Барак Обама (в записи): «Американская экономика не просто улучшилась по сравнению с тем, какой была восемь лет назад. Она стала наисильнейшей, наиболее жизнеспособной экономикой в мире…»

Ведущий: На этой неделе Президент Обама выступил в Элкхарте, штат Индиана. Впрочем, его утверждения и доводы слегка пошатнулись после того, как в пятницу был опубликован отчет о текущем количестве рабочих мест. Выясняется: в мае месяце компании набрали меньше новых рабочих, чем за любой месяц в течение пяти последних лет. Места получили всего 38 000 людей.

К 2010 году уровень безработицы снизился на 10% и ныне составляет 4,7%/ Однако есть иная, отнюдь не столь приятная, тенденция: если в 1995 году средний семейный доход равнялся 52 600 долларам, то двадцать лет спустя он возрос лишь на 2%.

Двухпроцентный рост за двадцать лет… Намерен ли следующий президент принимать надлежащие меры и выправлять положение дел? Каково состояние американской экономики сегодня?

В нашей студии присутствуют Пол Кругман, лауреат Нобелевской премии, обозреватель ежедневной газеты «Нью-Йорк Таймс», профессор экономики в Нью-Йоркском Городском Университете (City University of New York) и Гровер Гленн Норквист (Grover Glenn Norquist), уже долгое время состоящий председателем общества Американских Сторонников Налоговой Реформы (Americans for Tax Reform).

Пол, давайте начнем с отчета о текущем количестве рабочих мест, опубликованного в пятницу. Не идет ли он вразрез президентским речам касаемо того, насколько окрепла наша экономика за последние годы?

Пол Кругман: Чисто случайно у меня под рукой имеется диаграмма, составленная сегодня утром. Она заставит вас поглядеть на вещи несколько шире… Вот число рабочих мест в частном секторе – при Обаме и его предшественнике. А упомянутому отчету соответствует вот эта черточка внизу, вот здесь – линия становится несколько пологой… Стало быть, не все потеряно, и дело с рабочими местами обстоит отнюдь не плохо.

К сожалению, выдался неудачный месяц… а иначе количество занятых рабочих мест было бы вдвое больше зарегистрированного.

Ведущий: Но и так выходит свыше 35 000…

Пол Кругман: И все же нет сомнений: число рабочих мест растет все медленнее, экономика развивается все медленнее. Бывает… И этому нельзя дать определенных объяснений… Встает вопрос: а если экономика начнет развиваться еще медленнее – что нам делать? Отвечаю: мы отлично знаем, чтó нужно делать. Здесь имеется политическая загвоздка. Другой вопрос: а возьмется ли следующий президент… Э-э, следующий президент уже, по сути, определен, это Дональд Трамп. Вероятно, состоятся беседы с Мексикой и Китаем – организованные через социальный сайт Twitter…

Ведущий: Но каков же будет общий план, позволяющий повернуть экономику в лучшую сторону?

Гровер Норквист: Вот вам пример того, куда мы катимся. Численность работающих за последний месяц уменьшилась на 660 000 человек – из них уволены были только 30 000, а целых 627 тысяч просто заявили: «Мы уходим и больше не нуждаемся в работе». Беда, среди прочего, в том, что экономическое выздоровление при Обаме идет черепашьими темпами.

При хозяйственном выздоровлении, согласно Рейгану, – длилось оно от конца экономического спада и по недавнее время – экономика росла на 4% ежегодно. А при Обаме – в среднем на 2% в год.

Если бы количество рабочих мест увеличивалось «по Рейгану», сегодня было бы на 14,7 миллиона работающих американцев больше. Вот почему растет недовольство народное, вот почему люди поддерживают Трампа, вот почему люди поддерживают Берни Сандерса. Люди ворчат, ибо экономика безнадежно буксует.

Нерадостные новости. А ведь еще добрых четырнадцать с половиной миллионов человек могли бы иметь заработок! Матушки, батюшки, сестрицы, братики – все были бы при деле. Но работы для них нет.

Ведущий: И что же Трампу делать, как исправить положение?

Пол Кругман: Требуются две вещи. Мне, кстати, очень по вкусу налоговый план, предлагаемый Трампом. Он говорит: перво-наперво снизим налоги на коммерческую деятельность и предпринимательство – для корпораций, для независимых подрядчиков, для кого угодно – до 15%. Довольно безумных налогов, равных 35%, превышающих среднеевропейские на 10% и более дурацких, чем существующие во Франции. Нам таких налогов на коммерцию и предпринимательство не требуется. Ставка, равная 15% – чрезвычайно полезный шаг в нужную сторону, и здесь Дональд Трамп выиграл у Хиллари Клинтон, сулившей целых шесть основных налогов, из коих три вылились бы в сумму, составляющую два триллиона долларов.

Пол Кругман: Знаете, просто унизительно до сих пор оборачиваться и ссылаться на Рональда Рейгана. Был у нас президент-республиканец перед Обамой. Он урéзал налоги, чтобы подчинить и обуздать Конгресс. И, между прочим, добился в экономической политике всего, чего желал добиться…

(Вмешивается Гровер Норквист, какое-то время он и Пола Кругман говорят одновременно, споря о политике и действиях Рональда Рейгана).

Пол Кругман: Да, признаю: нынешнее хозяйственное выздоровление разочаровывает и меня – в основном, оттого, что мы невероятно урезали занятость в государственном секторе и государственные расходы. Обама не занимался ими, как следовало. А вперед следует продвигаться не путем снижения налогов на богатство – это было бесполезно в Канзасе, такие меры никогда себя не оправдывают. На деле нам необходимо строить обширную инфраструктуру – совершенно оправданная мера, учитывая и чрезвычайно низкие затраты по заимствованиям, и то, что инфраструктура нам весьма нужна, и то, что будут во множестве создаваться новые рабочие места. Но от республиканской палаты представителей в Конгрессе такого не дождешься…

(Все трое собеседников начинают говорить одновременно).

Ведущий: Встает вопрос: а чем и как за это платить?

(Все трое продолжают говорить одновременно).

Гровер Норквист: Главный довод – нужда в экономическом росте. Но мы уже вышвырнули на экономический рост 800 млрд. долларов – якобы это поможет создавать рабочие места! – и никаких обещанных рабочих мест не увидели. Экономика по-прежнему буксует, а долга накопилось немеряно.

Восемьсот миллиардов истратили на стимулирование экономики – на политику негодную и вообще неспособную быть годной, поскольку она стремится только к хозяйственному росту. Оглянитесь на отдельные штаты: оглянитесь на Техас, оглянитесь на Флориду, на Северную Каролину – там везде снижают налоги, там везде урезают расходы. Весь Канзас оторопел, когда Верховный Суд США начал предписывать ему размеры и цели затрат! Люди начали хныкать: «О, господи, но вы же снижаете налоги, а с ними снижается и пенсия моего дедушки!» А посмотрите на штаты, где налоги высоки. Сравните Иллинойс и Техас. Можете заметить разницу в числе созданных рабочих мест? Ни малейшей…

Пол Кругман: Видите ли, мы прекрасно знаем, как быть и чтó делать. Нам в точности известно, чтó нужно для…

(Гровер Норквист пытается вставить несколько слов).

Пол Кругман: Нам в точности известно, чтó нужно делать. Беда заключается в том, что люди, исповедующие идеологию, излагаемую сейчас Гровером, не дают нам действовать по усмотрению. Эти люди – упорные приверженцы, твердокаменные сторонники своей идеологии, терпевшей крах за крахом и ничего не менявшей. Их не учит горький опыт.

Гровер Норквист: Мы только что сравнивали Рейгана с Обамой – Рейган создал больше рабочих мест, обеспечил больше возможностей!

Пол Кругман: 35 лет назад положение было совершенно иным. Пришел Буш, начал сыпать посулами, не сделал ни крохи из обещанного. Удивительно, просто удивительно, каким ничтожеством оказался в итоге Буш…

Гровер Норквист: Согласен. А еще в последние два года своего правления он значительно расширил расходные статьи – демократы составляли тогдашний бюджет, не республиканцы. И неурядиц, как видите, было и остается вполне довольно. И Буш не был «экономистом-снабженцем», подобным Трампу. Предложенные Трампом действия… Трамп хочет упорядочить контроль над расходами.

Ведущий: Но Трамп не говорил о том, чтобы упорядочить контроль над расходами.

Пол Кругман: Что касается экономической политики, Трамп донельзя непоследователен. То есть, в любой день способен высказаться в пользу чего бы то ни было.

Гровер Норквист (пытается остановить собеседника): Просто вам не по душе его экономическая политика. Экономическая политика Трампа отнюдь вам не по душе.

Пол Круган: Трамп говорил… Говорил, что, пожалуй, повысит налог на богатство – потом объявил, будто снизит его. Невозможно понять, о чем Трамп думает на самом деле – бог весть.

Гровер Норквист: Думается, предложения Трампа здравы и хороши: упразднить налог на наследство и недвижимое имущество, остающееся после умершего, упразднить минимальный альтернативный налог, снизить, наконец, налог коммерцию и предпринимательство до 15%.

При Трампе весьма изрядно выиграют и экономика свободного заработка, и «экономика 2009-го», и экономика совместного потребления, столь ненавистная Хиллари Клинтон, буквально ощерившейся на нее… Клинтон заявила: я прижму к ногтю всех этих независимых подрядчиков! – то есть, по сути, объявлю такие фирмы, как Hubert и B&B вне закона в пределах США.

Хиллари – противница и враг будущего, она противница и враг свободного заработка и совместного потребления. А налоговые планы Трампа облегчат жизнь любому хозяину собственного дела.

Пол Кругман

Пол Кругман — американский экономист и публицист, лауреат Нобелевской премии по экономике (2008)

Print Friendly, PDF & Email