Польша — страна непростая. Этому послужили как геополитические, так и исторические причины. В конце Средневековья поляки правили во всей Восточной и Центральной Европе, а их могуществу могли бросить вызов разве что проживающие на западе французы и шведы на севере. Но затем последовала целая череда военных и политических неудач, что привело к печальному концу польской истории в 18 веке. Национальных трагедий такого масштаба в те времена больше не было. Это все равно, что Францию захватили и поделили бы между собой Англия, Испания и Германия. Естественно, порабощенные французы столетиями жили бы в надежде поднять восстание и сбросить вражеское иго. Поляки, кстати, за время своей неволи поднимали не одно восстание, но каждый раз были жестоко подавлены узурпаторами. Что интересно, восстания всегда происходили в той части, которая находилась под Российской империей, в то время как прусские и австрийские владения жили все эти годы относительно спокойно. То есть весь период неволи главными врагами поляков были русские. Можно, конечно, все списать на то, что России принадлежала большая часть бывшей Польши, но, скорее, дело было в экономической отсталости и политической жесткости Российской империи. Жить в Австрии или Пруссии тогда было выгоднее и легче.

Польша в границах с 1921 по 1939 годы достигла апогея своего величия в современной истории.

После окончания Первой мировой войны, в 1918 году, у Польши появился исторический шанс обрести свободу и независимость. Поляки бросили на алтарь своей свободы все силы. С 1918 по 1921 год новый лидер нации Юзеф Пилсудский семь раз затевал войну с соседями, дабы построить новую великую Польшу. Воевали с немцами, литовцами, украинцами, белорусами и с советскими. Всех победили. У литовцев отобрали Виленский край, у немцев отбили Силезию, туда же ушли Западная Украина и Западная Белоруссия. Польша в границах с 1921 по 1939 годы достигла апогея своего величия в современной истории. Это была самая крупная страна Восточной и Центральной Европы, у которой имелась большая, хорошо вооруженная и обученная армия. В 30-х годах прошлого века польская армия действительно была второй в Европе по численности после французской — если не считать СССР, конечно, но его в Европе все равно никак не воспринимали. Варшава создавала вокруг себя различные военные и политические союзы, играя в Европе немалую роль. Польша возглавляла «Санитарный кордон» на границах СССР, подключая Румынию и прибалтийские республики, за что получала серьезную военную помощь и поддержку от Англии и Франции. Позднее Варшава стала серьезным противовесом на восточном фланге в отношениях англо-французских союзников с гитлеровской Германией.

Однако первый этап современной истории Польши закончился еще печальнее, чем раздел в конце 18 века. В 1939 году страну буквально разорвали на куски. В этот раз количество человеческих жертв исчислялось миллионами. Ничего подобного не было даже в самые мрачные часы Средневековья. Ситуация с врагами и союзниками в годы войны оказалась настолько сложной, что разобраться до конца, кто, где и когда был прав или виноват, историки не могут по сей день. Английские и французские союзники в сентябре 39-го Польшу предали. Немцы – единственные, с которыми вроде бы все понятно – оказались варварами. По русскому вопросу спорить будут еще много лет – выяснять насчет 39-го года, Варшавского восстания в 44-м, освобождения в 45-м, которое обошлось стране в сорок с лишним лет коммунизма. А еще есть украинский и литовский вопросы — ведь боевые действия между польскими, украинскими и литовскими националистами на Волыни и в Виленском крае были крайне жестокими.

Современная Польша политически была создана после развала коммунизма в Советском Союзе, но границы ее были проведены в 1945 году в результате сложнейших договоренностей между Западом и СССР. Все, добытое Варшавой на востоке в войнах 1918-1921 гг., ушло обратно в Литву, Украину и Белоруссию. Компенсацией стали немецкие земли на севере и на западе. Большие куски Восточной Пруссии и восточной части Германии были присоединены к территории новой Польши. До прошлого года трагическая история польского народа играла в политической жизни страны и на европейской политической сцене незначительную роль. Однако все изменилось в одночасье, когда к неограниченной власти в Польше пришла партия ультранационалистов. Сегодня правительство Качиньского можно смело считать самым националистическим в Европе. История нации и наведение исторической справедливости, то бишь выяснение всех отношений с прошлыми обидчиками, для правительства господина Качиньского первостепенная задача. Новая Варшава самым решительным образом сменила политическую повестку дня, как внутри страны, так и за ее рубежами. Но главное заключается в том, что Варшава, похоже, приняла решение вернуть себе былое геополитическое величие. И для этого у нее немало оснований. Во-первых, обстановка в Европе накалилась не на шутку. Это, конечно, не 1939 год, но ситуация крайне серьезная. Географически, как и в 1939 году, Польша оказалась в том самом месте, где проходит передовой край конфликта между Западом и Россией. Кроме Польши, на этой линии находится немало стран. Это, в первую очередь, конечно, Украина, а также вся Прибалтика, в меньшей степени Молдавия, Румыния и даже Болгария. Но именно Польша является самой большой и, главное, самой решительной из них.

Президент США Дональд Трамп ведет сложнейшую игру против франко-германской оси в Европе и в качестве противовеса решил использовать Польшу, которая тут же подсуетилась, создав целый альянс бедных восточно-европейских стран с множеством претензий к Берлину.

Варшава решила воспользоваться сложным геополитическим моментом, дабы воссоздать былое величие, которое всегда можно трансформировать в экономические дивиденды. Польша намерилась объединить вокруг себя восточноевропейских соседей, живущих в политическом и экономическом страхе, дабы вместе отстаивать свои права перед сильными мира сего, которые хищно рыщут по Европе в поисках пищи. Одиннадцать государств дали согласие на участие в саммите инициативы «Трех морей», прошедшем в Варшаве за день до саммита G-20 в немецком Гамбурге. Господин Качиньский, вероятно, чувствовал себя в те дни Черчиллем, потому как еще ни одному политическому деятелю современности не удавался такой дипломатический подвиг. Для достижения таких ошеломляющих результатов нужна была помощь, а скорее, совпадение интересов важнейших игроков. Остальные в таком случае присоединились бы, увидев серьезную геополитическую перспективу.  Такая помощь и даже совпадение интересов пришли из Соединенных Штатов. Президент США Дональд Трамп ведет сложнейшую игру против франко-германской оси в Европе и в качестве противовеса решил использовать Польшу, которая тут же подсуетилась, создав целый альянс бедных восточно-европейских стран с множеством претензий к Берлину. Этот же альянс можно использовать и на Восточном фронте против Российской Федерации, так что в действительности такой союз с геополитической точки зрения является бесценным активом.

Господин Качиньский и ряд его единомышленников смогли очень своевременно сориентироваться в европейской геополитике. Созданный ими альянс может оказать большое влияние на ход событий в Европе, а, значит, окажется востребованным. Очевидно, активное участие в создании нового объединения принял ближайший союзник господина Качиньского — президент Венгрии Виктор Орбан. Также крайне важным стало вхождение в новый ситуативный союз Хорватии, что и дало возможность назвать собрание в Варшаве саммитом «Трех морей». В 30-х годах прошлого века Юзеф Пилсудский мечтал о создании альянса под названием «Междуморье», куда вошли бы страны Прибалтики, Польша и Румыния. Тогда мечта не воплотилась. Сегодня же господину Качиньскому удалось продвинуться значительно дальше в осуществлении идей легендарного создателя независимой Польши.

Вадим Глушаков

Print Friendly, PDF & Email