Пока Вашингтон в замешательстве, форум «Один пояс и один путь», стартующий на этих выходных в Пекине, должен стать тревожным звонком. В течение двух дней Китай будет принимать более 1200 делегатов из 110 стран, в том числе 29 глав государств. Мероприятие будет сосредоточено на китайской программе «Один пояс и один путь» — совсем недавно она была переименована в инициативу «Экономического пояса Шелкового пути», целью которой является предоставление необходимой инфраструктуры для соединения Азии, Ближнего Востока и Европы.

Очевидно, что Китай демонстрирует свое влияние в регионе, в то время как заинтересованность и активность США в данной части мира заметно ослабла.

В 2013 году президент Китая Си Цзиньпин объявил, что «Один пояс и один путь» — это более чем амбициозный план, который задействует более 65 стран в регионе, и обойдется примерно в 1 триллион долларов. Несмотря на долю скептицизма, объясняемого новизной, огромными затратами и трудностями технической реализации многих из предложенных в рамках программы проектов, лидеры всего мира – не имея другой возможности удовлетворить потребность в развитии — с нетерпением ждут своего участия. Очевидно, что Китай демонстрирует свое влияние в регионе, в то время как заинтересованность и активность США в данной части мира заметно ослабла.

Какой был ответ Вашингтона? Вложить больше долларов США в оборону. Сенатор Джон Маккейн предложил «Инициативу Азиатско-Тихоокеанской стабильности» на сумму 7,5 млрд долларов (1,5 млрд долларов ежегодно вплоть до 2022 года). По словам представителя Маккейна, это сделает региональную позицию США более прогрессивной, гибкой, жизнеспособной и внушительной. Кроме этого, инициатива улучшит военную инфраструктуру, позволит приобрести дополнительные боеприпасы и расширить возможности союзников и партнеров в Азии. Эта идея достаточно популярна. Она уже получила предварительное одобрение от министра обороны Джеймса Маттиса, от двухпартийной группы законодателей на Капитолийском холме и редакционных страниц ежедневной американской деловой газеты «Уолл-стрит джорнэл».

Но вот в чем загвоздка: несмотря на то, что большие оборонные бюджеты США крайне необходимы, никакие военные расходы не могут восстановить американское влияние в Азии. Для того, чтобы усилить партнеров США и укрепить позиции американских вооруженных сил в регионе, ближайшая битва за влияние в Азии будет иметь в первую очередь экономический характер. И с этой точки зрения Соединенные Штаты серьезно проигрывают после выхода из Транстихоокеанского партнёрства (ТТП). Трамп и его команда только усугубили ситуацию, угрожая отменить или пересмотреть существующие соглашения, такие как Соглашение о свободной торговле между США и Кореей.

Пекин не может поверить в свою удачу. Пока ничто не указывает на то, что администрация Трампа планирует увеличивать объемы торговли и инвестирования, Китай занят перетягиванием одеяла на себя. И не только в рамках инициативы «Один пояс и один путь». В 2015 году Пекин также запустил Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), что важно – без участия США, и половина его первоначального капитала составляла 100 миллиардов долларов. С тех пор эта организация неуклонно растет. Например, в марте она приняла 13 новых стран (включая Бельгию, Канаду и Ирландию), в результате чего общее число ее членов достигло 70. Между тем, Китай руководит Новым банком развития, основанным в 2014 году группой БРИКС (BRICS — группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика), имеющим 100 миллиардов долларов в стартовом капитале.

Китай также готов вести торговлю, занимая выигрышное положение в переговорах по Всестороннему региональному экономическому партнерству (ВРЭП) – региональному торговому соглашению, целью которого является объединение десяти членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также Австралии, Китая, Индии, Японии, Новой Зеландии и Южной Кореи. На долю этих стран приходится почти половина мирового населения и чуть менее трети мирового ВВП. Переговоры, которые велись в течение четырех лет, набирают обороты еще с конца 2015 года. Хотя крупные расхождения остаются, и сделка может никогда не состояться, ВРЭП теперь является главным игроком в этом регионе, а Соединенные Штаты остаются не у дел.

Эти инициативы стремительно распространяют убеждение в том, что будущим экономическим порядком в Азии будет управлять Китай.

Эти инициативы очень важны, и не только потому, что имеют необратимое экономическое воздействие, которое, несомненно, меньше, чем кажется на первый взгляд.  Эти инициативы стремительно распространяют убеждение в том, что будущим экономическим порядком в Азии будет управлять Китай. Ведь ни для кого не осталось незамеченным, что Соединенные Штаты не участвуют ни в одной из этих программ. Это не просто случайность, это не намеренный кульбит в вашингтонских политических кругах. Недавний опрос показал, что элита Юго-Восточной Азии видит, что Соединенные Штаты уступают стратегические позиции Китаю, а «Вашингтон Трампа» меньше интересуется регионом, является менее надежным, и проявляет меньшую заинтересованность в развитии свободной торговли.

Это возвращает нас к вопросу о действенности стратегии, основанной главным образом на военной силе, с учетом того, что экономическая политика данной администрации в отношении Азии больше походит на ядовитую смесь пренебрежения и презрения. Должностные лица в регионе спокойно предупреждают, что Юго-Восточная Азия быстро приближается (если уже не перешла) к черте, за которой страны не захотят инициировать новые меры безопасности в партнерстве с Соединенными Штатами из страха перед экономическим возмездием со стороны Китая. Это касается не только новых партнеров Америки, таких как Вьетнам и Малайзия, но и таких давних друзей, как Сингапур и Австралия. В конце концов, согласилась бы Канберра сегодня с новой инициативой в отношении контингента вооруженных сил США, похожей на сделку, которую администрация Обамы успешно провела в 2011 году для ротации 2500 морских пехотинцев в Дарвине? Ответ однозначный: «нет». И хотя некоторые из причин связаны с самим Трампом, более фундаментальной из них является возникшее убеждение (впрочем, неуместное), что экономическое будущее Австралии теперь связано с Китаем.

Сейчас политика Белого Дома в отношении развития торговли с регионом весьма неблагоприятна, но такими же ужасными могут стать и последствия ухода США, и политика протекционизма.

Соединенным Штатам нужны сильные, независимые и надежные союзники для продвижения жизненно важных интересов в Азии. Но единственный способ успешно реализовать такой проект, как Инициатива Азиатско-Тихоокеанской стабильности Маккейна для США  — предоставить региону альтернативу экономической зависимости от Китая и китайских институтов. Возобновление участия США в ТТП или какой-либо из ее версий является самым простым и очевидным первым шагом. Сейчас политика Белого Дома в отношении развития торговли с регионом весьма неблагоприятна, но такими же ужасными могут стать и последствия ухода США, и политика протекционизма. Если же для администрации Трампа такой резкий поворот в отношении ТТП – это слишком, то она должна предложить столь же амбициозный экономический проект в Азии – и сделать это как можно быстрее.  В противном случае Соединенные Штаты вскоре будут вытеснены из региона, независимо от того, сколько миллиардов долларов Конгресс выделит на усиление военной мощи в Азии.

Александр Никитенко

58 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email