Одной из самых болезненных реформ, которую нам предстоит еще пережить, является реформа здравоохранения. Ее очень быстро в парламенте приняли — даже скандала серьезного не раздули. Разве что несколько борцов за украинскую правду вроде господина Ляшко устало провещали день-другой о злосчастных «кнопкодавцах», без помощи которых закон никуда не прошел бы. На этом народное обсуждение охраны здоровья закончилось, хотя никто так и не выяснил, что будет в следующем году, когда медицинская реформа все же наступит.

В стране работает почти 200 тысяч врачей и чуть меньше 400 тысяч человек среднего и младшего медицинского персонала. Каждое утро они приходят на работу в тысячи зданий по всей Украине, куда также стекаются сотни тысяч людей, чье здоровье в этот день подкачало. Сегодня в нашем государстве имеется 1 800 больниц, 9 800 различных амбулаторий, 1 100 поликлиник и множество других медицинских учреждений от фельдшерских пунктов до родильных домов. Наше здравоохранение — огромное царство, погрузившееся в хаос. Старое, разваленное, за последние три года оно еще стало и полностью неуправляемым — царя в нашем медицинском царстве сегодня нет. В каждой поликлинике и больнице правит местный барин – главврач, — и беда местным людям, если он глупый и жадный. Министра киевского уже три года как, по сути, нет. Предпоследний министр украинского здравоохранения был грузинским историком и почти сразу оказался свергнутым, но по какой-то причине просидел в кабинете почти год, ничем практически не занимаясь. Затем на его место назначили американского техника из рентген-кабинета.

Иными словами, медицина станет платной. Единственный оставшийся вопрос – сколько все это будет стоить?

С приходом американских специалистов дело в министерстве здравоохранения закипело, и в рекордные сроки на рассмотрение правительства была представлена программа радикальных преобразований, которые должны мгновенно изменить медицину в стране к лучшему. Реформа в основном произойдет в экономической плоскости. Иными словами, медицина станет платной. Единственный оставшийся вопрос – сколько все это будет стоить?

И вот здесь возникает вопрос, который странным образом избежал обсуждения специалистами. Однажды автор этих строк беседовал с одним из самых видных киевских урологов, который неоднократно ездил в США, дабы перенять американский опыт. На мой вопрос, какое самое большое отличие между двумя системами, он, не раздумывая, ответил – производительность труда. Затем добавил, если я за день могу у себя в клинике сделать одну операцию, то американский врач моей квалификации у себя в клинике сделает восемь аналогичных операций. Помню, от удивления я еще переспросил, точно восемь операций — и никто из пациентов от такой скорости не пострадает? Точно, ответил доктор и начал углубляться в детали того, насколько хорошо в Америке настроен процесс и организация труда, особенно медицинских специалистов высшего уровня. Затем его речь прервал телефонный звонок взволнованного пациента, чего-то недопонявшего в рецепте, и началась десятиминутная беседа о том, что там написано. По окончании разговора врач в сердцах бросил трубку и сказал – «В Америке я за это время мог бы вырезать кисту. Целый день я мечусь между кабинетами, отвечаю на телефонные звонки, пишу кучу бумаг и занимаюсь бог знает чем еще, к медицине не имеющему никакого отношения, находясь все это время еще и в жутком нервном напряжении. Сколько и какого времени могу я выделить в такой обстановке пациентам! А ведь мне еще и сконцентрироваться нужно».

Обратите внимание, когда зайдете в следующий раз в поликлинику или больницу, на то, какая нервная та обстановка. Возле кабинета хороших врачей постоянно толпится очередь, а сам врач постоянно выскакивает из кабинета с ошалевшими глазами, прижатым к уху телефоном, и ведущим за руку очередного бедолагу пациента в другой кабинет, чтобы его там посмотрел смежник или сделали УЗИ. Напряженная очередь при виде врача, покинувшего свой пост, нервно вздыхает, а тому приходиться весь этот коллективный стон больных людей выслушивать. И так целый день. Что вы от врача такого к концу дня хотите? Совсем другое дело доктор американский. Кроме как с пациентом, пришедшим строго в назначенное время, американский доктор ни с кем не разговаривает. По коридорам в безумном состоянии не носится, что написано в рецепте по телефону по полчаса не объясняет. Для всего этого имеется средний и младший медицинский персонал, а доктор занимается исключительно лечением.

С началом медицинской реформы в нашем и без того развалившемся медицинском царстве начнется последняя вакханалия. Шестьсот тысяч человек начнут ожесточенную борьбу за место под солнцем в новой системе медицинских координат. Начнется борьба за пациентов, за кабинеты, за лаборатории, за рентгены и УЗИ да и элементарно за недвижимость и помещения. Если кто-то думает, что построение дикого капитализма в Украине закончилось в начале 90-х годов прошлого века, то это заблуждение, потому как реальная дикость еще впереди. Сегодня украинское правительство слабо, как никогда в истории. В большинстве областей местные власти за последние годы обрели практически неограниченное могущество. Центральное же киевское правительство сегодня там бессильно и бесполезно.

Большую часть своего времени доктора теперь будут тратить на финансовые обсуждения, торги с пациентами и конкурентные войны с другими врачами.

Больницы и поликлиники окажутся в руках и в собственности местных медицинских феодалов – главных врачей и других ответственных медработников. Главное, что нужно сегодня украинскому правительству, это перестать дотировать медицину, им нужно облегчить расходную часть бюджета. Перечислять финансовые средства во всякие Конотоп и Бердичев на содержание врачей и больниц им уже не нужно будет. Пусть теперь врачи кормятся сами за счет местного населения. Проконтролировать, как все это в Конотопе и Бердичеве произойдет, никто, естественно, будет не в состоянии. Начнется жуткий хаос, беспредел и передел. Врачи и пациенты начнут прицениваться, торговаться, жульничать… На все эти изменения уйдет время, и что получится в итоге, никому не ведомо. Единственное, что абсолютно очевидно, — начнутся критические нарушения в сложившейся десятилетиями системе здравоохранения, которые могут привести к еще большему снижению производительности врачебного труда. Большую часть своего времени доктора теперь будут тратить на финансовые обсуждения, торги с пациентами и конкурентные войны с другими врачами. Им также придется выстраивать новую финансовую систему отношений с медицинскими сестрами и смежными медицинскими службами от рентгенов до анализов. Нужно будет обсудить и побороться за размер оброка главврачу, а еще добавится множество хозяйственных дел, ведь больница теперь будет на самом полном хозрасчете. Повышение производительности труда вообще сойдет с повестки дня. Работать в этом направлении значит действительно разбираться в медицине, высокие технологии внедрять и так далее, и тому подобное. Для сегодняшнего украинского правительства это китайская грамота. Им нужно по быстренькому привести в порядок бюджет, дабы удовлетворить ненасытный Международный Валютный Фонд с его бесконечными требованиями. Расходы на медицину в Украине сократят, бюджету станет легче, народу станет…

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email