По расчётам МВФ, Украина была на 114 месте по уровню ВВП на душу населения по итогам 2017 года ($8713 паритету покупательной способности). Это чуть лучше, чем в Марокко (№115, Африка) и Белизе (№116, Центральная Америка, до 1973 г. носил название Британский Гондурас). И чуть хуже, чем в Бутане (№113, Южная Азия) и Сальвадоре (№112, Центральная Америка).

Возникает вполне очевидный вопрос: «Случайно ли Украина оказалась в компании африканских, центральноамериканских и азиатских стран по уровню экономического развития?». С позиций экономистов Д. Аджемоглу и Дж. Робинсона, которые в 2012 году выпустили книгу «Почему нации приходят в упадок», ответ «нет, не случайно». Согласно результатам их исследований, за экономическое процветание или бедность отвечает характер социальных институтов, которые делятся на две категории: экстрактивные и инклюзивные.

Инклюзивные экономические институты предусматривают возможность вовлечения большинства граждан в экономические отношения для получения прибыли, и препятствуют установлению искусственных монополий. Их поддерживают инклюзивные политические институты, ограничивающие риски узурпации власти и обеспечивающие максимальное участие граждан в политическом процессе, а также защиту их прав собственности через независимость судебной системы. Отсутствие чрезмерной политической и экономической власти в руках одной узкой группы лиц, снижает уровень конфликтности при борьбе за власть, т.к. модель «победитель получает всё, не действует». Именно такие институты доминируют в экономически развитых странах.

Экстрактивные экономические институты предполагают «выжимание» экономической выгоды из большей части населения в интересах меньшей части населения (правящей элиты). Эти экономические институты поддерживаются одноимёнными политическими институтами и моделями управления. Например, рабовладение, крепостное право, всевозможные монополии и привилегии для избранных, судебная система, защищающая права собственности только тех, кто входит во властные группы и т.п. Такая система приводит к «удушению» мотивов для вложения инвестиций и усердной трудовой деятельности, что ограничивает экономические возможности для роста благосостояния общества. Правящая группа не только получает большую часть выгод от экономической деятельности, но и одновременно лишает реальную или потенциальную оппозицию экономического ресурса для ведения политической борьбы с ней. Такая модель доминирует в африканских, азиатских и латиноамериканских странах. Например, в республике Конго «правительство не обеспечивало своих граждан общественными благами и услугами, даже такими базовыми, как защищённые права собственности и поддержание законности и порядка. Но, несмотря на то, к какой ужасающей бедности приводили экстрактивные институты в Конго, они были в своём роде безукоризненно логичными: они приносили узкой группе людей, королю и его окружению, огромные богатства».

Описание ситуации в Конго в общих чертах сопоставимо с украинскими реалиями. Положение дел в Украине во многом указывает на доминирование именно экстрактивных экономических и политических институтов над инклюзивными институтами. Это в итоге обуславливает низкий уровень инвестиций в экономику, низкую производительность труда, отток населения за границу, жёсткую борьбу за власть, где победитель получает всё или почти всё.

Возникает вполне очевидная проблема: как с такими экстрактивными институтами достигнуть уровня экономически развитых государств и в экономическом смысле «попасть в Европу»? Ответ очевиден: «с такими институтами никак». Необходимо менять экстрактивные институты на инклюзивные институты, а сделать это непросто, т.к. «верхи не хотят» (их устраивает существующая ситуация), а «низы (судя по их образу действий) не понимают, чего именно требовать от верхов» и «голосуют ногами». Остаётся только долгая просветительская работа, по результатам которой будет сформирован настоятельный запрос от населения к власти о необходимых переменах. Под реализацию такого запроса могут появиться или новые политические силы, или трансформироваться старые, но и это весьма долгий процесс и завершить его к грядущим в 2019 году выборам не получится.

Читайте также:

СИЛА И СЛАБОСТЬ ОЛИГАРХИЧЕСКОГО КАПИТАЛА В УКРАИНЕ

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email