В 2019 году украинцы продолжат финансировать политические партии, преодолевшие 5% избирательный барьер, из собственного кармана.

Сразу после Революции Достоинства народные депутаты уже нового 8-го созыва парламента заговорили о необходимости создания условий для развития партийного движения в Украине по лекалам западной демократии.

О чём речь? Ключевая проблема нынешних политических партий в Украине – их зависимость от крупного капитала. В зависимости от «пожеланий» спонсоров – партия выбирает повестку дня и превращается в орудие политического влияния. Ключевая задача – во что бы то ни стало попасть в Верховную Раду, а там уже вложенные олигархами деньги удастся «отбить».

Поменять систему можно, если за новую систему заплатят налогоплательщики. Отчётностью о финансовой «прозрачности» партий занимается Национальное агентство по предотвращению коррупции – орган, который мониторит и сверяет декларации чиновников, судей, народных депутатов, министров и первых лиц государства.

Наконец, осенью 2015 года был принят закон «О противодействии политической коррупции», который предусматривает государственное финансирование партий. Под его реализацию были заложены около 390 миллионов гривен в госбюджете на следующий год, 2016-й год.

История с госфинансированием партий в Украине более чем интересная. Деньги на партийное строительство получают все 6 партий, которые прошли в Верховную Раду в октябре 2014 года на очередных парламентских выборах. Это партии «Народный фронт», «Блок Петра Порошенко – Солидарность», «Самопомощь», «Радикальная партия Олега Ляшко», «Батькивщина» и «Оппозиционный блок».

В самом начале процесса, в июле 2016-го, от финансирования отказалась только партия «Оппозиционный блок», сделав скандальное заявление. Однако уже в 2018-м партия пересмотрела свою позицию, и наряду с другими 5-ю парламентскими партиями оказалась среди реципиентов государственной помощи.

Ежегодно размер государственной помощи на партийное строительство растёт. Всё из-за формулы, заложенной в законе – 2% от размера минимальной зарплаты умножается на общее количество избирателей, принявших участие в голосовании. Поэтому, если увеличивается минимальная зарплата (за два года она выросла до отметки в 3723 грн., а в 2019 году вырастет до показателя в 4173 грн.), то и увеличивается финансирование партий из госбюджета. В 2018 году партии совокупно получили более полумиллиарда гривен государственных средств на своё развитие.

Много это или мало? Учитывая то, что за каждую государственную копейку партии отчитываются в Национальное агентство по противодействию коррупции, подобная история с запуском финансирования выглядит более чем демократично. Ведь в дальнейшем список партий-претенденток на деньги с бюджета может меняться, а инструмент государственного финансирования на их развитие – оставаться.

Для чего нужен закон о госфинансировании партий?

Госфинансирование партий полноценно заработает после следующих выборов. Сейчас все выделенные средства из госбюджета распределяются только на 6-х вышеперечисленных участников. После выборов в парламент 2019 года, все партии, которые показали результат в 2% и выше – смогут претендовать на госфинансирование из госбюджета. По прогнозам экспертов, вместе с парламентскими партиями (которые должны преодолеть 5% избирательный барьер), партий, которые наберут от 2 до 5% голосов избирателей, может быть около 8-10.

Была ли необходимость в подобном законе? Да, ответят общественные активисты. И будут отчасти правы, так как общеизвестный факт состоит в том, что все политические партии в том или ином виде пользовались «чёрными кассами» – средствами, которые появлялись из ниоткуда и инвестировались заинтересованным кругом лиц (среди которых, небезосновательно, подозревают целую плеяду украинских олигархов) много лет подряд. Конечно же, не за «красивые глазки», давайте подумаем вместе: если олигарх или группа заинтересованных лиц вкладывает такой большой ресурс в «раскрутку» партийных брендов, то, очевидно, они рассчитывают получить ещё большие дивиденды. Деньги, удачно вложенные в партию, которая, к тому же, выиграет выборы в парламент – гарантированно принесут большую пользу их инвесторам. Это и возможность политического влияния на законодательную и исполнительную власть, и лоббирование, и медийное присутствие и многое другое. Однако это отнюдь не соответствует принципам представительной демократии, а, следовательно – интересы избирателей занимают далеко не первое место в целях деятельности политических проектов, которые у нас принято называть партиями.

Такая ситуация со становлением и деятельностью политических партий в Украине является одной из фундаментальных причин распространения политической коррупции, которая проникает глубокими метастазами во все сферы общественно-политических отношений в обществе.

Необходимость государственного финансирования партий и положительный эффект от внедрения такого шага станет ощутимым только через 5-10 лет. Однако важность такого шага принесёт существенные преимущества обществу:

— во-первых, в будущем это снизит до минимума влияние крупного капитала на формирование повестки дня политического процесса. Партии станут более самодостаточными, смогут нанимать профессиональный персонал и экспертов, которые будут помогать в создании законопроектов;

— во-вторых, расширение спектра партий, которые будут финансироваться из госбюджета, однозначно увеличит конкуренцию на политическом рынке идей и создаст предпосылки к объединению заинтересованных граждан в сообщества, способные самостоятельно нести новые принципы и идеологемы в политический дискурс;

— в-третьих, общество сможет контролировать деятельность партий. То есть, в перспективе мы сможем увидеть именно те политические силы, которые будут ориентироваться на решение реальных проблем избирателей, а не будут обычными ретрансляторами призрачных напоминаний о прошлом, или вообще работать на раскол общества в интересах отдельных геополитических игроков.

Конечно, государственное финансирование партий не является панацеей решения всех проблем, связанных с коррупцией в политике. И уж точно не могут и, видимо, не должны стать единственным источником финансирования политических сил. Ведь ещё могут быть и частные пожертвования, и членские взносы, и вполне успешная хозяйственная деятельность (например, поступления от продажи партийной прессы, партийной символики, организации круглых столов, встреч).

Но есть и существенный минус – нынешнее госфинансирование партий поставило в неравные условия парламентские и внепарламентские партии уже сейчас.

Приведём пример на партии «Народный фронт», которая на выборах в 2014 году показала самый высокий результат (22,14%, первое место по спискам партий), и на деятельность которой пропорционально выделяется больше всего денег из бюджета.

Уже более 2-х лет рейтинг партии находится на уровне статистической погрешности, несмотря на парламентскую фракцию, численностью в 80 нардепов, и несколько «непотопляемых» министров в Кабмине, сначала Арсения Яценюка, а теперь и Владимира Гройсмана (например, министр МВД Арсен Аваков и министр юстиции Павел Петренко – оба соратники Арсения Яценюка и пришли в правительство в 2014-м году по квоте «Народного фронта»).

Парадокс, но при такой низкой поддержке среди украинцев, «Народный фронт» продолжает получать и тратить сотни миллионов гривен на свою деятельность из госбюджета. Тогда как другие политические партии, не имея таких ресурсов, даже для мобилизации 1-2% избирателей официально могут рассчитывать только на членские взносы своих сторонников.

Когда почувствуем эффект?

В 2019-м по формуле, предусмотренной законом, на государственное финансирование партий выделено 565,6 миллионов гривен. 2019-й год – последний год, когда государственное финансирование будут получать только те партии, которые преодолели 5% избирательный барьер.

Почему для некоторых партий важно получать госфинансирование, понимая, что в следующую Верховную Раду они могут и не попасть? Дело опять же, в законе. На следующих парламентских выборах партии, которые получат более 2% голосов избирателей, смогут и дальше получать средства на своё развитие из государственного бюджета.

Вполне прогнозируемо, что на следующих парламентских выборах 2% могут получить немало политических партий. Всего, по данным социологических опросов, такой шанс имеют около 7-8 партий – те, кто не преодолеют 5% избирательный барьер, но уж точно получат 2% сторонников. В таком случае количество расходов, которые они получат из бюджета, увеличится, но их придётся распределять на всех – и на парламентские, и на внепарламентские силы.

Именно в этом аспекте и звучит самая критическая масса замечаний со стороны противников государственного финансирования партий. Ведь до следующего созыва парламента огромные средства будут распределяться только между 6-ю участниками. После 2019 их может быть в три раза больше.

Многие политики указывают на то, что партиям и кандидатам в нардепы, которые ещё не были в парламенте, приходится самостоятельно искать финансирование на предвыборную кампанию. Тогда как действующие парламентские партии, даже не имея ощутимого фидбэка от избирателей, тратят десятки миллионов гривен на рекламно-агитационные кампании. Это критическое замечание можно считать достаточно обоснованным. Как следует учесть и тот факт, что в 2018 году большинство из партий, которые получали госфинансирование, почти полностью удерживали себя за счёт бюджетных средств.

Впрочем, как справедливо отмечают сторонники идеи государственного финансирования партий, данный процесс запускает прозрачный механизм поступлений в партийные кассы и отчётности за потраченные деньги. Правда, эксперты советуют внести ряд изменений в закон, в частности конкретизировав направления возможных расходов партий. Сейчас некоторые пункты расходов носят недостаточно однозначный, или обобщённый характер.

Александр Радчук

Print Friendly, PDF & Email