009, 2013 гг. и два — в прошлом году. На этот раз, по мнению южнокорейских военных специалистов, может быть испытано устройство нового для КНДР типа — возможно, та самая боеголовка для ракет, так тревожащая Мун Чжэ Ина, а может быть, и термоядерный заряд большей мощности, чем прежние, не превышавшие хиросимской бомбы.

С начала нынешнего года КНДР провела целый ряд испытаний баллистических ракет, из них два — в июле, что вызвало ужесточение санкций со стороны Совета Безопасности ООН.

Print Friendly, PDF & Email