Итак, первая после выдворения Михаэла Саакашвили акция за импичмент прошла относительно спокойно. Митингующие не стали организовывать стычек с полицией, ставить палатки на центральной площади и брать штурмом Банковую. И, хотя скептики в соцсетях из-за недостатка экшена объявили акцию провальной, определенно все еще впереди. Массовое движение, нацеленное на захват власти под видом борьбы с коррупцией и олигархией, создано. При этом нет никаких оснований полагать, что оно может рассосаться само собой. Слишком уж много агрессивных людей, полагающих, что их личный вклад в Революцию Достоинства не был оценен по заслугам.

Михаэл Саакашвили, спровоцировавший власть на очередную глупость, одержал новую политическую победу, выставив Порошенко диктатором.

Удивляет и очевидная бездарность контрстратегий власти, все больше напоминающих провокации против самих себя. Так, накануне марша городские власти перегородили Крещатик стендами с портретами погибших в ходе столкновений 2013-2014, а центральные станции метро, при помощи которых потенциальные участники могли добраться в места проведения акций, оказались закрыты. И если контрмеры со стендами еще подаются логическому осмыслению – с ними, по крайней мере, никто не поступит, как с елкой в 2013 году, то создание перебоев в работе метрополитена – мера, от которой отказался даже предшественник Петра Порошенко, сочтя ее самоубийственной. Ибо нет никакого смысла снижать массовость одной отдельно взятой акции посредством повышения общественного недовольства.

Михаэл Саакашвили, спровоцировавший власть на очередную глупость, одержал новую политическую победу, выставив Порошенко диктатором. Предыдущей победой изгнанника стала собственно его депортация. С символической точки зрения депортация Саакашвили оказалась равносильна приговору по делу Юлии Тимошенко, который также не дал моментального результата. Да, Юлии Тимошенко так и не удалось потом захватить власть в стране или хотя бы укрепить положение в отечественной политике, однако отомстить ей удалось в полной мере.

Между тем с Саакашвили все получилось еще хуже. Михаил Николозович даже не в тюрьме — он на Западе. Он получил поддержку в серьезных европейских кругах, о чем свидетельствует его натурализация, состоявшаяся в феноменально короткий срок, и не менее стремительное его трудоустройство в качестве лектора и консультанта по украинскому вопросу.

Во время марша «За будущее» внефракционный депутат и один из лидеров Руха новых сил Юрий Деревянко изложил программу строительства нового общественного движения – комитетов сопротивления олигархии. Под упомянутым сопротивлением в данном случае подразумевается создание организаций на местах, в функции которых войдет, в частности, сбор информации на каждого, цитирую Деревянко, «порошенковского прихлебателя: каждого прокурора, каждого судью, каждого чиновника и коррупционера». Эти списки, продолжил новоиспеченный борец с олигархией, станут основанием для последующих санкций.

По сути, этот молодой и амбициозный политик предложил план по созданию колоссальной машины репрессий, проникающей в каждую щель украинского общества, способной собирать информацию на самом низовом уровне о каждом политическом оппоненте. Такая себе местная версия НСДАП. Закончилось мероприятие ритуальным исполнением песен ОУН-УПА.

Характерно, что сам Деревянко родом с Ивано-Франковщины, а его избрание в мажоритарные депутаты установило своеобразный рекорд – будущему борцу с коррупций и олигархией отдали голоса 67% избирателей. Такой успех невозможен без прямой поддержки со стороны радикального националистического подполья, диктующего повестку респектабельным и публичным правым и ультраправым партии Украины. Тех, кто уже уничтожил популярность Вячеслава Черновола ради взлета Виктора Ющенко, Виктора Ющенко ради Юлии Тимошенко, и Юлии Тимошенко в пользу бунта ультраправых.

На первый взгляд, Рух новых сил и структуры сопротивления олигархии могут показаться очередной пустышкой — публика устала от Саакашвили не меньше, чем от Порошенко. Однако именно для этого Саакашвили и позволил изгнать себя из страны. Он отошел в сторону, открывая путь новым лицам, а заодно и новым технологиям организации масс. Ведь точно также когда-то никто не воспринял всерьез публикацию Мустафы Найема в Фейсбуке – ту, где речь шла о «зонтиках и хорошем настроении».

А это значит, что у государства и президента лично нет и не может быть никаких контрстратегий. Как показал опыт 2014 года, силовики всегда могут быть куплены или запуганы.

Более того, у современного государства нет противоядий для борьбы с сообществами, построенными по принципу социальной сети. Слишком уж тяжеловесна государственная машина, и слишком большой простор для индивидуальных импровизаций оставляют для своих членов эти движения нового типа.

А это значит, что у государства и президента лично нет и не может быть никаких контрстратегий. Как показал опыт 2014 года, силовики всегда могут быть куплены или запуганы. Тем более, если противниками власти оказывается структура, способная действовать на всех уровнях и включать в себя всякого: от прикормленного комитетом бездомного или личного шофера упомянутого силовика и членов его семьи до его непосредственного начальника. Ведь начальников точно также подкупают и запугивают, предлагая деньги, повышения и гарантии безопасности в обмен на участие в провокациях или бездействие.

Владимир Зигун

Print Friendly, PDF & Email