Самый худший сценарий для центральной Европы после прихода Дональда Трампа в Белый Дом выглядит примерно так: поставив под вопрос будущее НАТО и продолжая флиртовать с Путиным, Трамп объявит на весь мир, что ему наплевать, что вытворяет Россия к западу от своих границ, и фактически пойдет на геополитическую сделку с Путиным а-ля Ялта 1945. Россия получит полный контроль над Восточной Европой. Путин сделает все, что захочет, с Украиной (под любым предлогом), с Прибалтикой (под предлогом защиты русскоязычного меньшинства), а может и с Польшей – и все это с молчаливого благословения Соединенных Штатов.

Насколько вероятен этот наихудший сценарий? Безусловно, комплиментарные высказывания Трампа в адрес Путина вызывают озабоченность. Однако и Джордж В. Буш, и Барак Обама начинали свое президентство точно так же – с комплиментов в адрес Москвы. Все помнят, как в 2001 году Буш живописал, как он взглянул Путину в глаза и сразу понял, какой это «прямой и честный парень». Когда американо-российские отношения сошли на нет в конце второго срока Буша, Обама объявил о своем желании «перезагрузить» эти отношения. Ни то, ни другое не помешало России начать передел европейских границ. Сначала на севере Грузии в 2008 году (что стало первой войной в Европе в 21 веке), а потом на юго-востоке Украины в 2014 году. Таким образом, и Буш, и Обама завершили свое президентство полнейшим разочарованием в своих попытках договориться с Путиным.

С Трампом может случиться то же самое. Главный вопрос – как далеко он готов зайти в своих заигрываниях с Москвой на заре своего президентства. От этого может зависеть, как будет выглядеть карта центральной Европы в 2020 году.

Центральная Европа стремится на запад

Центральная Европа, то есть группа стран к востоку от Германии, которые вступили в ЕС между 2004-2007 гг. всегда тяготела к США. Под руководством президента Рональда Рейгана США сыграли важную роль в поддержке коммунистической оппозиции почти во всех этих странах и заняли жесткую позицию по отношению к их коммунистическим правительствам. Вслед за подъемом демократии и развитием свободного рынка в этом регионе, начиная с 1989 года, президент США Билл Клинтон на протяжении 90-х годов способствовал расширению НАТО в центральной Европе, что привело к распаду восточного блока. Президент Буш, которому довелось преодолевать кризис, связанный с террористическими актами 11 сентября, рассматривал центральную Европу как нового и надежного союзника в борьбе против глобального терроризма и против сползания к авторитаризму во многих пост-советских государствах.

В первый президентский срок Барака Обамы центральная Европа считалась мирным и спокойным регионом, безопасность которого не подвергалась никаким угрозам и который, следовательно, не нуждался во внешнем вмешательстве. Как заявил вице-президент Джо Байден в своей речи 2009 года в Бухаресте: «Мы в Америке более не задаемся вопросом, что мы можем сделать для центральной Европы, а задаемся другим вопросом – что мы можем сделать вместе с центральной Европой». Два года спустя министр обороны Роберт Гейтс заметил, что, вероятно, пришло время, когда вся Европа может уже сама инвестировать в свою собственную оборону.

Однако в 2014 году война в Украине вернула этот регион на повестку дня. Страны центральной Европы, являясь восточным флангом и ЕС и НАТО, боятся агрессии со стороны России. Прежде всего, это касается трех прибалтийских государств: Эстонии, Латвии и Литвы – бывших советских республик со значительным русским меньшинством. Им есть чего бояться – согласно докладам корпорации РАНД за 2014-2015 годы русские танки могут добраться до их столиц за 36 часов. Польша же озабочена развертыванием российских ракетных комплексов Искандер, способных нести ядерные боеголовки, в калининградском анклаве, а также ростом военных расходов в России на 30.4% в 2017 году (по плану).

Правда заключается в том, что Россия так и не смирилась с переориентацией центрально-европейских государств на Запад. Как отметил однажды госсекретарь США Джон Керри, нынешнее российское руководство мыслит в геополитических терминах 19 века – в терминах наращивания военной мощи и расширения сферы влияния. Москва до сих пор считает, что центрально-европейские страны находятся в сфере ее влияния – это то, что президент Обама понял только в самом конце своего президентства. Поняв это, он увеличил в четыре раза военные расходы США в Европе и поддержал развертывание четырех батальонов НАТО общей численностью от трех до четырех тысяч человек в Прибалтике и восточной Польше, а также расширение военной инфраструктуры США в Польше и Румынии (ракетные базы СМ-3).

Фактор Трампа

Вероятно, Трамп предложит Путину свою собственную перезагрузку – перезагрузку, которая может предполагать даже отмену санкций. Такой жест ничего особенного не означает сам по себе – в конце концов, и Буш и Обама начинали точно так же. Однако степень комплиментарности по отношению к Путину в риторике Трампа заставляет предположить, что следующая перезагрузка станет не просто коротенькой прелюдией перед пробуждением, но может стать определяющей чертой внешней политики США на весь срок президентства Трампа. Вспомните, хотя бы, как он отозвался об Украине, назвав ее «полным хаосом», вспомните, как он поставил под вопрос американские обязательства по отношению к НАТО. Вспомните, как его советник Нют Гингрич назвал Эстонию «пригородом Санкт-Петербурга» и поставил под вопрос обязательство НАТО защищать ее от вторжения, вспомните его бывшего советника Картера Пейджера и его связи с Российским Газпромом, вспомните руководителя предвыборной кампании Пола Манафорта и его связи с Виктором Януковичем, изгнанным из Украины пророссийским президентом. Все это внушает странам Центральной Европы глубокую озабоченность и опасение, что новый американский президент предаст и продаст их России.

Забавный парадокс заключается в том, что именно республиканцы традиционно относились к заигрываниям с Россией с большим скептицизмом и твердо выступали в поддержку своих центрально европейских союзников. Это значит, что Трампу придется искать общий язык с конгрессменами от республиканской партии (например, сенатором Джоном Маккейном от Аризоны).

Перед неизвестностью

Кроме венгерского президента Виктора Орбана, большого любителя Путина и врага либералов, который с самого начала президентской гонки поддерживал Трампа в надежде избавиться от жесткой критики своего режима со стороны Вашингтона при президенте Обаме, практически никто из лидеров центрально европейских стран не осознает серьезности происшедшего (последствий избрания Трампа). Дело в том, что Трамп абсолютно невразумительно высказывался по вопросам внешней политики и сейчас, практически никто не знает, что он будет делать в Белом Доме. С одинаковым успехом он может оказаться могильщиком НАТО, а может и наоборот, самым агрессивным президентом США за всю историю их существования. Сознавая его полную непредсказуемость, центральная и вся остальная Европа поступила бы правильно, если бы сама озаботилась своей безопасностью и приготовилась вступить в пост-американскую эру, следуя известной поговорке: надейся на лучшее, но готовься к худшему. Таким образом, победа Трампа должна усилить интеграцию ЕС в области обороны и поддержку Украины.

Памятуя о полном невежестве Трампа относительно того, что происходит в мире, европейцы должны постараться донести до его понимания, что изоляционизм никогда не приносил ничего хорошего ни США, ни миру вообще. Они должны разъяснить ему, что Эстония и Польша всегда выступали за наращивание военных бюджетов всеми членами НАТО, а Чешская Республика и Словакия запланировали серьезный рост своих военных бюджетов на следующий год.

Сегодня связи между США и центрально-европейскими странами крепки: уважение и поддержка США в странах региона традиционно высока – 74% в Польше. Памятуя об этом, лидеры центрально европейских стран должны объяснить Трампу, что на карту поставлено доверие к США как стране. Если Трамп предпочтет играть роль путинского подручного, это подорвет доверие к Соединенным Штатам на многие десятилетия вперед.

Александр Никитенко

3 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email