Как и большинство разочаровавшихся демократов, я бы предпочел откусить себе язык, чем продолжать спорить об итогах праймериз Демократической партии в 2016-ом году. И всё-таки, те же самые причины, которые привели огромному разрыву в предпочтениях разных возрастных групп избирателей Демпартии между Берни Сандерсом и Хиллари Клинтон никуда не делись. Их влияние сохраняется и даже усиливается.

Миллениалы сталкиваются с огромными экономическими проблемами, превышающими возможности любого другого поколения. Эти проблемы обусловлены, главным образом, долгами и высокой стоимостью жилья. В то время, как старшее поколение так или иначе стало бенефициаром увеличения стоимости акций и цен на жилье, молодежь в своей массе от того же самого пострадала. Рост фондового рынка принёс пользу бэби-бумерам (родились в 1960-е – пер. ) и поколению-Х (дети 1970-х – пер.). Управлявшие их вкладами пенсионные фонды в значительной степени были построены на глобализации, автоматизации и схемах оптимизации зарплат, которые в свою очередь наносили вред молодым работникам. При этом чрезвычайно большой проблемой стали расходы на жилье. Экономика, которая дала старшим поколениям трехзначную выгоду от инвестиций в жилищное строительство, одновременно с этим приводит к тому, что в местах, где находится большинство рабочих мест, молодые люди не могут позволить себе даже аренду, хотя она и гораздо меньше выплат по ипотеке.

Отчасти в попытке перевести стрелки целая строительная индустрия стала обвинять миллениалов в мотовском образе жизни. Оказывается, это из-за пристрастия к латте и авокадо молодые люди оказались неспособны обеспечить себе базовую экономическую безопасность. Однако это ложь. Миллениалы не испорченные транжиры, а жертвы экономики, которая обращается с ними столь жестоко.

Экономисты Федерального резервного банка Сент-Луиса провели в этом месяце исследование, в котором изучалось средняя обеспеченность молодых американцев для каждого поколения. Оказалось, что домохозяйства граждан, родившихся в 1960-е, чувствовали себя несколько лучше, чем у представителей предыдущих поколений в таком же возрасте. Однако уроженцы 1980-х годов находятся в ужасном положении. По состоянию на 2016 год средний чистый капитал тех, кто родился в годы Рейгана, был на 34 процента ниже, чем прогнозировалось ранее. Родившиеся в 1970-х представители поколения Х отставали от прогнозов на 18 процентов.

Почему молодые семьи так сильно отстают от прогнозов? Согласно докладу ФРС, проблема заключается не в том, сколько они зарабатывают, а также не в их подходе к сбережениям. Вопреки распространенному мнению, исследователи пришли к выводу, что миллениалы откладывают деньги по более высоким ставкам, чем беби-бумеры или поколение Х в их возрасте. Вместо этого, проблема сводится к “жилью и долгам». Американцы, родившиеся в 1960-х и 70-х годах, пострадали от спада в жилищном секторе, когда их чистая стоимость упала вместе с ценами на жилье. Но теперь, когда стоимость жилья восстановились, их финансы пошли на поправку. «Семьи, главы которых родились в 1980-х годах, отличаются”, — говорится в докладе. Они со всех сторон обложены студенческими долгами, автозаймами и балансами кредитных карт. При этом менее половины из них имеют собственные дома (имеется в виду, в ипотеке – пер.) и совсем немногие держат активы вроде акций. Это означает, что они пропустили рост цен на активы, который произошёл в последние несколько лет. Возможно, они никогда не смогут накопить достаточное богатство, чтобы соответствовать предыдущим поколениям.

Технически говоря, самое тяжелое долговое бремя лежит на детях 70-х, а не на миллениалах. Но опять же, разница состоит в том, что поколение Х покупало фактические активы, в то время, как миллениалы платят за свои дипломы. Сотрудники ФРС надеются, что, будучи самым образованным поколением, рожденные в 80-х годах, сумеют заработать достаточно, чтобы выкопать себя из финансовой ямы. В противном случае они могут «стать членами потерянного поколения с точки зрения накопления богатства».

Молодежь прекрасно понимает сложное положение, в котором она оказалась. Она видит контраст между собой и опытом своих родителей, а также своих бабушек и дедушек. Это деморализует. Они осознают, что на них висят значительно большие студенческие долги, чем были у их родителей. Они работают больше за меньшую зарплату с учетом инфляции. И при этом они не в состоянии снять квартиру в том же самом городе, в котором их родители, которые, работая на аналогичной работе, 25 лет назад купили дом в 3000 квадратных футов. Концепция накопления становится шуткой. Тратить 50 или более часов в неделю на карьерный рост кажется, скорее, формой эксплуататорского рабства, чем хорошей инвестицией. Когда даже создание семьи кажется экономически недоступным для большинства, понятие сбережений для выхода на пенсию в основном становится несбыточной мечтой. По мере того, как старшие миллениалы приближаются к своим 40 годам, перспектива попытаться вырастить детей, отложить на пенсию, оплатить ипотеку и вносить $2000/месяц за медицинскую страховку становится похожей не на реальную, хоть и сложную, задачу, а на дурацкую шутку.

В этом контексте «терпение» становится грязным ругательством. При этом «Социализм», напротив, выглядит уже не модным словом, а конкретным пенсионным планом. Умы занимает месть плутократам, которые украли будущее у целого поколения. Большинство теоретических соображений в политике отходит на задний план по отношению к простому выживанию. Это помогает объяснить, почему даже на перегруженных расовыми и гендерными обертонами выборах значительное большинство женщин и цветных до 35 лет проголосовали за старого белого социалиста из Вермонта.

Неважно, будет ли Сандерс снова выдвигаться в 2020-м году. Отчаянная ярость целого поколения миллениалов и идущего вслед за ними поколения Z никуда не девается. Демократическая партия должна найти реальные, конкретные пути решения этой проблемы не только на национальном уровне, но и на уровнях  штатов. Это особенно важно сделать с точки зрения жилищной политики. В противном случае нас ожидает буря, подобная той, которая была в 2016-м году после выборов, только намного сильнее.

Дэвид Аткинс  (активист и исследователь, живущий в Санта-Барбаре. Он пишет обзоры для Washington Monthly и возглавляет исследовательскую фирму Pollux Group).

Перевёл Евгений Селяков

Источник

Print Friendly, PDF & Email