«Быть или не быть» Украине в НАТО – дискуссия на эту тему регулярно возникала на панелях нынешнего 15-го по счёту саммита «Ялтинская стратегическая инициатива YES». Несмотря на высокий статус спикеров, вопрос обсуждался в большей степени в философском ключе. Ни дат, ни планов о вступлении в Альянс не смог назвать никто из присутствовавших на саммите западных и украинских политиков. Однако несколько тезисов о НАТО натолкнули автора этих строк на магистральную мысль – Украина уже, по сути, неформально стала частью Североатлантического Альянса. Тем более что саму организацию по обеспечению безопасности ожидают непростые времена.

По сути, имеем две реальности, которые состоят из трёх составляющих: внутриполитической, геополитической и военной.

Внутриполитическая ситуация относительно вступления Украины в НАТО весьма неоднозначна. Впервые, на 28 году со дня обретения независимости, Президент Украины внёс в парламент законопроект №9037, который предусматривает изменения в Конституции относительно чёткого вектора на вступление в ЕС и НАТО.

В этом контексте интересными выглядят три детали. Во-первых, изменения в Конституцию предполагают отнести к полномочиям Верховной Рады: определение основ внутренней и внешней политики, реализации стратегического курса государства на приобретение полноправного членства Украины в Европейском Союзе и в Организации Североатлантического договора. Президент – гарант реализации этого курса, а Кабмин – обеспечивает его реализацию.

Во-вторых, этим же законопроектом Президент просит ВР отменить в переходных положениях Конституции норму о возможности использования существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных военных формирований на условиях аренды. То есть речь идёт о Черноморском флоте в аннексированном ныне Крыму. Однако такая формулировка документа исключает и появление в будущем других военных баз на территории Украины, что само по себе выглядит абсурдным в случае дальнейшего сотрудничества и подготовки к возможному вступлению нашего государства в НАТО.

В-третьих, Пётр Порошенко, внося законопроект в парламент, не мог не понимать, что изменения в Конституцию – это длительный и очень сложный по своей процедуре процесс. Ни в нынешнем, ни, скорее всего, в следующем созыве Верховной Рады не будет 300 голосов для позитивного решения об интеграции в НАТО. Интересно, что куда менее конфликтный для украинского общества вопрос евроинтеграции идёт в паре с вопросом членства в Альянсе.

Вероятно, что подобные инициативы действующего президента носят предвыборный характер. Таким образом, он пытается мобилизовать свой электорат. А опираться есть на кого: согласно данным социологического опроса, проведённого фондом «Демократические инициативы им. И. Кучерива» и «Киевским международным институтом социологии» в августе 2018 года, среди граждан Украины продолжает преобладать ориентация на вступление в НАТО. Поддерживает вступление в Альянс 41,6% среди опрошенных респондентов. Однако и выросло число тех, кто считает внеблоковость Украины – основой для её дальнейшей стратегии обороноспособности. Так, в ноябре 2015 года внеблоковость поддерживали 23% граждан, в июне 2017 – 31%, а по состоянию на август 2018 таких уже 35,3%.

Интересно, что в ситуации фактической войны с РФ, 6,4% опрошенных считают возможным военный союз с Россией и другими странами СНГ. Ещё 16,3% граждан – ещё не определились в своих позициях.

Таким образом, команда действующего главы государства накануне выборов пытается «застолбить» за собой значительную долю электората, бросая ключевой месседж – «мы закрепим курс на вступления в НАТО в Конституции, а значит от этого уже никуда не деться». Подобная формулировка имеет целью убийство ещё одного условного «зайца» – идеи противников членства в Альянсе о необходимости проведения Всеукраинского референдума по данному вопросу. Ведь если изменения будут внесены в Основной закон без процедуры референдума, тогда формально не к чему придраться, а все призывы оппонентов «услышать мнение народа» – остаются без внимания.

Впрочем, учитывая обстоятельства, в которых оказалась Украина, именно в военном аспекте, полагаться, кроме собственных сил, подкреплённых стремлением будущего вступления в НАТО, нам больше не на кого. И да, сама идея членства в НАТО выглядит больше как некий синдром «фантомной боли», нежели достижимая в обозримом будущем цель.

Впрочем, не всё так плохо: через трастовые фонды НАТО для оборонных потребностей Украины выделяются десятки миллионов долларов ежегодно. Подобное финансирование доступно странам вне блока, которых добровольно финансируют отдельные члены альянса и их союзники. Кроме того, отдельной графой можно выделить финансовую помощь США, заложенную в военный бюджет этого государства. Это означает, что  Украина уже начала двигаться к пресловутым «стандартам НАТО», о которых мечтало украинское войско ещё в начале 2000-х годов. И, скорее всего, этот путь модернизации мы только начали.

В геополитической плоскости ситуация вступления Украины в НАТО выглядит ещё более сложной. Так, законопроект президента Петра Порошенко о внесении изменений в Конституцию заместитель Генерального секретаря НАТО по политическим вопросам и политике безопасности Алехандро Альваргонсалес назвал «внутренним вопросом» Украины. При этом, как бывшие, так и нынешние чиновники из руководства НАТО продолжают настаивать на том, что Украине необходимо соответствовать ещё множеству критериев, чтобы приблизить своё членство в Альянсе.

Похоже, что у наших соседей дела идут куда лучше. Пока украинская армия каждый день противостоит агрессивным планам Кремля, Грузия уже вплотную приблизилась к членству в Альянсе. По крайней мере об этом заявил Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг после встречи с советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном. Подобной уверенности касательно Украины – нет.

Обеспечит ли вступление в НАТО гарантированную безопасность Украине? По мнению большинства украинцев, которые положительно относятся к необходимости стать полноправным членом Альянса, именно этот фактор сможет сдерживать дальнейшие агрессивные планы России. Противники вступления утверждают обратное – членство в НАТО чревато новой эскалацией конфликта Украины с РФ. И, учитывая механизм принятия решений в Альянсе, абсолютно не факт, что другие страны-участницы Альянса захотят втягиваться в это противостояние. Самый главный позитив, который может получить Украина от сотрудничества с НАТО – это модернизация своей армии и усиление её обороноспособности.

То, что НАТО – не панацея от возможных намерений агрессора, недавно продемонстрировало руководство Финляндии. Президент этой страны заявил, что пока не собирается вести её к вступлению в НАТО из-за риска «стать врагом для России». При этом он подчеркнул, что все необходимые финансовые и дипломатические ресурсы для этого есть, а армия Финляндии давно соответствует стандартам армий НАТО. Зная исторические факты противостояния между Россией и Финляндией, можно утверждать, что подобная позиция отнюдь не является проигрышной. Скорее наоборот – Финляндия, имея всё необходимое для обороны своего государства, не даёт ни малейшего повода России для любых провокаций или возможной военной экспансии. Де-факто финны уже являются членами НАТО, однако на официальном уровне заняли равноудалённые позиции и в отношении Альянса, и в отношении России.

Кто-то из читателей возразит, что Финляндия сейчас не имеет активного военного конфликта с РФ, что и определяет её «уравновешенную» позицию. Однако нынешний расклад дел не мешает Украине становиться сильнее и пользоваться поддержкой, не вступая в члены НАТО. Ведь де-факто, мы уже больше 4 лет напрямую противостоим военной агрессии РФ, на что пока что оказалась неспособной ни одна армия стран-членов Альянса. И, скорее всего, в обозримом будущем Украине придётся самостоятельно отвоёвывать своё право быть независимым и суверенным государством, не надеясь на помощь извне.

Александр Радчук

Print Friendly, PDF & Email