Угроза термоядерной войны… Сейчас она возникает, главным образом, прямо возле… возле российских рубежей.

Заметьте, российских рубежей — не мексиканских. И в этом сказывается вся степень всемирной американской мощи.

Отчего же обе стороны пускаются на провокации? Оттого, что на свете есть Германия — в сущности, борьба идет по германскому поводу, наиглавнейший вопрос касается именно Германии. Оглянитесь на 1991 год, на закат советской империи. Шли споры: а как же будет переустроен миропорядок после развала СССР?

Имелись два взгляда. Горбачев, глава советского государства, предлагал создать общую систему безопасности для всей Евразии: никаких военных блоков — лишь плодотворное сотрудничество и единение. К этому стремилась одна сторона.

Другая же сторона — американский президент Джордж Буш и его государственный секретарь Джеймс Бейкер… Их взгляд оказался иным: Россия, русская система, должна рассыпаться. НАТО же станет расширяться и распространяться. И опять во главе угла очутилась Германия.

Для России германский вопрос очень существен. Германия уже дважды чуть не уничтожила Россию в течение минувшего столетия — и это не считая прочих разрушительных вторжений из Западной Европы. Дальнейшая судьба Германии входила в перечень весьма важных забот.

Горбачев согласился позволить Германии объединиться с остальным Западом, даже войти в состав блока НАТО — враждебного военного союза. Это было огромной уступкой. Но ведь имелся еще и уговор — честный, как предполагалось! — в согласии с которым блок НАТО обязывался ни на шаг не двигаться в сторону Востока.

Именно такими словами всё определялось, а честный уговор распространялся и на Восточную Германию. Однако блок НАТО немедля вполз на восточногерманские земли. А когда Горбачев начал протестовать, американцы указали ему, причем вполне верно: письменного договора не было, имелся лишь устный, значащий не больше простого рукопожатия. И если вы сдуру поверили нашему честному слову — пеняйте на себя.

Итак, блок НАТО проник в Восточную Германию. Потом… в последующие годы, уже при Клинтоне, блок НАТО проник и в бывшую советскую империю — добрался до самых российских рубежей. А в 2008-м, и затем опять, в 2013-м, при Обаме, взялся заманивать в свой состав Украину.

Посмотрите на карту, оглянитесь на историю. С точки зрения геополитической, Украина располагается в самом сердце важнейших для России областей. И здесь я еще не учитываю долгой исторической общности и многого прочего. Предлагать Украине членство в НАТО значило весьма серьезно грозить России. Это западные аналитики понимали хорошо.

Американский президент Барак Обама разместил в Румынии… мягко назовем это системой противоракетной обороны. Причем во всеуслышание твердил: мы, дескать, обороняем Европу от иранских ракет! — несуществующих… Кто хочет, пускай верит ему. Кто хочет, пускай верит любым детским сказкам. Разумеется, ракеты нацелены прямиком на Россию — тут ни малейших сомнений.

Мало того, стратегические аналитики обеих сторон понимают: пресловутая «противоракетная оборона» — миф: здесь оружие чисто наступательное, ибо никакая «противоракетная оборона» не способна предотвратить первого удара. Однако она способна к ответному удару, а стало быть, служит началом сдерживающим; но при этом остается оружием наступательным и донельзя провокационным.

Вот русские и наращивают в ответ собственную военную мощь: войска модернизируются, разрабатываются новые ракетные системы, появляются атомные подводные лодки с ядерным оружием на борту и так далее. Русские ощущают непрерывную угрозу возле родных рубежей. Ревущие реактивные самолеты обеих сторон буквально гоняются друг за другом, неприятности множатся, — а это чревато неожиданным взрывом.

И средоточием забот остается Германия. Германия могла бы сыграть ведущую роль в ослаблении сегодняшней напряженности. Именно к этому призывают некоторые германские политические руководители. Возможно выбирать, выбор имеется; слово за германским народом: хотим ли мы всепоглощающей термоядерной войны? Хотим ли мы уничтожить целый мир?

Решать лишь самому народу.

Ноам Хомский

Ноам Хомский — американский лингвист, публицист, философ Ноам Хомский считается одним из наиболее влиятельных из ныне живущих интеллектуалов. Ярый и последовательный критик политической тирании, анархист Хомский анализирует роль государства от его истоков до современности и обозначает векторы его будущего развития. Он считает одинаково регрессивными идеологии государственного социализма и государственного капитализма, а государство будущего связывает с развитием либертарианства как логического продолжения идей классического либерализма

Print Friendly, PDF & Email