После подсчета основных результатов голосования британских избирателей перед политиками, журналистами и иными заинтересованными лицами встал нелегкий вопрос: каким же теперь станет правительство ее величества?

Консерваторы, в расчете на убедительную победу которых Тереза Мэй пошла на досрочные парламентские выборы, располагали в прежнем составе Палаты общин 331 местом из 650, т.е. имели необходимое для принятия решений большинство в 326 голосов плюс еще пять для надежности. Предполагалось солидное увеличение этого резерва. Вместо такого радужного исхода Консервативная партия потеряла 13 мест, оставшись с 318 депутатами.

Такое положение не позволяет им сформировать эффективное правительство, но тем более не могут претендовать на это лейбористы. Они заметно увеличили свое представительство в Палате общин: с 229 до 261 мандата, — но все равно это слишком далеко от большинства в 326 мест. Лидер лейбористов Джереми Корбин значительно повысил личный рейтинг среди избирателей и укрепил свое положение лидера партии (многие, в том числе и внутри партии, предрекали ему поражение и неминуемую отставку), он может считать, что по-своему выиграл эти нелегкие выборы, но стать премьером ему не светит. От коалиции с консерваторами он сразу отказался.

Не избежали сюрприза, и весьма неприятного, и шотландские националисты. Их лидер Н. Стерджен все последние месяцы неутомимо призывала к проведению референдума о выходе из состава Соединенного Королевства, а выборы должны были укрепить ее положение в этом важном для всей Британии вопросе. Как и Терезу Мэй, Н. Стерджен ожидал провал, даже более болезненный: фракция ШНП в Палате общин сократилась в полтора раза: с 54 мест до 35, причем потерянные националистами округа отошли к консерваторам и лейбористам. Иными словами, идею референдума с последующим уходом из единого государства многие и многие шотландцы не поддержали.

Что касается Мэй, то многие англичане, в том числе и видные консерваторы, призывают ее уйти в отставку после проигрыша на выборах и уступить место лидера партии более гибкому и более трезвому политику. Но миссис Мэй не спешит уходить на пенсию (ей сейчас 60 лет). Она намерена создать коалицию с участием Демократической юнионистской партии. ДЮП правит в Северной Ирландии и имеет в парламенте теперь 10 мест. Это самая маленькая фракция в палате, но она в новых условиях может приобрести важнейшее значение: 318 + 10 = 328, т.е. на два места больше, чем минимальное большинство. Такое правительство сможет функционировать — конечно, при условии, что Лондон пойдет навстречу североирландским протестантам и даст им возможность усилить свое влияние в Ольстере. Это чревато осложнениями и в самой Северной Ирландии, и в отношениях с Ирландской Республикой, но у Мэй, похоже, нет другого выбора.

В любом случае, главное состоит в том, что теперь будут ослаблены позиции Англии в целом на переговорах с бывшими партнерами по ЕС в Брюсселе. Не получится отстаивать ту жесткую позицию, которую намерена была продемонстрировать Т. Мэй при условии поддержки ее британскими избирателями.

Print Friendly, PDF & Email