В прошлом году Дональд Трамп отдал приказ о запуске 59 крылатых ракет по авиабазе в Сирии. Казалось, что больше всего удивлён этим решением был сам президент. Как он рассказал на CBS News, отдавать приказ о начале военных действий это не то же самое, что принимать решение о покупке очередного здания. «Эти решения невероятны — вы знаете, потому что, господи, — это … это … это убийство. Я ненавижу это». Запущенные ракеты уничтожили несколько самолётов и убили менее дюжины человек. Неужели тот, кого это повергает в шок и трепет, в состоянии начать войну в Северной Корее или Иране, которая может забрать сотни тысяч жизней?

Кажется, мистер Трамп хочет, чтобы люди думали так. Несмотря на то, что Трамп осудил вторжение Америки в Ирак как «худшее из когда-либо принятых решений», он же нанял Джона Болтона в качестве советника по национальной безопасности. Болтон один из тех немногих, кто всё ещё публично поддерживает нападение на Ирак. Также новый советник выступал за упреждающие удары по Северной Корее и Ирану. «Если вы видите, что гремучая змея готова укусить, то вы не ждете укуса, а давите её», — сказал г-н Болтон в прошлом году, перефразируя Франклина Рузвельта. «Я бы сказал, что на данный момент гремучими змеями являются Иран и Северная Корея с их ядерным оружием и баллистическими ракетами». Кроме того, президент также назначил государственным секретарем Майка Помпео, который известен как один из крупнейших ястребов Вашингтона. Бывший босс ЦРУ также является сторонником смены режима в Иране и Северной Корее. Политика Трампа в отношении этих стран, хоть и неявно, в действительности все сильнее согласуется с этим подходом.

Между тем президент отказывается от международной сделки по иранской ядерной программе, что повышает шансы возобновления планов иранцев и, вероятно, сводит к нулю любую перспективу урегулирования дипломатического кризиса.

Президент поклялся лишить Северную Корею атомного оружия. Как он заявил в прошлом году, дальнейшие ядерные провокации Ким Чен Ына будут встречены «огнем и яростью». Также Трамп поручил своему уходящему советнику по национальной безопасности Г. Р. Макмастеру разработать более широкий спектр военных вариантов против кимовского режима. В эти варианты должен был быть включён так называемый «план разбитого носа», который должен ослабить Ына, но не спровоцировать того на ядерную войну. Между тем президент отказывается от международной сделки по иранской ядерной программе, что повышает шансы возобновления планов иранцев и, вероятно, сводит к нулю любую перспективу урегулирования дипломатического кризиса. Вашингтонская внешнеполитическая тусовка, в которой и так мало фанатов Трампа, пришла ужас. Глава Совета по международным отношениям Ричард Хаасс сказал, что Америка может ввязаться в войну с Северной Кореей или Ираном, или даже с обоими государствами. «Это самый опасный момент в современной американской истории», — написал он в Твиттер.

Что ж, это вызывает тревогу. Однако есть вероятность, что опасения относительно готовности мистера Трампа развязать массовую бойню несколько завышены.

Всплеск опасения по поводу г-на Трампа вызван всем известными особенностями его характера. К этому добавился и его показной подход к устройству национальной безопасности и поразительное отступление от антивоенной риторики времён избирательной кампании. До избрания он критиковал все последние американские интервенции, включая Ливию, Сирию и Афганистан («Мы совершили ужасную ошибку, что влезли туда»), не говоря уж об Ираке. Как утверждал г-н Трамп, мир стал бы лучше, если бы предыдущие президенты отвлеклись от иностранных дел и «ушли на пикник». Для тех, кто пытался извлечь из его тирад намёк на идеологию, это отдавало изоляционистским духом, как в лозунге «Сначала Америка». В действительности, г-н Трамп в своё время фактически поддерживал большинство этих вмешательств, хотя позже это и отрицал. У президента нет никакой идеологии и сколько-нибудь хорошо осознанных убеждений, что показывает его новая саблезубая риторика. Он руководствуется инстинктами и моментальными оценками, в основном, своих личных интересов.

Вероятно, это может обнадежить. Правда, даже в своей более миролюбивой фазе мистер Трамп казался одержимым ядерным оружием. Его ужасает перспектива того, что Ким окажется в состоянии уничтожить Манхэттен. Кроме того, он явно стал более воинственным после занятия должности, как и большинство президентов до него. Так, Барак Обама брал на себя обязательство прекратить войны своего предшественника, а затем бомбил семь стран. Однако до сих пор трудно представить, чтобы г-н Трамп начал войну. Если только он не решит, что сможет выиграть от нее лично. Единственной американской войной с 1947 года, которая сохранила популярность через годы после её начала, стала Первая война в Персидском заливе. Это произошло потому, что та война была короткой, победоносной и не принесла много жертв американцам. Война с Северной Кореей или Ираном будет совершенно другой.

Искусство ядерной сделки

Этот анализ не отменяет и тот факт, что мистер Трамп, кажется, подошёл близко к красной черте в Северной Корее. Как и любой бизнесмен, он привык требовать многое и удовлетворяться меньшим. Его конёк — это показывать, что он получил всё, о чём просил. В случае с КНДР это может оказаться полезным. Г-н Ким, который разбирается в интригах не меньше Трампа, вряд ли откажется от своих нескольких десятков ядерных устройств. Это бы означало для него смертный приговор. Но можно предположить, что Ын согласится на уступки вроде приостановки программы по межконтинентальным ракетам дальнего действия в обмен на экономические послабления, а г-н Трамп назовёт это победой. В данном сценарии немало рисков. Например, если Северная Корея выйдет из этих переговоров в качестве признанной ядерной державы, это может спровоцировать общеазиатскую гонку вооружений. Однако это предотвратило бы войну. Если это так, то возможно, что неуступчивый г-н Болтон на деле окажется менее решительным, чем многие боятся. Это кажется вероятным. Президенту нравится г-н Болтон и его свирепый стиль, но он также окружил себя выразителями и других мнений. Даже с широкими полномочиями у Болтона остаётся сильный противовес в виде секретаря обороны Джеймса Маттиса, который поддерживает сделку с Ираном и выступает против попыток щёлкнуть по носу мистера Кима.

Сложившееся положение нельзя назвать идеальным. Г-н Трамп, г-н Болтон и «Маленький ракетный человечек» вместе разделили ведущую ответственность за поддержание глобальной безопасности. Это само по себе повышает риск катастрофического просчета. Не похоже, чтобы этот президент был готов рискнуть Армагеддоном сильнее, чем его предшественники. Это несколько вдохновляет. Но то, что подобная идея приносит некоторое облегчение, по сути, знак тёмных времён.

Перевод Евгений Селяков

Источник

Print Friendly, PDF & Email