Какие ассоциации возникают у любого человека с понятием «британская демократия»? Наверняка она вызывает образ самой старой и развитой в мире. Однако новости, приходящие из Великой Британии последнее время, меняют ассоциативный ряд. Удивление, непонимание – как они так могли? Сначала был Брексит. Теперь вот парламентские выборы. Во время Брексита англичане предали Европу. А теперь выбрали в парламент коммунистов. Что дальше? Причем и в случае референдума по выходу из Евросоюза, и в случае объявления досрочных парламентских выборов инициаторами выступали консерваторы. Здесь нужна поправочка: сегодняшние британские консерваторы — представители демократических сил, а лейбористы, руководство над которыми захватили коммунисты, сегодня стали консерваторами. Такая вот демократическая метаморфоза на британском острове.

Вчерашние английские выборы дали лейбористам почти три десятка дополнительных мест в парламенте, а консерваторы больше десятка парламентских кресел потеряли. За этой сухой статистикой стоит чуть ли не переворот всей британской власти со всеми вытекающими в мировую политику последствиями. Но главное — это полное непонимание мировой общественности, что же будет с Великобританией дальше. Ни у лейбористов, ни у консерваторов в результате выборов не оказалось большинства. Дабы оседлать парламент и сформировать правительство необходимо 326 мест. Консерваторы получили 316 мест, лейбористы – 261. Есть еще Шотландская национальная партия с 35-ю и Либеральные демократы с 12-ю местами. И Шотландская национальная партия, и Либеральные демократы идеологически люди левых взглядов, то есть они ближе к лейбористам. В британской демократии, однако, это не означает, что они не готовы будут заключить политический альянс с консерваторами ради получения пары министерских портфелей. Создание такой коалиции — единственный выход из парламентского тупика. Но все в этой жизни имеет свою цену. Альянс правых консерваторов и левых шотландских националистов скорее мезальянс, чем путь в светлое британское будущее. Шотландские коммунисты, придя к власти, займутся национализмом и социализмом в стане консервативных капиталистов, чем окончательно превратят британский крейсер в «Титаник». Либеральные демократы тоже не спасут Англию. Их мандатов хватит, чтобы сформировать большинство, хоть и крошечное. Да, они не будут заниматься шотландским национализмом, но их крен влево значительно больше.

В то время, как консерваторы в самые сжатые сроки вынуждены найти нового лидера, третьего за последний год, у левых сил появился могучий вожак по имени Корбин.

Но на этом британское горе не заканчивается. Пожалуй, еще большей неприятностью, нежели подвешенная в воздухе демократия, является восхождение на политический олимп Джереми Корбина, отпетого коммуниста. Помните такого политика Дэвида Кэмерона — он еще недавно занимал пост премьер-министра страны. Сегодня о нем уже никто не помнит. Так вот, та же судьба в самое ближайшее время ожидает и сегодняшнего премьера Терезу Мэй. В то время, как консерваторы в самые сжатые сроки вынуждены найти нового лидера, третьего за последний год, у левых сил появился могучий вожак по имени Корбин. Вот это действительно неприятность. У консерваторов лидерский кризис, а у их противников, лейбористов, полная победа. И не надо недооценивать силу левых идей в Британии. Лейбористы правили в государстве на протяжении 31 года из 72 лет с момента окончания Второй мировой войны. В остальное время лейбористы являлись официальной оппозицией. А вообще надо помнить, что именно Лондон с момента появления марксизма был центром мирового рабочего движения. Немецкие ученые Карл Маркс и Фридрих Энгельс жили и написали здесь большую часть своих трудов. Но это было только началом. По мере того, как сжималось в мире кольцо реакции, особенно после Первой мировой войны, в Лондон стекался цвет левой мысли человечества, потому как в Англии, на острове, их не могли достать враги.

Джереми Корбин без всякого сомнения является крупнейшим деятелем крайне левых политических сил на европейском континенте. Аналогичная по масштабу социалистическая фигура имеется сегодня только в Соединенных Штатах Америки. Речь о Берни Сандерсе, главном сопернике Хилари Клинтон на праймериз Демократической партии. То, что крайне левые идеи достигли столь высокого уровня популярности в двух крупнейших демократиях Западного мира, только подчеркивает насколько хрупким стал современный политический мир. О всплеске крайне правых идей говорить мы не будем — это уже свершившийся и всем известный факт. Теперь нам только остается наблюдать за жестоким столкновением двух мировоззрений на политических полях Европы и остального человечества. Вернемся, однако, к делам британским. Столь резкий взлет Корбина на фоне полного крушения Мэй и отсутствие нового, достойного лидера в лагере консерваторов коренным образом ломает общественное равновесие в Англии. Консервативная партия проиграла выборы и лишилась лидера, в то время как их левый соперник значительно окреп.

Брексит расколол английское общество пополам. Теперь же расколотое английское общество треснуло по другому шву – между левыми и правыми.

Такие политические страсти были бы еще ничего, но ирония британского положения в том, что через неделю у них начинаются самые сложные в европейской истории переговоры о выходе из Европейского Союза. Как Лондон собирается начать такие переговоры, если в государстве нет правительства, неясно. Нет в стране и понимания, чего в действительности хочет народ. Если, к примеру, консерваторы будут составлять коалицию с Шотландской национальной партией, то народ захочет остаться в Европейском Союзе, ведь этого категорически требуют шотландские националисты. То есть весь Брексит надо будет заново переигрывать, а как это сделать после референдума, никто не имеет понятия. А время идет. Брюссель не ждет. Экономика дрожит. Люди уже совсем ничего в таком хаосе не понимают. Иными словами, самая старая демократия человечества превратилась в хаос, творит, что хочет, не обращая на человеческие чаяния никакого внимания. Брексит расколол английское общество пополам. Теперь же расколотое английское общество треснуло по другому шву – между левыми и правыми. Кому нужен был еще один раскол? Досрочные выборы инициировали консерваторы и премьер-министр Тереза Мэй лично. Они были уверены, что победят и таким образом смогут консолидировать свою политическую позицию, но промахнулись. Такой грубый промах указывает на полное непонимание народа. Причем уже второе за последний год. Ведь референдум по выходу из Европейского Союза инициировал премьер-министр Кэмерон, который был уверен, что народ проголосует так, как он думает. Господин Кэмерон не знает англичан — они проголосовали против и похоронили его самого как политического деятеля. Не прошло и года, как такое же политическое самоубийство совершил еще один премьер-министр от консерваторов. Они настолько не чувствуют ситуацию, что проводят фатальные демарши с пугающей частотой в столь сложный для страны момент.

Все это происки демократии. Она стала слишком сложной и абсолютно неуправляемой, а все потому, что люди стали слишком грамотными. У всех есть интернет и беспрепятственное социальное общение. Информационная паутина опутала общество, которое все еще руководствуется демократией, придуманной в Лондоне в 19 веке. Похоже, эта демократия в таком сложном обществе больше не работает. Надо искать новые идеи и очень быстро, пока ничего в человеческом мироустройстве не взорвалось.

Вадим Глушаков

103 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email