Двадцать третьего сентября 1977 года недавно избранный премьер-министр Израиля Менахем Бегин собрал секретное совещание силовиков. После недолгого обсуждения была принята резолюция под названием «Решение В\4». Дабы избежать какой-либо утечки, напечатали всего два экземпляра документа. Было решено возобновить охоту на нацистов. Моссад получил приказ найти нацистов и привезти их в Израиль для свершения над ними правосудия. Если возможности доставить фашистов на землю обетованную не имелось, их требовалось убить. Затем Моссад составил список из девяти человек, которых надо было найти в первую очередь. Самым первым в списке шел доктор Менгеле, печально известный своими медицинскими экспериментами над людьми в Освенциме.

Несмотря на впечатляющее умение израильтян доводить дело до конца, документ, составленный Моссадом, по большому счету является доказательством их полного провала.

Копия «Решения В\4» включена в трехтомный труд, недавно опубликованный самим Моссадом и переданный музею Яд Вашем в Иерусалиме. Книга в деталях описывает ход программы по охоте на нацистов и подводит неутешительный итог. Несмотря на впечатляющее умение израильтян доводить дело до конца, документ, составленный Моссадом, по большому счету является доказательством их полного провала.

В отчете с какой-то безразличной откровенностью пишется об отсутствии существенных достижениях шпионской программы. Один из томов отчета озаглавлен следующим образом – «Тучи да ветер, а дождя все нет: По следам нацистских преступников, которых так и не покарали». Здесь имеется в виду намек на Книгу Притчей Соломоновых: притча 25, стих 14, где ведется речь о невыполненных обещаниях.

Три тома в мягком переплете с надписью «секретно» на обложке описывают период времени в тридцать лет, начиная с 1960 года, когда Моссад пытался охотиться на нацистов. Кроме Менгеле, искали заместителя Гитлера Мартина Бормана; начальника гестапо Генриха Мюллера; помощника Адольфа Эйхмана Алоиза Бруннера; Хорста Шумана, врача, проводившего в Освенциме опыты над заключенными по стерилизации с помощью рентгеновских лучей; Вальтера Рауфа, эсэсовского инженера, который изобрел грузовики-душегубки до появления газовых камер; Клауса Барбье, гестаповского офицера известного, как «Лионский мясник»; Франца Мюрера, эсэсовского офицера известного, как «Вильнюсский мясник»; и Эрнста Лерха, немецкого чиновника, ответственного за убийство десятков тысяч польских евреев.

История с поиском нацистских преступников начинается после того, как в Аргентине был схвачен Адольф Эйхман, немецкий бюрократ, отвечавший за претворение окончательного решения еврейского вопроса в жизнь. Его судил израильский суд перед телекамерами со всего мира. Эйхмана казнили в 1962 году.

Израильские разведчики под вымышленными именами объездили в те годы все страны и континенты в поисках нацистов. Их истории полны приключений, интриг, обмана, психологических поединков и попыток совершить покушение. Но одновременно с этим все произошедшее — настоящая притча о небрежности, провалах, ошибках и, самое главное, полной апатии со стороны израильских властей.

В 60-х годах будущий премьер-министр Израиля Ицхак Шамир возглавлял отдел специальных операций Моссада. Он послал 31-летнего агента с позывным «Свечка», который работал под прикрытием в Дамаске, к бывшему помощнику Эйхмана Алоизу Бруннеру. Бруннер на тот момент работал на сирийское правительство в качестве консультанта по вопросам безопасности. Последовала гротескная комедия ошибок. Сотрудник на почте требовал от израильского агента написать на конверте с бомбой обратный адрес. Тот быстро придумал адрес и спешно его указал, но все же что-то пошло не так. Бруннер лишь получил легкие ранения, когда письмо взорвалось по прибытии к нему.

Затем, уже в 1980 году, Моссад вновь попытался убить Бруннера. Израильтяне узнали о том, что Бруннер подписался на каталог одной австрийской компании по продаже лечебных трав по почте. Израильские разведчики отправились в Австрию, украли там конверты и брошюры компании и привезли их в Израиль. Специалисты Моссада из специальной лаборатории, известной как «игрушечная фабрика», сделали бомбу в конверте, которую отвезли обратно в Австрию, дабы отправить ее из города, в котором находилась фирма по продаже трав. Но приготовленный специалистами пакет оказался слишком маленьким, и его пришлось переупаковывать. И снова, когда Бруннер открыл письмо, взрыв оказался слишком слабым, чтобы его прикончить. Бруннер умер естественной смертью в 2001 году в возрасте 89 лет в Дамаске. Единственным утешением можно считать только тот факт, что умер он в грязной квартире, находясь под домашним арестом, но израильские спецслужбы не имели к этому никакого отношения.

В том же 1980 году два высокопоставленных офицера Моссада вылетели в Южную Америку: это были руководитель Моссада Ицхак Хофи и начальник отдела специальных операций Шабтай Шавит, который впоследствии также станет руководителем Моссада. Вместе с ними отправились и несколько моссадовских оперативников. У них был план: в течение 24 часов уничтожить Барбье в Боливии и Рауфа в Чили. Хофи и Шавит устроили себе командный пункт в Панаме, чтобы иметь возможность следить за каждым шагом предстоящей операции.

Две команды израильских агентов прибыли в Сантьяго и Ла Пас одновременно. Они взяли в аренду автомобили, подготовили конспиративные квартиры и пути отхода. Затем они получили оружие у курьеров, имеющих доступ к поставкам через международные границы. Как рассказывал затем один из моссадовских оперативников, все испортила нацистская собака. Пес начал лаять, и домработница Рауфа вышла на крыльцо дома посмотреть, что происходит. Она увидела незнакомых людей и начала на них кричать. Израильским агентам пришлось бежать. Прекратить пришлось обе операции, потому как решили, что чилийские власти могут поставить в известность и боливийцев, а это приведет к нежеланным последствиям. Рауф, остававшийся ярым нацистом до последнего вздоха, работал некоторое время на сирийское правительство и умер в Чили своей смертью в возрасте 77 лет. Барбье, в конце концов, выдали французскому правительству, где он получил пожизненное заключение и умер в тюрьме от рака в 1991 году. Ему также было 77 лет.

Единственная успешная история в деле поиска нацистов в официальном отчете не описывается.

Некоторые нацисты из списка (Борман и Мюллер) в действительности были давно мертвы, и Моссад охотился за призраками из-за того, что у них не было точных данных. Других, к примеру, Менгеле, нашли, но все попытки схватить его или убить каким-то образом постоянно проваливались. Израильтяне думали, что наблюдали за его квартирой в Аргентине, но, оказалось, он оттуда уже съехал. Его искали в Парагвае, а в это время он был спрятан немцами в Бразилии. Он умер в 1979 году в возрасте 67 лет, но даже этот факт удалось установить только в 1985 году после того, как бразильские власти эксгумировали его тело для проведения судебно-медицинской экспертизы.

Единственная успешная история в деле поиска нацистов в официальном отчете не описывается. Речь идет о латышском пилоте Гербертсе Цукурсе, который в годы войны был активным нацистским коллаборационистом. Его называли «Рижским мясником», ответственным за смерть 30 тысяч латышских евреев. Цукурс после войны стал воздушным экскурсоводом в Бразилии. Он катал туристов на самолете над джунглями Амазонки. Израильские агенты заманили его в Уругвай в 1965 году, сделав ему выгодное деловое предложение. Там его и застрелили. Официальные документы об этом случае до сих пор не обнародованы — видимо, израильские власти еще не готовы раскрыть все детали того, как их оперативники действовали на территории других государств.

Очевидно, охота на нацистов никогда не была для руководства Моссада приоритетом. Фокус ведомства был направлен на угрозы, которые тогда были для государства более актуальными: египетская ракетная программа, палестинские террористы и Хезболла, сирийское и иранское оружие массового поражения. Один из сотрудников Моссада вспоминает, что из-за других важных задач операции по поиску нацистов постоянно отменяли, или у Моссада не хватало агентов и сотрудников в центральном офисе для выполнения заданий.

Как говорится в отчете, израильская разведка окончательно прекратила заниматься поиском нацистов после многих неудач в 1991 году. В результате многолетней работы удалось лишь одного нациста схватить (Эйхмана), еще одного застрелить (Цукурса) и одного ранить (Бруннера). Всего три человека из одиннадцати – поразительное фиаско для страны, которая с легкостью смогла уничтожить ядерные реакторы в Сирии и Ираке, запустить компьютерный вирус, уничтоживший иранскую ядерную программу и перестрелять бесчисленное число палестинских террористов и боевиков Хезболлы.

Отчет о деятельности Моссада немало говорит и о лицемерии израильских властей. Одно правительство за другим непрестанно говорило о Холокосте. Каждый прибывший иностранный глава государства или крупный политический деятель во время официальной программы обязательно должен был посетить мемориальный комплекс Яд Вашем. Израильские премьер-министры на протяжении десятилетий клялись — ничто не забыто, но после того, как схватили и судили Эйхмана, доказав всему миру, что нацистские преступления были реальностью, а не вымыслом, израильское руководство не особо постаралось, чтобы подкрепить свои слова делом.

Вадим Глушаков

Print Friendly, PDF & Email