Ноам Хомский: Если вернуться вспять на два-три века… В XVII столетии Китай с Индией были ведущими мировыми центрами торговли и промышленности. Англия получала из Индии сталеплавильные технологии для собственного промышленного — текстильного, судостроительного и прочего — развития.

Дело доходило до того, что даже… Скажем, в годы наполеоновских войн, когда англичанам сплошь и рядом приходилось поистине туго — даже тогда парламент запретил покупку индийских кораблей, которые были намного лучше английских. Парламент защищал таким образом британское судостроение. А потом, в колониальную эпоху, все это, разумеется, переменилось…

Ныне Китай понемногу возвращает себе исконную роль Срединного Царства, которому все прочие платили дань. Во многих отношениях это дело тревожное и грозное, но имеет и положительные последствия. Станет ли Китай… Видите ли, издается книга за книгой — уже десятилетия подряд… Недавно вот вышел сборник — в нем Гидеон Рахман (Gideon Rachman) и другие рассуждают об «азиатском веке». Дескать, средоточие могущества смещается снова: сперва из Европы в Соединенные Штаты, а сегодня — через Тихий океан в Азию.

Не думаю, будто есть поводы считать Китай обладателем исполинской экономики и покупательной способности, примерно сопоставимым по этой части с Соединенными Штатами. Китай — очень бедная страна. Поглядите на индекс человеческого развития, публикуемый ООН. Китай находится, по-моему, на 90-м месте, а Индия, кажется, на 130-м. И они прочно завязли на своих местах. У них уйма огромных незадач, которых у нас нет. Прибавьте сюда экологические невзгоды. Здесь… у них нет богатых сельскохозяйственных угодий, как у нас, и даже то, что есть, постепенно уничтожается. Китай предпринимает разумные шаги к… к предотвращению природной катастрофы. Изумляет, что сегодня весь мир глядит на Китай, как на спасителя номер один, — а Соединенные Штаты катятся назад.

Поразительный факт! Китай вполне успешно действует, — но у Китая забот полон рот, и пройдет немалое время, прежде чем Китай уподобится западным державам — богатым и избалованным. И все же могущество Соединенных Штатов неуклонно убывает. Есть… есть расхожая фраза «упадок Америки» — все вы ее слыхали: обычное… обычное, знаете ли, причитание. Раскройте хотя бы журнал «Международная политика» ((Foreign Affairs)… Года примерно два назад на обложке красовался вопрос: «Неужели Америке настал конец?» (“Is America over?”) — или какой-то подобный заголовок.

Все это — простое нагнетание страха. Американское могущество катится под гору лишь по сравнению с той мощью, которую мы приобрели после Второй Мировой войны. Обернитесь назад, вспомните, как было дело. Вторая Мировая война оказалась для американской экономики сущим благодеянием. США не слишком-то пострадали от военных бедствий, — а экономика и промышленность всех прочих государств лежали в руинах, иногда целиком и полностью. Американское индустриальное производство учетверилось, вывело страну из экономического спада. Неоспоримый факт: у США имелись большие технологические резервы и другие возможности, обусловившие великий хозяйственный взлет в послевоенные годы.

США располагали… Статистика в ту эпоху была не шибко хороша, но все же, многие считают: США обладали примерно половиной мирового богатства — это, конечно, преувеличение, однако не очень большое.

И все это неминуемо покатилось под гору — и проворно покатилось, ибо не могло продлиться. Первым признаком упадка стал Китай. В 1949-м грянуло событие, именуемое в новейшей истории США «утратой Китая». Чрезвычайно многозначительная фраза — настолько, что нынче от нее открещиваются и не любят цитировать, поскольку смысл ее нестерпимо смехотворен. А вот прежде так и говорили: «утрата Китая» — Китай нам принадлежал, а мы взяли да утратили его… Таков буквальный смысл этих слов.

Китай стал независим, и американские историки разразились потоком вопросов, сводившихся к одному: по чьей вине утрачен Китай? Вся политика маккартизма питалась такими вопросами. Они звучали и в 1960-е годы, когда Джон Фитцджеральд Кеннеди, развязавший и подогревавший вьетнамскую войну, повторял: не желаю прослыть человеком, утратившим Индокитай! Можно подумать, мы владели Индокитаем…

Все это покатилось под гору. Американской мощи нанесли ощутимый удар. Тем не менее, США остаются самой могущественной среди мировых держав. Возьмите… взгляните на США 1970-х годов, когда международная экономика стала тем, что зачастую зовется «трехполюсной» экономикой. Три главных средоточия: в Северной Америке — Соединенные Штаты, в Европе — главным образом Германия, в Восточной Азии — главным образом Япония, «азиатский тигр». А теперь к Японии прибавляется развивающийся Китай — и Северо-Восточная Азия, уже без того бывшая исключительно динамической промышленной областью, крепнет еще больше.

Но многое из перечисленного — лишь производные величины… производные. Китай — лишь необъятный сборочный цех. Возьмите, к примеру, свой компьютерный планшщет (iPad). Разрабатывает его “Apple”, крупнейшая всемирная корпорация, а производство отдается на откуп тайваньской фирме “Foxconn” и прочим дочерним компаниям — тоже тайваньским, крупным тайваньским компаниям, нанимающим дешевую рабочую силу в Китае, где ведется сборка изделий.

Поглядите на распределение прибыли, приносимой компьютерными планшетами. Китай получает очень малую долю, “Foxconn” получает побольше, а уж “Apple” забирает себе долю поистине львиную. Вот почему “Apple” и считается богатейшей корпорацией в мире. А уж налоги они платить не стремятся — и не платят: именно ради этого и открываются офисы в Ирландии и в иных подобных странах. Вот вам и… Вот вам и факт: Китай, несомненно, развивается. Факт весьма значительный… И уменьшение всемирной нищеты наступило уже на памяти самого молодого из ныне здравствующих поколений благодаря тому же Китаю — столь же значительный факт. Но увы, у Китая забот полон рот…

17 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email