Ведущий Джонатан Рот (Jonathan Roth): Здравствуйте и добро пожаловать на очередную передачу «Геополитическое будущее». С нами беседует Джордж Фридман из Остина, штат Техас. Джордж, огромное спасибо за согласие участвовать в передаче.

Джордж Фридман: Здравствуйте, Джонатан.

Джонатан Рот: Джордж, сегодня хотелось бы начать с разговора о том, что происходит между Соединенными Штатами и Россией. США только что хлестнули Россию новыми санкциями — за то, что, предположительно, случилось в ходе выборов 2016 года. Россия ответила выдворением сотен американских дипломатов, назначив срок их отъезда. Кажется, они должны покинуть российские пределы в сентябре. Что значит все это? Новые санкции — как они отразятся на отношениях между Россией и Соединенными Штатами?

Джордж Фридман: Для начала скажем: факт налицо — русские намерены значительно улучшить свои отношения с Соединенными Штатами. Когда правил Обама, отношения были скверными, но сегодня русские решили пойти нам навстречу и улучшить положение дел. Тут их постигло горькое разочарование.

По сути, они дали в руки американскому Конгрессу редкие козыри: обеспечили полную возможность вводить новые санкции, а Дональда Трампа делать при этом безгласным. Вместо лучших отношений Россия получила целую вереницу новых санкций, многие из которых неблаготворно влияют на российскую энергетическую промышленность — основу и средоточие экономики. То есть положение не исправилось, а донельзя ухудшилось.

Джонатан Рот: Так… Значит… значит… В таком случае, начнем с разговора о президенте. Известно, что подписывая указ о новых санкциях, Дональд Трамп сказал, что сам он против них возражает. Как понимать? Глава исполнительной власти возражает Конгрессу, когда речь идет о решениях, имеющих государственную важность? А противостояние США и России тянулось десятилетиями.

Джордж Фридман: Понимайте так: американская конституция работает в точности согласно своей природе. Президент Соединенных Штатов являет собой одно из трех разветвлений власти. Судебная и законодательная власть противостоят ему во многих вопросах и зачастую ограничивают власть президентскую. Поймите одну вещь касательно русских: им и в головы не приходит, что президент США может не иметь власти, сопоставимой с той, которой обладали Хрущев или Брежнев, а ныне обладает Путин.

А дело обстоит иначе: президента заметно ограничивают в действиях. И чем больше Россия старалась расположить к себе президента США, тем больше ярились демократы. Кончилось тем, что и республиканцы разъярились — им стало безразлично, чтó и по какому поводу думает Дональд Трамп. Возникла своеобразная западня.

Джонатан Рот: Ладно… Касаемо следующего вопроса вы уже отчасти высказались, отвечая на первый. А именно: насколько сильно повредят России упомянутые санкции? Ведь сегодня Россию бьют куда попало — по местам, куда раньше ударов еще не наносили. Как сильно пострадает Россия?

Джордж Фридман: Россия находится в трудном положении с самого тысяча девятьсот че… то есть, две тысячи четырнадцатого года. Произошли два события: во-первых, Россию вытеснили с украинской почвы, а во-вторых, обрушились нефтяные цены. Тогда же начались международные авантюры — кибернетические и прочие в Сирии. Русские старались доказать: мы по-прежнему великая держава, и Соединенные Штаты должны относиться к нам с особым уважением, как принято относиться к великой державе. Из-за этого все и происходит — отчасти из-за того, что они проделали в ходе американских выборов (если, разумеется, и впрямь проделали что-то), отчасти из-за того, что им приписывают всевозможные козни.

Россия больше не контролирует Украину, стоимость нефти упала, а Соединенные Штаты продолжают давить на русских все сильнее, хлестать их новыми, гораздо худшими санкциями.

В этом и состоит одна из загвоздок. России нужны западные капиталовложения, у России на исходе наличность, а Соединенные Штаты — по крайней мере, руководствуясь своей американской точкой зрения, — делают любые положительные сдвиги невозможными. Расплачиваться же вынуждены европейцы.

Джонатан Рот: И чем же ответит на все это Россия? Известно, что русские выслали вон сотни американских дипломатов — более семисот — но что же дальше?

Джордж Фридман: Н-ну… Россия может действовать на своей периферии, создавать кризисные положения, вредные для американцев. Что-то, видимо, готовится. Например, в Корею поступает русское зерно, — а мы, конечно же, не желаем этого. Кое-что происходит на Кавказе: Россия включает некоторые части этого региона в собственную структуру. На украинской почве укрепляются отношения с антиправительственной пророссийской фракцией. Иными словами, русские испытывают свою силу в различных местах, проверяя, можно ли шлепнуть Америку по рукам и отбить у нее охоту к дальнейшим вылазкам.

Джонатан Рот: Завершающий вопрос: вице-президент… вице-президент Пенс только что побывал в Литве. Что говорил он тамошним союзникам США о будущем?

Джордж Фридман: Пенс побывал не только в Литве, а и в Грузии, где скоро пройдут широкомасштабные учения НАТО. И обращается он в действительности не к союзникам США, а к русским. Внушает им, что какие бы речи ни произносил прилюдно Дональд Трамп, а правительство США намерено окружить Россию по всей русской периферии — в Средней Азии, в Корее, на Кавказе, в Прибалтике — где угодно. И сам он, вице-президент Соединенных Штатов, говорит от имени всего американского правительства. Он говорит русским: вы заперты нами — и лучше измените свое отношение к Западу коренным образом. По-моему, здесь подразумевается: вы уже не великая держава. Да, вы были великой державой, и хотите оставаться великой державой, — но теперь вы ослабли, а потому… э-э-э…

Джонатан Рот: Доктор Фридман, сердечно благодарю за участие в передаче.

Джордж Фридман: Благодарю ответно.

Print Friendly, PDF & Email