Деконструкция – одна из главных проблем стран, вставших на путь неолиберальной диктатуры, и ищущих выход из нее. Ибо каким бы ни было положение людей и их оценки сложившейся ситуации, слишком много опасных, а нередко и вооруженных людей оказывается заинтересованы в продолжении диктаторского режима, поскольку не умеют ничего другого, кроме совершения тяжких преступлений на политической почве. И даже если диктатор и выстроенная им система готовы уступить власть под всевозможные гарантии, нет никаких оснований утверждать, что итогом станут демократические трансформации по образцу пост-пиночетовской Чили и пост-салазаровской Португалии, а не череда военных хунт, как в Аргентине эпохи «Грязной войны».

Существуют, конечно, и никарагуанский сценарий деконструкции проамериканских диктатур, но для этого в Украине не созрели объективные факторы. К тому же присутствие на юго-востоке повстанцев усложняет развитие общественного сознания – любые проблемы всегда легко списываются на происки враждебных сил и их иностранных патронов.

Непопулярности власти, даже готовность значительной народа голосовать за оппозиционные силы, тут мало что способны изменить. Выборы фальсифицируются, а если поддержка власти оказывается слишком слабой, то всегда можно обвинить оппозицию в подтасовках. Абсурд? Да, абсурд. У оппозиции нет для этого ни силового, ни административного мускула. Однако это не важно – особенностью информационного общества является нехитрый постулат: ложь, многократно повторенная в телеэфирах, становится правдой на уровне своих последствий.

Отмечу, что попытки объявить победу оппозиции фальсификацией уже предпринимались в Украине. В 2010 году, когда победу одержал Виктор Янукович, сторонники Юлии Тимошенко обвинили президента Ющенко в сговоре с лидером оппозиции. Якобы для того, чтобы не допустить прихода к власти Юлии Владимировны. Будущий генпрокурор, а на тот момент глава МВД Юрий Луценко даже штурмовал спецназом предприятие Пресса Украины, якобы для того, чтобы не допустить печатанья лишних бюллетеней.

Тогда Юлии Тимошенко так и не удалось раскачать маховик уличного противостояния – правый радикализм уже входил в моду, но не завладел умами широких масс. Да и посольство США еще не воспринималось как единственный источник реальной власти.

Это сейчас Украина является одной из самых зависимых от мирового гегемона стран, тогда же Америка казалась лишь одним из внешних игроков. Впрочем, бывают страны, где влияние США посерьезней, чем в Украине. Например, Ирак, где не только самый большой в мире штат сотрудников посольства США, но их военное присутствие, помноженное на мощный контингент работающих в стране американских бандитов. Не в смысле мафии – «белых» бандитов. Тех, кому по долгу службы приходится носить униформу — камуфляж, или недорогой костюм с расширенными плечами и суфлер. И эти люди, в силу своей официальной дистанцированности от Вашингтона, могут организовать любые провокации, включая самые грязные.

Как известно, недавно в Ираке прошли парламентские, выборы, победу в которых одержала антиамериканская коалиция, состоящая из коммунистов и сторонников шиитского клирика Муктада ас-Садра, известного своими антиамериканским и антииранскими взглядами. В 2004 году ас-Садр и подконтрольная ему «Армия Махди» (Армия Пророка) подняли восстание против оккупационных сил в священном для шиитов городе Эн-Наджафе, где находится могила имама Али – единственного человека, родившегося в Каабе, первого ребёнка и первого среди лиц мужского пола, принявшего ислам, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммеда.

Восстание было многоэтапным. При этом в процессе каждого из них ас-Садру удавалось не только проявить военную стойкость и поднять авторитет в глазах народа Ирака, но также проявлять политическую дальновидность, принимая компромиссы оккупационных властей, а позднее и подконтрольного им правительства. Первый этап, в частности, ускорил переход управления страной от оккупационной власти к марионеточному правительству, которому, впрочем, тоже не удалось найти общий язык с будущим победителем выборов.

Кульминацией противостояния ас-Садра с американцами стал штурм главной для шиитов святыни – гробницы имама Али. Армия США использовала при штурме танки, артиллерию и авиацию, однако сломить сопротивление повстанцев «Армии Махди» так и не удалось, к тому же сторонники ас-Садра начали нападения на американских военных по всему югу, что поставило под вопрос транспортировку нефти из региона. В итоге, ас-Садр предложил в качестве посредника – одного из четырех шиитских лидеров Ирака аятоллу Али аль-Систани, находившегося в момент начала восстания в Лондоне, где готовился к операции на сердце. Аятолла прервал лечение и незамедлительно вылетел в Ирак. Но не в подконтрольный США Багдадский аэропорт, а сперва в Кувейт, а затем в главный город юга – Басру.

Он призвал всех мусульман Ирака, суннитов и шиитов, готовиться к походу на эн-Наджаф, чтобы «защитить усыпальницу имама Али от осквернения». При этом он так и не уточнил, какую из сторон он винит в сложившейся ситуации. Сторонники Муктады ас-Садра, воспользовались двусмысленностью формулировки и активно поддержали аятоллу аль-Систани. Представитель Муктады ас-Садра заявил, что «Армия Махди» приостанавливает сопротивление в Эн-Наджафе и на остальной части Ирака в честь «возвращения в страну Али аль-Систани».

На следующий день аль-Систани во главе многотысячной колонны отправился из Басры в эн-Наджаф. На встречу с духовных лидеров двинулись паломники из всех городов страны. Итогом стало прекращение огня и договоренности о том, что «Армия Махди» сложит оружие. Мирный договор сопровождался массовым празднованием у гробницы, в ходе которого повстанцы, вместе со своими лидерами, буквально растворились в толпе.

Ас-Садр признал новое государство лишь после возникновения ИГИЛ, когда интересы внешнего управления стали совпадать с интересами шиитской общины. В настоящий момент, демилитаризированная и переформатированная организация ас-Садра была переименована в партию Общество Мира, а ее силовая компонента переформатирована в ряд шиитских милиций. Именно она стала победителем на недавних выборах, в то время как партия проамериканского премьера Айдера аль-Абади заняла лишь третье место.

Впрочем, одно дело победить на выборах. Получить власть куда сложнее, тем более, когда в игре американцы, а в качестве свободных агентов выступают десятки политизированных и вооруженных бандформирований. Марионеточный парламент уже заявил о фальсификации выборов и пересчет голосов. Теперь вспыхнуло хранилище ЦИК, где находятся сложенные бюллетени. И хотя официально власти говорят лишь о пожаре, речь, очевидно, идет все-таки о поджоге, и объявлении перевыборов, по причине невозможности проведения пересчета.

Теперь представьте на месте Муктады ас-Садра Евгения Мураева, Вадима Новинского, Юрия Бойко, Михаила Добкина, да хоть Юлию Тимошенко, оппозиционность которой сводится к жажде портфелей, власти, и расправой над врагами и предателями – Петром Порошенко, Александром Турчиновым, и прочими. Ни один из них не обладает и десятой долей ни силового ресурса иракского оппозиционера, ни организацией, ни харизмой, ни тем более личной смелостью – вплоть до готовности воевать с самой сильной армией мира.

Впрочем, как бы там ни было, украинской оппозиции, если она надеется когда-либо изменить нашу страну, следует внимательно следить за новостями из Багдада. И учиться. Именно там, в Ираке, отрабатывается формула демократической деконструкции поставленных Вашингтоном режимов внешнего управления.

Мирослав Буряк

Print Friendly, PDF & Email