Не стоит обманываться прошедшим на прошлой неделе китайско-австралийским торгово-инвестиционным саммитом Сиднее. При всем положительном настрое на мероприятие, Канберра все сильнее опасается влияния, которое Пекин приобретает благодаря своим инвестициям.

Однако влияние Китая исходит не только из-за денежных вложений. Эта страна использует сочетание дипломатического и политического давления, манипулирования своей диаспорой, незаконное финансирование политических партий и пропаганды. По некоторым данным, Пекин тратит до 10 миллиардов долларов США (13 миллиардов долларов США) в год на свои зарубежную деятельность такого рода. Звучит знакомо? Это потому, что данная тактика взята прямо методички КГБ, которой Россия следовала на протяжении более десяти лет.

Цель России — представить себя сверхдержавой на мировой арене. Её тактика часто бывает грубой и краткосрочной. Китай, напротив, движется медленно и системно. Конечная цель Пекина заключается в создании китайски-ориентированного регионального порядка, основанного на таньско-имперской концепции, которая ставит Китай в центр мира. Эта стратегия в полной мере реализуется в Австралии.

Её эффективность поражает. От экс-министра иностранных дел от лейбористов ( бывший также премьером штата Новый Южный Уэльс) Боба Карра недавно потребовали, чтобы он покинул партию. На поверхность вышли его глубокие связи с Китаем – он руководит мозговым центром, который был создан на пожертвования от китайского миллиардера, близкого к КПК. Высказываются подозрения, что Карр должен был использовать сенатские слушания, чтобы задать  сенаторке от лейбористов Кристине Кенилли  ряд про-китайских вопросов. Скандал привёл к тому, что в декабре прошлого года Сэм Дастияри ушел из партии из-за связей Карра с китайским миллиардером.

У Китая предостаточно и других возможностей для оказания влияния. Эта страна является крупнейшим экспортным рынком Австралии, и Пекин в настоящее время препятствует импорту австралийского вина и задерживает большую сделку по экспорту мяса. Треть всех иностранных студентов в австралийских университетах китайцы. При этом семьи китайских студентов, которые критиковали свою страну во время учебы здесь, получили предупреждения. В настоящее время Китай использует как юридические методы, так и незаконную оккупацию Южно-китайского моря для оказания давления на Австралию и другие страны, зависящие от морских путей в регионе.

В прошлом году Малкольм Тернбулл (премьер-министр Австралии, лидер либеральной партии – пер.) сказал, что «наша система в полной мере ещё не осознала природу и масштабы угрозы». Он говорил о китайской угрозе в Австралии, но он мог так же легко говорить о Западе в целом.

В прошлом году новозеландский член парламента китайского происхождения Цзянь Ян подвергся расследованию национальным разведывательным агентством в связи с десятилетием, которое он провел в военных и разведывательных академиях в Китае. Он не  указал этот факт в резюме. В Великобритании Китай разработал соглашения с двумя крупными британскими газетами, The Daily Telegraph и The Daily Mail. Также он оказал давление на Кембриджский университет с целью цензуры. Кроме того, Китай уже привлёк на свою сторону ряд столиц Запада в вопросе отношения к Тайваню как к провинции Китая.

На первый взгляд, с создаваемыми Пекином угрозами должно быть не так уж трудно справиться. Каждая из них связана с конкретным вопросом, который относится к компетенции конкретного Министерства. Однако, с ними, на самом деле, нелегко разобраться. В Коммунистической партии Китая нет коренных различий между тем, в какой роли выступают её члены. Они могут быть руководителями, шпионами, начальниками полиции, звездами СМИ, криминальными авторитетами и политиками. Одни и те же люди могут играть несколько ролей. Всё равно они выступают в одной команде.

Сходства между Китаем и Россией очевидны. На прошлой неделе был  опубликован доклад лондонского аналитического центра «Общество Генри Джексона». Один из его авторов, британский депутат от консерваторов Роберт Сили, утверждает, что Кремль ведёт «новый вид войны … в котором военные и невоенные средства сочетаются динамичным, эффективным и комплексным образом для достижения политических целей». В этом конфликте Россия «использует не менее 50 инструментов государственной власти», начиная от убийств и шантажа и заканчивая кибератаками и дезинформацией.

Хотя Силли называет это «современной российской методикой войны», он отмечает, что эти  инструменты используются и другими авторитарными государствами, включая Китай.

Но выделение угрозы это только начало. Реальный вопрос заключается в том, как с этой угрозой бороться. В отличие от других стран, дебаты о китайском влиянии в Австралии идут полным ходом. Глава ASIO (австралийская служба госбезопасности) Дункан Льюис недавно сообщил законодателям в Канберре, что «враждебные иностранные шпионы в настоящее время проводят вредительскую деятельность … в беспрецедентных масштабах». Теперь Канберра обдумывает ответные жесткие контрмеры, которые потребовали бы публичной регистрации своей деятельности любого лица, действующего от имени иностранного государства. Это было бы похоже на американский Закон о регистрации иностранных агентов.

Однако, по словам Сили, действия Китая и России заставляют ставить вопрос безопасности гораздо шире. Это связано с тем, как западные государства могут коллективно защитить себя в эпоху, когда авторитарные государства обращают свободы открытых обществ против этих обществ.

Китай играет в игру «разделяй и властвуй» как между странами Запада, так и внутри самой Австралии. Его цель состоит в том, чтобы ослабить отдельные страны, что сделает их уязвимыми для влияния Пекина. Но будучи членом «Пятиокого альянса» (Five Eyes – пер.) по обмену разведданными и партнером НАТО, Австралия должна помнить, что у нее есть могущественные друзья.

Эта статья, опубликованная в одной из старейших газет Австралии The Sydney Morning Herald, которая выходит в свет, начиная с 1831-го года, показывает интересную для нас перспективу того, как в общественно-политическом дискурсе другого земного полушария преломляются актуальные для нас темы и тезисы международной политики.

Будучи частью коллективного Запада, Австралия, всё же очень далека от европейских дел. Её внимание приковано к отношениям с соседями, в частности, к огромному и мощному Китаю. Тем сильнее бросается в глаза параллель с риторикой таких политиков Запада, как Тереза Мэй, представители администрации Трампа и других. Возникает стойкое ощущение, что в геополитической Океании (США и нынешняя Британская империя) созрел тренд на завершение попыток трансляции своих ценностей в остальной мир, и на переход к идеологической обороне. Не случайно в этой статье ценности открытого общества называются практически слабостями Запада, который призывают сплотиться ради защиты. Это может показаться резкой оценкой, поэтому мы предлагаем читателю составить собственное мнение.  

Эндрю Фоксолл, Джон Хеммингс

Д-р Эндрю Фоксолл является директором Центра исследований России и Евразии общества Генри Джексона в Лондоне. Д-р Джон Хеммингс является директором центра азиатских исследований.

Перевод Евгений Селяков

Источник

 

Print Friendly, PDF & Email