Официальные данные о проведенном позавчера референдуме должны быть опубликованы не позднее чем через трое суток по его завершении. По предварительным же данным, имеющимся в СМИ, проголосовали примерно 78% зарегистрированных граждан, из коих почти 92% высказались за провозглашение независимости и отделение от Иракской Республики, а чуть больше 8% эту идею не поддержали.

Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Аббади отверг силовой вариант противодействия курдскому движению за независимость, а лишь заметил, что Багдад не признает ни сам референдум, ни его результаты и намерен их «не замечать». Вообще-то говоря, трудно «не заметить» отделение значительной части территории страны, к тому же богатой нефтью и занимающей важное стратегическое положение. Кстати, премьер напомнил всем, что закупки нефти возможны лишь через центральное правительство, а прямые закупки ее в Курдистане недопустимы.

Однако Ирак, еще не завершивший боевых операций против последних опорных пунктов ИГИЛ, не имеет сейчас возможности пустить в ход силу для сохранения своей территориальной целостности, тем более что курдское ополчение «пешмерга» неплохо вооружено, имеет боевой опыт и отличается высоким боевым духом.

Правда, и лидеры Иракского Курдистана не настаивают на немедленном отделении от Ирака. Они хотели провести и провели референдум, а теперь могут вести переговоры с Багдадом, опираясь на результаты народного голосования. Теперь можно без излишней поспешности решить — или попытаться решить — спорные проблемы, особенно присоединение к Курдистану богатых нефтью районов, населенных преимущественно курдами, но не входящих юридически в состав автономии. Необходимо также урегулировать отношения с соседними Ираном и Турцией, тем более что последняя не скрывает враждебности к самой идее независимого курдского государства.

Отрицательное отношение к проведению референдума выразили США, но они, во всяком случае, не хотят лишать курдов надежды на достижение независимости в перспективе. А вот министр иностранных дел Франции Ле Дриан считает, что достаточно широкой автономии, гарантированной в иракской конституции. По его мнению, провозглашение независимого Курдистана способно вызвать серьезный кризис во всем регионе.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу поспешил заявить, что его страна готова защищать территориальную целостность Ирака, если из Багдада поступит такой запрос. Говоря откровенно, Турция готова и так нанести удар по курдам в любом регионе, лишь бы не допустить их активизации в самой Турции, где проживет наибольшее число курдов. Но предпринимать военные действия без согласия Багдада было бы опрометчиво и нелогично: если Курдистан остается официально частью Ирака, то любое вторжение в него представляет собой агрессию против Ирака.

Турецкие войска с 18 сентября проводят близ границы с Ираком крупные маневры, позавчера к ним присоединились иракские воинские части. Обе страны отрабатывают совместные действия «по подавлению террористов».

Сегодня утром турецкие ВВС нанесли (вероятно, по согласованию с Багдадом) ракетно-бомбовые удары по опорным пунктам Рабочей партии Курдистана на севере Ирака. РПК — это организация, которая вооруженным путем уже много десятилетий борется за права курдов в Турции. Уступая в численности и вооружении турецким войскам, ее отряды часто отступают на территорию Иракского Курдистана. Там находятся их убежища и склады. Багдад практически никогда не препятствовал турецким вторжениям на свою территорию (по сути, на территорию Курдистана) для преследования партизан РПК.

Print Friendly, PDF & Email