ЧАКАЙОВЦЕ, Словакия. — Почтительно склонив голову, Роберт Швец осторожно кладет букет кроваво-красных цветов к подножию единственного известного памятника Йозефу Тисо, словацкому фашистскому вождю времен Второй Мировой войны. Памятник высится в запущенном, поросшем сорняками парке, известном как Пантеон исторических словацких деятелей.

Возглавляемая Швецом неофашистская культурная организация Словацкое Возрождение долгие годы была крохотной и оставалась где-то на задворках. Но сейчас она разрастается, в нее хлынули целые толпы. Не столь давно 200 человек вместе со своим предводителем собрались на митинг в честь фашистского прошлого Словакии. Звучали выкрики минувших лет: “Na Straz!” — «Будь начеку!». Г-н Швец настолько осмелел, что уже обращает свое движение политической партией и намерен баллотироваться в словацкий парламент.

— Мы — твои, а ты всегда останешься нашим, — сказал г-н Швец у подножия памятника. Он объявил нынешний год Годом Йозефа Тисо и призвал к посмертному оправданию этого бывшего священника, сделавшегося пособником нацистов и повешенного, как военный преступник, в 1947 году.

Некогда оставшиеся в тени, европейские неофашисты опять выходят на яркий свет — через добрых три четверти века после того, как нацистские сапоги протоптали всю Центральную Европу и через два десятилетия после того, как неонацизм вернулся в облике «бритоголовых» и поборников «белого превосходства», чем изрядно повредил переходу к демократии. А словацкие неофашисты занимают ныне должности в областных правлениях и заседают в многопартийном Парламенте, надеясь подменить его со временем властью «сильной руки».

Они все еще обретаются на обочине европейской политики, однако служат очередным напоминанием о том, насколько тревожной политика сделалась ныне. Если подъем крайне правых партий вынуждает многих официальных деятелей сворачивать «направо», то популистские настроения, в свой черед, придают уверенности большинству крайне правых, экстремистских объединений — заигрывающих с фашистской идеологией, которая процветала в годы Второй Мировой войны, или даже прямо ее принимающих.

— Прежде профашистские настроения скрывались, — говорит Габриэль Шипош, возглавляющий словацкую организацию “Международная гласность”. —  Родители твердили детям: не смейте произносить ничего подобного в школе! А теперь прилюдно произносится всё, что ранее было недопустимо.

Хотя в последние годы националистические партии начали процветать по всей Европе, лишь некоторые из них — скажем, греческая «Золотая заря» и германская Национал-Демократическая — исповедуют неофашистские взгляды. Иные, подобные венгерской «За лучшую Венгрию» («Йоббик»), держатся экстремистских убеждений, но к откровенному фашизму все же не скатываются.

Степень воздействия, оказываемого этими организациями, измеряют лишь тем, насколько им удается толкать официальные правящие партии в сторону более определенного национализма — особенно по отношению к иммигрантам, — а заодно и уменьшать число вероятных отступников.

— Экстремисты и фашисты сделались частью всей системы, — говорит Григорий Месежников, директор Словацкого Института Обществоведения, занимающегося независимыми исследованиями.

В Словакии неофашизм сумел создать себе нечто вроде редута. Г-н Швец вступает в политическую область, на коей уже подвизается партия, имеющая признанного неофашистского предводителля, Мариана Котлебу, и уже обнаружившая поразительное влияние на прошлогодних парламентских выборах: ей досталось 14 мест из 150-ти.

Предвыборные опросы общественного мнения свидетельствовали: голосовать за эту партию станут менее 3% избирателей. Однако Мариан Котлеба получил 8% — за счет сильной поддержки со стороны молодежи и прочих людей, голосовавших впервые. Дальнейшие опросы показали: сторону Котлебы держат почти 13% граждан. В 2013 году Котлеба уже изумил словаков, победив на выборах и сделавшись губернатором Банско-Быстрицкого Края, одной из восьми словацких областей.

Тридцатидевятилетний деятель недавно переименовал свою Народную партию Наша Словакия, и теперь она зовется короче: «Котлеба». Партийный предводитель щеголял в униформе, напоминавшей военные мундиры печально памятного Словацкого Государства. Но когда и сам он, и его партия проникли в Парламент, мундиры исчезли, а нападки на евреев сменились бранью по адресу иммигрантов и цыганского меньшинства.

— Они любили объявляться на “гей-парадах”: поиграть мышцами, накалить обстановку и уйти прочь, — рассказывает Мирослав Гавран, политический комментатор и ведущий телевизионных бесед с видными политическими деятелями. — А теперь они уже не уходят: не желают казаться уступчивыми.

Организации, подобные группировкам г-на Котлебы и г-на Швеца, исподволь внушают народу: при фашистском правительстве Словакия жила гораздо лучше.

— Из прошлого восстает нечто весьма темное и весьма тревожное, — говорит г-н Гавран. — Этим людям кажется, будто они стоят за чистое, священное, старинное. Лишь несколько лет назад они даже заикнуться постыдились бы о подобном, — а ныне разглагольствуют с гордостью.

Губернаторские обязанности и полномочия г-на Котлебы включают в себя, среди прочего, надзор за школами, культурными учреждениями и некоторыми инфраструктурными проектами Банской-Быстрицы.

— Если вы человек белокожий и гетеросексуальный, то, вероятно, и под губернаторским правлением Котлебы жить будете преспокойно, — говорит 26-летний Радо Слобода, один из банско-быстрицких активистов, противостоящих г-ну Котлебе под лозунгом “Только не в нашем городе!”. —А вот если принадлежите к меньшинству, скажем, цыганскому, то сразу ощутите, кто здесь губернатор… А в областном городе, в самой Банской-Быстрице, к цыганам относятся еще хуже.

Крепыш-секретарь, дежурящий в приемной г-на Котлебы, заявил нам: никакие встречи не возможны без предварительного губернаторского согласия; к тому же, г-н губернатор почти никогда не беседует с журналистами. Мы посетовали на то, что наши неоднократные телефонные звонки оставались безответными, и секретарь спросил: «А как зовется газета? М-м-м… Тогда понятно».

Мероприятие в честь Йозефа Тисо, проведенного организацией Словацкое Возрождение в Чакайовце

Мероприятие в честь Йозефа Тисо, проведенного организацией Словацкое Возрождение в Чакайовце


Партия г-на Котлебы особо влиятельна, там, где речь заходит о так называемых социальных сетях. Партия завела себе 140 взаимно связанных страниц Facebook. И когда местный пенсионер, 68-летний Ян Бенцик, принялся обличать словацких неофашистов, имя его занесли в список «врагов государства».

— Меня звали «жидом», орали: «смерть тебе, смерть, смерть!», — рассказывает г-н Бенцик. — Обещали, что со мне подобными недобитками управятся в будущем.

По иронии судьбы, г-н Котлеба дорвался до власти именно в Банской-Быстрице, ставшей средоточием антифашистского национального восстания в годы Второй Мировой войны. Здесь располагается национальный музей, посвященный этому восстанию.

Станислав Мичев, директор музея, определил идеологию г-на Котлебы как «фашизм с элементами неонацизма», некую смесь муссолиниевской «крепкой руки» с гитлеровской ненавистью к национальным меньшинствам.

— Они выступают против американцев и венгров, против евреев, против чернокожих и желтокожих, — говорит г-н Мичев. — Ныне Котлеба еле удерживается на самом краешке дозволяемого законом.

Будучи новичком на неофашистской политической сцене, г-н Швец рассматривает себя в качестве возможного сотоварища г-на Котлебы по части неприязни, обнаруживаемой «рассерженными». Во время церемонии, посвященной памяти Йозефа Тисо, заправилы движения, которое возглавляет Швец, были одеты в одинаковые темные костюмы с белыми рубашками и светло-красными галстуками. Торговцы, обосновавшиеся за столом в углу зала, получали немалую прибыль, продавая нашивки Словацкого Возрождения, его же значки, брелоки, календари, — а также печенье и бутылки вина (исключительно белого) с ярлыками: «Год Йозефа Тисо».

— Люди, стоящие у власти, желают, чтобы словаки стыдились собственного прошлого, — говорит Мартин Лачко, историк и сторонник г-на Швеца. — Хотят, чтобы мы непрерывно просили прощения. Оттого и твердят о депортации евреев и прочем подобном.

Собрание седовласых певцов, облаченных в народные одежды, исполняло излюбленные патриотические произведения под аккордеон и кларнет. «Словацкие матушки, до чего прекрасны ваши сыновья!» — звучало в зале.

Двое длинноволосых студентов пристроились в дальнем уголке. Покуда длились речи, они шептались, а в перерывах закусывали пирожными с вышеупомянутого стола. Оба сказали нам: считаем себя убежденными консерваторами, ни в коем случае не считаем гг. Швеца и Котлебу экстремистами. Оба приветствуют состоявшееся избрание Дональда Трампа.

— Итог американских выборов порадовал меня, — говорит 23-х-летний Мартин Борник.

Беседуя с журналистами после церемонии, г-н Швец отрицал неонацистские устремления своей организации.

— Когда американцы размахивают звездно-полосатыми флагами в парках и во время народных собраний, это никого не занимает, —  сказал г-н Швец. —  Если же мы размахиваем своими флагами, то мы — неонацисты. Знаете ли, навешивать на других ярлыки — легчайшее занятие..

По материалам The New York Times

Print Friendly, PDF & Email