«Если бы я был руководителем, у меня были бы свои пути. Вот, например, еще до Донбасса была оккупация, а мы проспали. Надо было действовать. Крым оккупировали, надо было оккупировать Приднестровье, брать оружие и идти на Крым», — заявил 28 января в онлайн-шоу «Double Ять». украинский музыкант Олег Скрипка. Отечественные исполнители поп-музыки вообще славятся умом и сообразительностью, но данный случай не просто вопиющий – он требует отдельного рассмотрения в фокусе общественных трендов. Ведь не о шумерах говорил Олег Скрипка, он говорил о войне. Точнее, о внешней агрессии как о способе решения внутренних проблем.

Ведь не о шумерах говорил Олег Скрипка, он говорил о войне. Точнее, о внешней агрессии как о способе решения внутренних проблем.

Если бы эту глупость сказала Руслана или даже Вакарчук, я бы, возможно, лишь пожал плечами. Мало ли что роится в голове творческих людей. Но это Скрипка – человек официозный, здравомыслящий и осторожный. Он до последнего дня выступал против Майдана, считая его самоубийством Украины, но уже спустя две недели давал концерты на фоне падающего бутафорского Ленина. Скрипка является олицетворением меткого высказывания адмирала Колчака: «Артистов, кучеров и проституток не трогать – они одинаково нужны любой власти». И он достаточно официозен, чтобы оказаться нужным власти именно в качестве трендсеттера — человека, мягко вбрасывающего в общество то, что уже послезавтра станет мейнстримом.

«Оккупировать Приднестровье» — это не гипотетическая война с Россией. Это нападение на территорию другого государства даже в рамках международного права. Причем нападение не на непризнанное государство, а на территорию Республики Молдова. Даже если бы новой власти удалось добиться договоренности с Кишиневом, вывоз оружия оттуда никак не вписывается в модель поведения цивилизованного члена мирового сообщества. Идея настолько безумная, что уж Олег Скрипка точно должен понимать опасность данного высказывания.

Это может означать лишь одно – идет обработка массового сознания. И объектом обработки становится не Донбасс. Им становится непризнанная ПМР.

Это может означать лишь одно – идет обработка массового сознания. И объектом обработки становится не Донбасс. Им становится непризнанная ПМР. И если посмотреть на события в Кишиневе, вдруг проявившем дипломатическую активность в этом вопросе – картина окажется еще более удручающей. Да, в Молдове есть пророссийский президент Игорь Додон, однако оппозиционный ему парламент в сговоре с конституционным судом уже дважды вытерли ноги о главу государства, продавливая нужные решения. Его просто временно отстраняют от власти, и подпись вместо президента ставит спикер парламента. И первое из таких решений – назначение министра обороны.

Зачем эта авантюра украинской власти? Да затем, чтобы выжить. Ибо власти, держащейся на войне – а политика нынешней власти такова, что в иные времена ее бы попросту смели, – рано или поздно приходится расширять географию военных действий. Старая война приедается и вылезает старый добрый вопрос о коррупции, от решения которого плавятся мозги даже у самого совершенного робота-оракула.

Мирослав Буряк

542 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email