13 сентября двое русских выступили на национальном телевидении, заявив, что были ошибочно обвинены Британией в попытке убить бывшего российского шпиона в Солсбери.

По их словам, они обычные туристы. Александр Петров и Руслан Баширов – идентифицированные британскими властями как российские агенты разведки, отравившие четырёх человек в английском городе Солсбери – просто были в отпуске: «Наши друзья неоднократно предлагали посетить этот замечательный город».

Сидя в похожих свитерах и потея от нервозности, Петров и Баширов (по мнению британских властей, эти имена ненастоящие) сказали главному редактору пропагандистского канала RT (бывший Russia Today) Маргарите Симоньян: да, это они мужчины на видео и фотографиях британской полиции; да, они были в Солсбери во время атаки на бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочь; но, нет, они ничего не знают о Скрижалях или их доме. «Хотелось бы, чтобы кто-то объяснил нам, где он находится», – сказал Петров. «Возможно, мы и проходили мимо, а, возможно, и нет», – продолжил Баширов.

Мужчины выдвинули повод своего визита: «Там находится знаменитый Солсберийский собор. Он известен во всей Европе, на самом деле, я думаю, во всём мире. Известен благодаря своему 123-метровому шпилю». Якобы вдохновлённые этим самым 123-метровым шпилем (информация доступна во втором абзаце страницы собора на Википедии) они дважды отправлялись в Солсбери. В первый раз – британцы утверждают, что это была разведывательная миссия – они задержались там всего на час, из-за сильного снега и слякоти мужчинам не удалось пройти и несколько сот метров от железнодорожной станции до собора. (Фото того дня показывают, что улицы были чисты). В следующий раз – в тот день, когда вещество Новичок было распылено на ручку входной двери Скрипаля – они говорят, что им удалось добраться до собора, несмотря на фотографии, на которых подозреваемые запечатлены идущими в противоположном направлении. Да и их воспоминания об этом готическом произведении архитектурного искусства были не слишком подробны. «Там было много туристов, – сказал Баширов, – много русских туристов».

Симоньян старалась, но без особого рвения, сделать интервью искренним. Она спросила, почему они так много времени проводили вместе, возможно они гомосексуалисты. Она спросила, где они работали… («фитнес индустрия…добавки для спортсменов, витамины») и сожалела, что они могут разглашать детали («Я просто не хочу, чтобы эта история затронула наших клиентов»). Она довольно вяло попыталась показать, что это абсолютно нормально: прилететь из Москвы в Лондон, остановиться в отдалённом восточном районе, оставить следы смертельного яда в своём номере, дважды пересечь город, чтобы сесть на поезд, идущий в Солсбери, к западу от Лондона, а затем сбежать обратно из аэропорта Гатвик.

Почему её это волновало? Или, если конкретнее, почему ей сказали, что об этом стоит беспокоиться? Потому что производить на свет вопиющую ложь полезно. Хотя многие в Великобритании насмехались над интервью (как например, на странице собора в Твиттере была опубликована прекрасная фотография «123-метрового шпиля»), крайне левые активисты и сторонники теории заговора уже ухватились за эту историю, разобрали её по кусочкам и обнаружили достаточно клочков аргументов, чтобы удержать её на плаву. Пророссийским бизнесменам, политикам и журналистам, желающим предотвратить дальнейшие санкции, удастся в этом что-то найти. Некоторые заявят, что эта история настолько абсурдна, и мы никогда не узнаем, что же произошло на самом деле, а поэтому нужно просто забыть.

Эта тактика имеет свою историю. Во время вторжения в Крым Владимир Путин утверждал, что российские войска, шествующие через полуостров – это местные жители, которые добыли оружие из военных магазинов. Абсурдная что ни на есть, эта ложь оказалась достаточно благовидной, чтобы замутить воду. Вспомните ток-шоу, на которых в то время задавали вопрос: «Вторжение ли это?», вместо: «Что нам с этим делать?». Это сработало для России и для запада, который не хотел ничего предпринимать. То же самое произойдёт и в этом случае. Российские деньги имеют значение не только в Лондоне, но и в Берлине, Париже и т.д. Те, кто от них [денег] зависит, с удовольствием проглотят историю про отдых Баширова и Петрова, как оправдание их бездействию в отношении этих преступлений, оттягиванию момента введения санкций и смены темы.

У произошедшего может быть и другое объяснение. Явная наглость интервью, как и наглость самой атаки, позволяет донести сообщение: «Нам безразлично, что вы думаете. Если мы хотим убивать русских в Великобритании, мы станем». Путин сам заявил, что государство определило личности обоих мужчин («обычные гражданские») и того, кто призвал их дать интервью. Пока мы смеялись над некомпетентностью киллеров, он наверняка смеялся над британцами и Западом, который показал полную неспособность остановить их.

Статья Энн Эпплбаум для The Washington Post

Перевод Екатерины Щербак

Print Friendly, PDF & Email