ПОСЛУГИ ПРОФЕСІЙНОГО ДИЗАЙНУ
ДРУК У ПОДАРУНОК
ДО 23 ЛИСТОПАДА
НАПИШІТЬ НАМ

Проф. Джон Мершаймер: Очень рад видеть вас. Десять лет миновало с той поры, когда я впервые приехал в Китай. И эта наша утренняя беседа, и та беседа, что состоится нынче вечером, по сути, будут повторением разговора, состоявшегося десять лет назад. Разумеется, жаль – да ничего не попишешь…

Как приятно возвращаться в Китай! Словно домой возвращаешься – ибо китайские ученые и студенты увлекаются теорией международных отношений больше кого бы то ни было на земле, а вдобавок, они глядят на вещи куда более здраво, нежели остальные-прочие… (Смех в зале).

Китай… Не сыщешь на свете другого такого государства – и, разумеется, даже Соединенным Штатам до него далеко. Здесь я чувствую себя на родной почве – а вот на родной американской почве такого чувства не бывает.

Вероятно, важнейшим вопросом двадцать первого столетия станет вопрос: способен ли Китай возвеличиться мирно и спокойно? Дабы ответить, надобна теория. Отчего надобна теория? Оттого, что мы не имеем фактов, относящихся к будущему – и осмысленно гадать о грядущем дозволяют лишь теоретические построения. Само собой разумеется, я создал собственную теорию… (Смех в зале). И теория моя гласит: мирно и спокойно Китай возвеличиваться не способен.

Доводы мои не имеют ни малейшего касательства к китайской культуре либо нраву китайского народа. Мои доводы вам известны – это соображения структурные. Мои доводы относятся, главным образом, к распределению могущества внутри международной системы.

Главный довод – сейчас я изложу его вкратце, а подробно излагаю в своих работах – сводится к одному: Китай начнет подражать Соединенным Штатам. Утверждаю: на протяжении длительного времени Соединенные Штаты почти неизменно вели себя в согласии с моими теоретическими построениями. Думается, многие из присутствующих помнят: я считаю Соединенные Штаты одной из наиболее безжалостных и беспощадных великих держав, известных новой и новейшей истории. США не щадили усилий, устанавливая свою гегемонию в Западном полушарии, США не щадили усилий, добиваясь того, чтобы не иметь равных соперников на международной политической арене – иными словами, стремясь к тому, чтобы нигде на планете никакое иное государство не могло сделаться региональным гегемоном.

И я убежден: по мере возрастания китайской мощи Китай начнет подражать Соединенным Штатам. В сущности, Китай, так же, как и Соединенные Штаты, всего лишь примется действовать согласно моей теории.

А посему дозвольте очень коротко изложить вам упомянутую теорию, потом сказать несколько слов о Соединенных Штатах, а потом, в оставшееся время – и о Китае. Теория моя гласит: если государство существует в анархической международной системе, в системе, где нет вышестоящей державы-повелительницы – государству невозможно полагаться на добрые намерения прочих стран. Выбора нет: на прочие страны следует смотреть с опаской.

Выбора нет, ибо нет и не может быть уверенности, что прочие державы не вынашивают злобных умыслов.

Мало того. Ежели вам угрожают, нет смысла призывать на помощь державу-повелительницу: ее просто не существует в анархической международной системе – тут вам не строгая иерархия. Высшей власти не существует, нет последней инстанции, способной уладить положение дел. В международной политике нет ночной стражи, блюдущей порядок.

Оттого-то международная система и живет, полагаясь только на самооборону. Матушка моя приговаривала, когда я был малышом: «на Бога надейся, а сам не плошай – береженого и Бог бережет». По сути, согласно этим поговоркам и работает международная политика. «Не плошать» означает в международной политике быть предельно могучим. Ибо если вы предельно могучи, вас никто не отважится задирать.

Нет ни единого американского гражданина, который ложился бы вечером в постель, моля Всевышнего: «Огради нас, Господи, от нападения канадцев, мексиканцев и гватемальцев». США неимоверно могучи – и хорошо быть неимоверно могучим, поскольку, если вы неимоверно могучи, на вас никто не отважится нападать.

Присутствующие в зале китайцы безусловно помнят, каково на протяжении добрых двух столетий приходилось Китаю, покуда он оставался слабым. Над Китаем попросту измывались. Извлеките из этого главный урок: следует приложить старания к тому, чтобы стать намного сильнее всех своих соседей.

Так оно и следует внутри анархической системы – где на все прочие страны приходится смотреть с опаской – следует быть очень-очень сильным. Нужно быть сильным и крепким, как Мохаммед Али, а не таким слабым и хрупким, как я. Нужно быть могучим и грозным – как он.

А что значит – быть могучим и грозным?

Скажем так. Учитывая размеры земного шара – громадного земного шара, по большей части покрытого водой, – затруднительно распространять свое мощное влияние через моря-океаны. Остается только быть гегемоном на своем участке суши. Именно к этому вы и станете стремиться.

Хорошо, превосходно – вы уже стали гегемоном на своем участке суши. Но тут надобно заботиться о том, чтобы не возникало, по выражению, принятому в Пентагоне, равных соперников – то есть, великих держав, господствующих на своих участках суши. А равных соперников не требуется потому, что вам невыгодно, если какая-либо иная страна господствует где-либо еще. Чего доброго, она вздумает ненароком забраться на ваше подворье и побродить по нему…

Большинство американцев вообще не размышляют о том, почему Соединенные Штаты невозбранно бродят по всему белому свету, забираются на любые подворья и вмешиваются в политику всякой иной страны. А почему? Да потому, что в пределах Западного полушария не существует ни малейшей угрозы для государственной безопасности США. Соединенные Штаты безраздельно владеют западным полушарием – и оттого по-хозяйски бродят, где и когда им угодно.

И мы, американцы, отнюдь не желаем, чтобы Китай, в свой черед, мог по-хозяйски бродить, где и когда ему заблагорассудится – ибо, того и гляди, забредет и на наше собственное подворье. А стало быть, вынудим Китай волноваться по поводу прочих великих азиатских держав – пускай увязнет в заботах об Азии, а о Западном полушарии позабудет напрочь.

Привожу наглядный пример. Одна из главных причин, по которым Британия не вмешалась в Гражданскую войну, развязанную США, сводилась к тому, что Британия по уши увязла в великодержавной политике Европейского континента. Британию чрезвычайно тревожила Франция – кстати, как всем присутствующим известно, именно эта тревога и побудила англичан приветствовать объединение Германии, произошедшее между 1864 и 1870 гг.

Англии требовалась могучая Германия – грозящая и французам, и русским. А забредать в западное полушарие, вмешиваться в Гражданскую войну, шедшую на американских землях, британцы не решились: дела европейские связывали их по рукам и ногам.

Буду краток. При анархической международной системе – где на все прочие страны приходится смотреть с опаской, где по-настоящему сильная держава всегда может вынашивать злобные умыслы – нужно запасать побольше сил. Иными словами, государству надобно: во-первых – сделаться региональным гегемоном, а во-вторых – позаботиться о том, чтобы нигде не было равных соперников.

Скажу несколько слов о США – какими они были и остаются. В 1783 году Соединенные Штаты окончательно завоевали независимость от Британии. Тогдашнее государство наше являлось горсткой колоний, тянувшихся вдоль атлантического побережья. Однако на протяжении последующих семидесяти лет Соединенные Штаты расползлись по всему континенту – от берегов Атлантики до берегов тихоокеанских. Мы злодейски перебили несметное число коренных американцев – индейцев – мы отняли у них исконные земли, мы развязали войну против Мексики – и у нее тоже отняли земли, ныне составляющие весь юго-запад США: Техас и Калифорнию. В 1812 году мы вторглись в Канаду – лишь потому, что стремились присоединить ее к США. Единственной причиной, помешавшей Соединенным Штатам захватить и присвоить множество карибских островов, был нерешенный вопрос о рабстве.

По части грабительских завоеваний и захватов, состоявшихся в не столь давние времена, США уверенно дают сто очков вперед любой и всякой великой державе.

Я уже говорил: Соединенные Штаты выступают одной из наиболее безжалостных и беспощадных великих держав, известных новой и новейшей истории. Безусловно, это знают все китайцы, присутствующие в нашем зале, хотя они вежливо помалкивают – из уважения к выступающему.

(Общий смех).

США кровно заинтересованы в том, чтобы не иметь равных соперников. Как вам известно, в течение 20-го столетия у нас было четыре вероятных соперника: имперская Германия, имперская Япония, нацистская Германия и бывший Советский Союз. Соединенные Штаты не пощадили усилий и вышвырнули всех четверых на свалку истории.

Мы неоднократно и недвусмысленно давали понять: равных соперников не потерпим. Опять же: большинству китайцев это отлично известно. Но по нынешним временам о подобных вещах не принято говорить вслух, да еще в порядочном обществе…

Как видите, США вели себя соответственно моей реалистической теории. Теперь же кратко побеседуем о вероятном поведении грядущего – могущественного – Китая. Подчеркиваю: не сегодняшнего Китая, а того, каким он станет лет эдак через двадцать, набравшись гораздо большей мощи. Вопрос: а как поведет себя Китай?

Думаю, примерно так же, как и США. Китайцы постараются господствовать в Азии. А не постараются – будут просто дураками. Служи я в Пекине президентским советником по вопросам государственной безопасности, и спроси меня китайский президент: «Как же упрочить безопасность нашу?» – я сказал бы: «Перед нами две задачи. Первая: стать гораздо могущественней Индии, гораздо могущественней Японии, гораздо могущественней России. Вторая: усилий не щадя, вытолкнуть Америку вон и прочь из пределов Азии – за пределы первой островной цепи, за пределы второй островной цепи».

У нас, американцев, имеется пресловутая доктрина Монро. Вы знаете все о доктрине Монро. В 1823 году президент Джеймс Монро заявил европейцам: «Зпападное полушарие – наше. Сейчас мы еще недостаточно сильны, чтобы вышвырнуть вас вон отсюда, но со временем – вышвырнем. А вышвырнув – назад уже не пустим».

Вот и вся доктрина Монро. Она остается в силе и сегодня. Только почему бы и китайцам не создать собственную «доктрину Монро»? Если мы приходим в бешенство, когда любая держава – европейская или азиатская – наращивает военные силы в Карибском бассейне либо иной области Западного полушария, то с какой, собственно, стати должны китайцы спокойно глядеть на присутствие американского военно-морского флота прямо у китайских побережий? На все эти авианосцы и оперативные центры МТО в пределах Тайваня? Если мы дозволяем себе подобное, то неужто китайцы не вправе огорчаться?

Мы-то сами никому не позволяем проделывать ничего подобного ни в Карибских водах, ни вообще в Западном полушарии. Но… Я был малышом, и частенько слышал от матушки: «Как аукнется, так и откликнется». Создадут китайцы собственную «доктрину Монро» – и постараются вытолкать американцев насколько возможно дальше. Почему? А потому, что мы обитаем в мире анархическом, и китайцам следует смотреть на прочие страны с опаской – и, стало быть, имеет смысл господствовать в своем регионе.

Мало того. Полагаю, по мере своего дальнейшего усиления, Китай захочет забрести в Западное полушарие – и тут уж придет черед огорчаться Соединенным Штатам.

Перехожу к завершающему пункту. Как, по-вашему, отреагируют Соединенные Штаты на китайское усиление? Ответ очень прост. США создадут противовес. Они пойдут на все, дабы сдержать Китай, они пойдут на все, дабы Китай никоим образом не господствовал в Азии. Так же, как они пошли на все, дабы в 1930-х и 1940-х годах Япония никоим образом не господствовала в Азии. Так же, как они пошли на все, дабы имперская Германия, нацистская Германия и Советский Союз никоим образом не господствовали в Европе. Соединенные Штаты не терпят равных соперников.

Вот вам и весь «поворот в азиатскую сторону». Опять же: находящиеся в зале китайцы отлично об этом знают. Чем больше сил наберет Китай, тем больше и больше американских войск будет переправлено в Азию. Вы увидите возникновение коалиции, противовеса, предназначенного к одному: сдержать китайцев. Это уже происходит – и наглядных примеров не перечтешь. Загляните хотя бы в “Google”. Отношения Индии с Японией… Диву даешься, насколько многозначительно развитие тесных отношений меж Индией и Японией. В Азии начинает образовываться коалиция-противовес, и нацеливается эта коалиция-противовес на Китай.

Но я уже говорил ранее: китайцы постараются воспрепятствовать подобным действиям и попробуют установить свое региональное господство. И чем будут они становиться могущественнее – чем будет Китай становиться могущественнее – тем более явным станет китайское противодействие.

Позвольте завершить мою речь кратким замечанием. Все теории международных отношений, включая мою собственную, суть несовершенны. Общеизвестно: теории упрощают действительность. Мы обитаем в невероятно сложном мире – и единственный путь, позволяющий уразуметь, что в нем к чему, прокладывается теориями.

Всякий раз, когда вы разрабатываете очередную теорию, некоторые факторы остаются «лишними винтиками на столе у часовщика» – но случается, что именно такие факторы играют важную роль. И, если такие факторы играют важную роль, ваша теория оказывается неверной.

Мои взгляды подкрепляются исключительно чутьем, шестым чувством. Даже наилучшие теории бывают справедливы процентов на семьдесят пять. Я обычно поясняю студентам: если теория ваша справедлива на 75% – добро пожаловать в святилище научной славы!

Стало быть, не исключено, что мне уже причитается местечко в святилище научной славы (Смех в зале). А если еще не причитается – давайте просто предположим, что да. Предположим, что перед нами – случай непревзойденно точного анализа. И это значит: я неминуемо ошибаюсь процентов на двадцать пять, не меньше.

Будемте же от души надеяться – учитывая все изложенные мною печальные соображения, – что Китай возвеличится мирно и спокойно, являя миру один их тех случаев, когда теория моя опровергается.

Благодарю за внимание.

Джон Мершаймер

Джон Дж. Мершаймер (род. в декабре 1947 года, Бруклин, Нью-Йорк, США) — американский политолог, специалист по международным отношениям, автор теории наступательного реализма и исследования о влиянии израильского лобби в США на внешнюю политику страны

Print Friendly, PDF & Email