В утреннем эфире радио «Эра-ФМ» депутат от партии «Свобода» орал на ведущую: «Да они же националисты чертовы, эти венгры со своим Йоббиком!» Высокой культурой политического общения партия «Свобода» отличалась редко, но за логикой своих высказываний всегда следила, потому как националисты это, в первую очередь, популисты и, следовательно, говорить должны доходчиво. Железная логика популизма должна быть предельно доступной даже для избирателей «Свободы». Итак, самые отпетые националисты Украины обвиняют в национализме венгров. Причем интонации и коннотации, заложенные «свободовцем» в свой истошный вопль на радио, явно указывали на то, что лично он считает националистов самыми презренными из людей, а в голосе дрожали нотки такого негодования, что еще секунда, и он назвал бы их фашистами. Первая посетившая меня мысль была о том, что страна окончательно сошла с ума, если даже наши националисты уже запутались и не в состоянии следить за речью. У них ведь всего одна мысль на повестке политического дня – нация превыше всего. Ну, скажите, как можно было так запутаться? О чем думал депутат «Свободы» в эфире, когда подчеркивал ментальную и человеческую ущербность венгерских националистов. А сам он тогда кто, а партия его?..

Но ларчик просто открывается. Наши националисты, на самом деле, ненавидят венгерских и прочих коллег по соседству. Ключ к ненависти лежит в слове «соседство». Вот, к примеру, с литовскими националистами или, скажем, с хорватскими «Свобода» лучший друг и настоящий брат, а с венгерскими, польскими и румынскими дело обстоит совсем иначе. Враги они нам теперь, похоже, смертельные. В националистических шахматах царят суровые восточные нравы – враг моего врага, друг моего врага, враг моего друга… и т.д. и т.п. Логика там железная и осечки никогда не дает. Крайне важную роль в националистических поединках играет история, но не как наука, а как инструмент пропаганды — вроде дубины, которой машут неустанно. В этой мифической истории и таится корень зла. Поляки, венгры, румыны – мы со всеми боролись, всех победили, и теперь враги жаждут реванша, но не пройдут. Уже много лет в стране идет война с самым главным из всех врагов, но неожиданно то тут, в Польше, то там, в Венгрии, стал открываться второй фронт для наших националистов. В чем же дело, почему сейчас, и кто на нас нападет следующим?

Венгерский скандал начался на днях из-за реформы образования в Украине и лишения венгерских детей права получать образование на родном языке в Закарпатье.

Венгерский скандал начался на днях из-за реформы образования в Украине и лишения венгерских детей права получать образование на родном языке в Закарпатье. Посла Украины в Венгрии вызвали в МИД, где оскорбляли ее посольское достоинство, а также достоинство нашего государства. Затем венгерское правительство заявило, что оно Украине больше не друг, а враг и все наши международные намерения будет топить изо всех сил. Начнем с перечисления сухих фактов. Этнических венгров в Украине проживает не так уж и много — около 150 тысяч человек. К примеру, молдаван в стране порядка 250 тысяч, но такого шума вокруг них не наблюдается. Все дело в географии и геополитике. Венгры живут на Закарпатье очень компактно, создав там практически то, что называется этническим анклавом. Такая компактность и дала им возможность оставаться венграми на протяжении всего советского времени, а также периода украинской независимости. Для приезжих общение с местным населением всегда становится праздником юмора. Между собой закарпатские венгры общаются на венгерском. А с другими людьми они говорят вроде как по-русски, но от их русского можно умереть со смеху. Закарпатские венгры смотрят венгерское телевидение, что технически несложно, ведь родина начинается где в десяти, где в двадцати километрах. Читают венгерские газеты, книги и венгерский интернет. Делами (контрабандой) занимаются тоже в основном с родиной. Паспорта у всех поголовно венгерские, имеется уйма различных партийных и общественных организаций, в которых СБУ ногу сломит — там везде говорят по-венгерски, а таких разведчиков в наших органах нет. И самое главное, такая близкая Венгрия имеет огромное влияние на закарпатские территории. «Мягкая венгерская власть» в Закарпатье мощна и вездесуща, ведь, опять же, подконтрольная территория компактная, и при большом вложении финансово-политических средств эффект на квадратный километр получается впечатляющий. Смени детям в школе язык обучения, научи их украинской, а не венгерской истории — и через одно поколение венгров в Закарпатье не останется. Местное население останется венграми только по документам, как, к примеру, вышеупомянутые украинские молдаване, ничем не отличающиеся от остальных граждан Украины. Для Великой Венгрии это будет настоящей катастрофой. Будапешт потеряет свой анклав в Закарпатье и авторитет среди правых граждан страны, а таких в Венгрии сегодня большинство. Людей, компактно проживающих в Закарпатье, будь то венгры или украинцы, в геополитический расчет никто не берет – они не больше, чем материал для работы. Есть материал — есть работа, нет материала — найдем.

Венгрия когда-то была империей. Не такой, конечно, большой, как британская, но в составе Австро-Венгрии Будапешт играл вторую роль.  Ведь даже столиц официально у государства было две – Вена и Будапешт. После развала империи большое количество этнических венгров оказалось за пределами новой родины: в Сербии, Хорватии, Румынии, Словакии и в Украине. И по сей день боль от расставания в большой Венгрии не проходит. К тому же, венгров за рубежом часто преследуют, где больше, где меньше. Защита соотечественников за рубежом поставлена в стране на политический конвейер уже давно, а после прихода к власти правых сил стала ключевым пунктом в политической повестке дня. Сведущие украинские политические деятели после будапештского демарша тут же среагировали в меру своей воспитанности и понимания международной этики. Пусть венгры румынам заявления такие делают и защищают своих соотечественников там или, к примеру, в Словакии, — ведь этнических венгров в этих странах проживает намного больше, чем в Украине. Технически наши политики правы. Румыния и Словакия к вмешательству Будапешта в свои внутренние дела относятся гораздо жестче, чем Украина, и с «венгерской мягкой властью» обходятся совсем по-другому. Однако и в словацком, и в румынском случае речь идет о крайне напряженном этническом конфликте, омраченном вековой враждой, множеством жертв и сложнейшими историческими переплетениями. В любом случае, Киев явно не хочет иметь такие же отношения с Будапештом, как Бухарест. Есть в Европе еще одна такая столичная пара – Белград и Загреб, но для Брюсселя даже этого много. Поэтому нам внутри Евросоюза врагов иметь категорически противопоказано.

Будапешт выбрал Украину для главного удара в деле защиты зарубежных соотечественников, поскольку это единственное направление, где Венгрия может победить.

Будапешт выбрал Украину для главного удара в деле защиты зарубежных соотечественников, поскольку это единственное направление, где Венгрия может победить. Киев сегодня настолько слабый противник, что скоро побороть его будет несложно даже Кишиневу. У Будапешта же шансы в такой борьбе намного выше. Праворадикальным правительствам нужны не столько люди, сколько политические успехи, о которых можно доложить избирателям. Жертвами такой политической неприглядности с обеих сторон и стали ранее богом забытые 150 тысяч человек, тихо и спокойно жившие у себя в горах не один век. Но к власти в Будапеште и в Киеве пришли националисты. Теперь номенклатура в столицах выясняет между собой, кто эти люди в горах такие – венгры или украинцы – и торгуют ими, буквально как у Гоголя в «Мертвых душах». Господа националисты, опомнитесь. Двадцать первый век на дворе.

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email