Вчера оппозиционный Блок демократического единства (БДЕ), стремящийся во что бы то ни стало добиться свержения законного правительства президента Николаса Мадуро, провел широко разрекламированный «народный референдум».

Результаты, как и предполагалось, впечатляют: свыше 98% участников референдума высказались в поддержку требований оппозиции. Присутствовали и иностранные наблюдатели: несколько бывших президентов латиноамериканских стран: Мексики, Боливии, Колумбии, Коста-Рики.

Как мы уже сообщали, предложенные вопросы были сформулированы таким образом, чтобы подтолкнуть участников к определенным ответам. «Вы отвергаете и не признаете созыв предложенной Н. Мадуро Конституционной Ассамблеи?» «Вы требуете от вооруженных сил защищать конституцию 1999 года и поддерживать решения Национальной ассамблеи?» «Согласны ли вы с проведением обновления ветвей власти в соответствии с конституцией, а также с проведением выборов и созданием нового правительства национального единства?»

Иными словами, нужно не допустить созыва КА, способной менять конституцию. А второй вопрос — прямой призыв к военному перевороту или, по крайней мере, вмешательству вооруженных сил в политическую борьбу: армию призывают не допустить созыва КА, не подчиняться ее решениям и слушаться не президента (верховного главнокомандующего), а Национальную ассамблею (парламент), большинство в которой сейчас принадлежит БДЕ.

Нельзя не заметить ряда характерных черт, в силу которых подобный референдум, проведи его кто-либо другой, на Западе сразу же признали бы незаконным. Во-первых, участие в нем, даже по данным оппозиции, приняли чуть больше 7 млн. чел. Цифра немалая, но при населении страны в 31 с лишним миллион человек число избирателей должно составлять примерно 15-16 млн. чел. То есть в референдуме приняли участие значительно меньше половины венесуэльцев, имеющих право голоса. Правящая партия и ее сторонники в референдуме не участвовали. Речь идет о мнении немалой части общества, но не большинства жителей Венесуэлы.

Во-вторых, референдум проводился без санкции  и какого-либо участия и контроля со стороны надпартийного Национального избирательного совета. Более того, по заявлениям самозванных устроителей мероприятия, все протоколы и данные об участниках будут уничтожены — следовательно, проверить оглашенные данные будет физически невозможно.

В-третьих, все иностранные наблюдатели — это известные деятели правого крыла, как и ректоры учебных заведений, образовавшие по указанию БДЕ «комиссию» по проведению референдума.

Речь идет, как и сказал президент Мадуро, о «внутреннем референдуме оппозиционных партий». Его результаты следует учитывать, но нельзя считать юридически обязывающими.

Если обобщить все сказанное выше, то можно констатировать: венесуэльское общество сегодня глубоко расколото. Число приверженцев правительства и оппозиции примерно одинаково, что лишь осложняет ситуацию. Выход может быть только один: оппозиция и правительство должны путем честных и открытых переговоров добиться разрядки напряженности в обществе и создать условия для возвращения к нормальной жизни, при которой станет возможным проведение демократических выборов по нормам конституции. А ближайший ответ на вопрос о симпатиях народа дадут выборы в Конституционную Ассамблею 30 июля. Там будет видно, сколько людей явятся на выборы и кого они предпочтут видеть в составе этого органа.

Print Friendly, PDF & Email