Брюс Бауэр, ScienceNews

Кочевые скотоводы, которые жили в холмистых степях Западной Азии, совершили несколько крупных переселений на восток и на запад около 5000 лет назад.  Это не были обычные сезонные кочевья ради обновленных пастбищ. Эти люди открывали для себя новые горизонты.

В то время технологическая революция поменяла способы путешествия древних скотоводов. Конечно, они не могли зарезервировать гостиницу онлайн. Те, кто составлял план путешествия, не могли рассчитывать на сеть заправок «Степьнефть» с запасами продовольствия и необходимых инструментов. Всё, что у них было, это ручей для водопоя или луг с травой для скота. В то же время впервые за всю историю у этих суровых людей были средства для путешествий — колеса, повозки и лошади.

Можно представить, как начинались путешествия. Когда начинались весенние дожди и поля Западной Азии желтели, запряженные быками повозки загружались пожитками и направлялись на Запад, следуя за всё ещё зелёными пастбищами в Центральной и Северной Европе. Другие повозки направлялись на восток до самых Алтайских гор, туда, где сейчас встречаются Россия, Китай, Монголия и Казахстан. Они собирались целыми семьями и выдвигались в путь. Также это могли быть преимущественно мужчины, которые брали в жены женщин из встречающихся деревень. Отары овец и коз, стада коров, без сомнения, ушли вместе с повозками под бдительной охраной всадников на лошадях. Повозки служили передвижными домами.

Эти путешествия людей, которые сейчас известны как «ямная культура», изменили человеческий генофонд и культуру во всей Евразии. Люди ямной культуры оставили следы от Ирландии до Китая на протяжении почти 4000 км.

Два крупных исследования древних ДНК, опубликованных в журнале Nature в 2015 году, приоткрыли завесу неизвестности над переселениями людей ямной культуры.  Это был поворотный момент для исследователей, которые изучают Бронзовый век в Евразии, период между 5000 и 3000 тысячами лет назад.

kochevniki-1

За эти 2 тысячелетия возникли обработка металлов, системы письменности и другие определяющие знаки городской цивилизации.

Оба исследования пытаются объяснить, как ДНК ямной культуры попало в Европу в ключевые первые 200 или 300 лет этого периода. Основное различие между статьями состоит в том, как они трактуют время переселений — был ли это одномоментный качественный скачок или серия переселений, растянувшаяся на длительный период.

Мобильная сеть

Исследователи часто рассматривали кочевников «ямной» и других скотоводческих культур как древнюю силу глобализации. Однако археологические свидетельства всё больше и больше обрисовывают скотоводов Бронзового века, которые путешествовали со своими жилищами в повозках от одного пастбища к другому, как сеть мобильных сообществ, которые сформировали целую систему коммуникаций почти по всему континенту. Исследования в разных местах Азии говорят о том, что скотоводы создали интенсивную торговую сеть, жизненно необходимую для подъема сельскохозяйственных государств оседлых людей. Скотоводы и сейчас процветают в нескольких частях мира и торгуя с городами, например, на гористых равнинах Азии.

Иди за стадом

Путь от ранних земледельческих деревушек до первых крупномасштабных цивилизаций в Европе и Азии включал в себя и период перемещений кочевых скотоводов. Генетические исследования подчеркнули роль скотоводов, известных как ямная культура, повлиявшая на евразийские культуры по меньшей мере 5000 лет назад.

Идея обозначить этих древних скотоводов в статусе строителей цивилизации не нова. Известные археологи в 1950-х и 1960-х годах утверждали, что скотоводы-кочевники начали серию миграций со своей родины — Понтийско-Каспийской степной области к северу от Черного моря — примерно с 6000 до 3000 лет назад. Эти археологи рассматривали скотоводов «курганной культуры» как суровых воинов-кочевников, которые принесли свои образ жизни, убеждения и язык земледельцам и собирателям в Европе и в некоторых частях Азии. Части курганной культуры, в том числе и ямная, хоронили своих мертвецов в могилах, сверху которых насыпали земляные курганы. По утверждению некоторых ученых, они не имели письменности, но говорили на ранней версии современных индоевропейских языков. В настоящее время индоевропейские языки включают английский, испанский, русский и бенгальский и более 400 других языков.

К 1980-м годам сложилась другая точка зрения. Исследователи предположили, что такие вещи, как язык и культура в бронзовом веке передавались от одной общины к другой в результате обмена идеями. Европейцы не образовывали семьи с проходящими или нападающими скотоводами. Вместо этого местные жители перенимали новые практики по мере необходимости, не смешивая при этом кровь с пришельцами.

Сторонники точки зрения «мигрирующих идей» с осторожностью рассматривают данные о ДНК ямной культуры в Европе. По словам этих исследователей, генетические следы прошлых миграций вызывают больше вопросов, чем дают ответов. Во-первых, ДНК не может ответить, почему вообще «ямники» начали миграции. Также непонятными остаются масштаб переселений на запад и восток и почему они продолжались в течение нескольких столетий. Наиболее важно, что набор генов, общих для различных удаленных популяций, не объясняет того, как древние культуры и языки менялись со временем.

Но эволюционный генетик из Копенгагенского университета Эски Уиллерслев считает, что несмотря на неопределенность, распространение ДНК ямной культуры всё же кое-что проясняет. «Скотоводы бронзового века долгое время двигались на большие расстояния и имели важное влияние на европейскую и центральноазиатскую цивилизации». В 2015-м году Уиллерслев руководил одним из исследований останков из захоронений ямной культуры. В другом исследовании участвовала группа во главе с генетиком Гарвардской медицинской школы Дэвидом Райхом. Большое количество новых статей подтверждает, что сейчас полным ходом идут исследования того, как древние скотоводы стали драйвером создания цивилизации.

Гены путешествий

Проведенные независимо друг от друга и в сотрудничестве с различными группами археологов экспериментальные исследования ДНК Виллерслева и Райха привели к одинаковым выводам: люди ямной культуры перестроили ДНК центральной и северной Европы в течение пары сотен лет после начала движения на запад уже 5100 лет назад. Это стало неожиданностью для обеих исследовательских групп.

Это оказалось громом среди ясного неба: оба исследования, изучившие 195 скелетов бронзового века из Северной и Центральной Европы, показали, что у жителей этих мест в периоде между 4900 и 4400 лет назад, была очень большая доля ДНК ямной культуры. Ученые пришли к выводу, что «ямники» составляли около 75 процентов родословной этих земледельцев.

Раскопки в сезонных поселениях древних пастухов в Казахстане указывают на последовательные культурные практики на протяжении большей части бронзового века. Примеры включают керамику, найденную на участке от 3900 до 3600 лет назад.

PAULA N.D. DUPUY, DMAP, KAZAKHSTAN

Древние европейцы с генами носителей ямной культуры принадлежали к тому, что археологи называют культурой шнуровой керамики (КШК) или культурой «боевых топоров», известной способом украшения гончарных изделий при помощи вдавливания веревки в сырую глину, а также изготовлением каменных боевых топоров. Археолог Дэвид Энтони из колледжа Хартвик в Онеонте предполагает, что вновь прибывшие представители ямной культуры приняли ведущее участие в создании культуры шнуровой керамики.

«По одним только археологическим находкам мы бы так и не узнали, что люди ямной культуры произвели две совершенно разные культуры», — говорит Энтони, который был соавтором статьи Райха в 2015 году. «Если бы не было генетической связи, нам бы казалось, что «ямная», которая ранее не делала ничего похожего на такую керамику или боевые топоры, не имела никакой связи с культурой шнуровой керамики».

Большая убыль европейского населения около 5000 лет назад, вероятно из-за эпидемии, могла позволить ямной культуре оказать такое влияние. Команда во главе с Кристианом Кристиансеном из Университета Гетеборга в Швеции предполагает, что в начале миграции группы скотоводов могли посылать вооруженные отряды, состоящие из неженатых юношей. Остальные же мигранты прибыли несколько позже. Затем люди ямной культуры женились местных женщинах, возможно, похищая их, считает Кристиансен, соавтор статьи Уиллерслева.

Кристиансен утверждает, что культура шнуровой керамики возникла как гибрид двух образов жизни, что включало культивирование сельскохозяйственных культур, разведение животных, охоту и собирательство. Общественные жилые строения и групповые захоронения более ранних европейских земледельцев сменились более мелкими жилищами, подходящими для семей, и одиночными могилами, земляными насыпями. Кристиансен считает, что общий акцент на семейную жизнь и отдельное погребение мертвых указывает на то, что в ямной культуре и культуре шнуровой керамики имущество стало сохраняться в кругу близких родственников. «Они были объединены новой идеей передачи собственности только между родственниками и внутри семей», — говорит он.

kochevniki-2

Группа Кристиансена утверждает, что пришельцы-ямники должны были использовать ранние версии индоевропейских языков, которые позже распространились по всей Европе и в некоторых частях Азии. С этим согласен давний сотрудник Кристиансена Энтони. Как он говорит, реконструированный словарный запас людей культуры шнуровой керамики включают слова, связанные с повозками, колесами и коневодством, и прибыли эти слова из ямной культуры.

Как сообщила группа Райха на сайте bioRxiv.org, по мере распространения индоевропейских языков, генетическое воздействие ямной культуры в Европе оставалось существенным даже после исчезновения культуры шнуровой керамики (КШК) около 4400 лет назад. Около половины генов людей культуры колоколовидных кубков, называемой так из-за формы гончарных сосудов, получены от «ямной». Такая керамика распространилась по большей части Европы, начиная почти с 4770 лет назад, и исчезла около 3800 лет назад. Миграции людей или идей, возможно, учитывали этот разгон. Даже сегодня ДНК современных западных, центральных и северных европейцев несет почти 50-процентный генетический вклад от ямной культуры, сообщил Райх в 2015 году.

Не одна связь, а много

Как и многие его коллеги, археолог Фолькер Хейд из Бристольского университета в Англии в 2015 году был потрясен сообщениями о тесной генетической связи между азиатскими скотоводами и культурами бронзового века, считавшимися коренными европейцами. Но, по словам Хейда, история древних миграций ямной культуры сложнее, чем нарисованный Кристиансеном и Энтони сценарий быстрой смены.

Как утверждает Хейд в апрельском номере журнала «Античность», нет доказательств того, что «ямники» быстро развили практику, типичную для культуры шнуровой керамики, только в одной части Европы. По его мнению, культурные сдвиги в Европе около 5000 лет назад должны были возникнуть в результате масштабной серии мелких сделок с «ямниками» и другими скотоводами, которые затем были завершены большим притоком пришельцев со степными повозками.

Например, отдельные могилы и другие признаки контактов с «ямниками» и даже более ранними восточными скотоводами появляются в Европе за 1000-2000 лет до того, как произошли миграции ДНК. Грубо говоря, можно считать, что Эци — Ледяной человек, который жил в юго-восточной Европе примерно за 300 лет до большого прибытия ямной культуры, уже был на 5% «ямником». О тех ранних встречах мало что известно.

Хейд, который в настоящее время раскапывает могилы «ямной» в Венгрии, говорит, что усилия по расшифровке связей между «ямной» и КШК осложняются тем, что ДНК доступна лишь для небольшого количества останков из каждой группы. Образцы древней ДНК, проанализированные в статьях 2015 года, взяты из недостаточного числа мест раскопок «ямной» и КШК в разных частях Европы и России.

Хейд выдвинул предположение, что у мигрантов «ямной» были даже более ранние контакты, возможно, 5400 лет назад, с центральными и восточными европейцами, известными изготовлением сферических сосудов с маленькими ручками. Останки представителей этой культуры, раскопанные в двух местах в Польше и Украине, не имеют генов «ямной», о чем группа Райха сообщила 9 мая на сайте bioRxiv.org. Но Хейд думает, что смешивание между членами этой европейской культуры и пришельцами-ямниками, вероятно, происходили чуть дальше на восток, где межкультурные контакты, возможно, состоялись на границе европейских лесов и азиатских степей.

Другие генетические подсказки указывают, что история приходов азиатских скотоводов в разные части Европы, вообще очень давняя. Небольшое количество ДНК от степняков, возможно, из «ямной культуры», было обнаружено в трех скелетах охотников-собирателей из юго-восточной Европы, живших там начиная примерно с 6500 лет назад.

Хейд говорит, что для выяснения отношений между мигрирующими скотоводами и европейскими общинами нужно изучать ДНК от большего количества людей бронзового века. По его оценкам, еще больше путаницы приносит то, что сохранилось только около 5 процентов могил ямной культуры. Остальное было уничтожено огромными строительными проектами в советскую эпоху.

Скептицизм Хейда относительно одномоментного вклада «ямной» в культуру шнуровой керамики оправдан, считает археолог Урсула Бросседер из Боннского университета в Германии. «Культурные проявления, такие как культура шнуровой керамики, не могут увязываться друг с другом по признакам этноса, популяции населения или языкам», — говорит она. Бросседер, которая изучает древние европейские культуры, также сомневается, что происхождение индоевропейских языков можно отнести к одной популяции мигрирующих скотоводов.

Влияние Юга

Бросседер и другие критики нашествия ямной культуры, рисуют другую, двуединую картину того, что могло произойти в Европе бронзового века.

История начинается на Ближнем Востоке, когда земледельцы, которые говорили на индоевропейских языках, одомашнили коз и других животных 6000 лет назад или ранее. Животноводство быстро породило скотоводов, в том числе ямную культуру.

Около 5000 лет назад эпидемия уничтожила многих земледельцев и собирателей в северных частях Европы. Скотоводы мигрировали на запад в поисках более богатых пастбищ, поскольку потепление климата иссушило центральноазиатские степи. В центральной и северной Европе путешественники столкнулись с малочисленным населением, пытающимся выжить. Местные восприняли ранний индоевропейский язык пришельцев и вступали с ними в браки.

Но вторая волна влияния пришла с юга в то же время или, возможно, чуть раньше. Соответствующие индоевропейские языки распространяются через земледельцев, выезжавших со Средиземного моря и Анатолии (теперь Турция) в южные части Европы и в южную Азию. Эти земледельцы не имели никакого отношения к большому движению Ямной культуры и редко смешивались со скотоводами.

В пользу этого сценария говорят 19 земледельцев эпохи бронзы — с Крита, из Греции и Турции. ДНК этих людей была в значительной степени унаследована от более ранних земледельцев в Западной Анатолии и на побережье Эгейского моря, сообщает команда под руководством генетика Гарвардской медицинской школы Иосифа Лазаридиса в журнале Nature 10 августа. Среди этих людей появилось небольшое количество «ямной» родословной — от 9 до 32 процентов.

Это и другие генетические исследования юго-восточных европейцев «предполагают, что некоторые, но не все, ветви индоевропейских [языков] пришли из степных народов», — говорит лингвист Пол Хеггарти из Института науки о человеке в Макса Планка в Йене, Германия. Носители индоевропейских языков прошлого и настоящего демонстрируют множество генетических составов в огромной географической области, что вызывает сомнения в отношении любого простого объяснения распространения этой языковой семьи, считает Хеггарти.

Хотя и не подтвержденный, этот сценарий передает сложность движений евразийского населения и культур, которые распространяли индоевропейские языки, говорит археолог Колин Ренфрю из Кембриджского университета. 30 лет назад Ренфрю выдвинул предложение, что анатолийские земледельцы принесли ранний индоевропейский язык в Европу, возможно, ещё 9000 лет назад. Его влиятельная в научных кругах теория отвергает идею, что это волны миграции скотоводов изменили язык и культуру Европы.

В соответствии с его идеями, генетические данные в отчетах 2015 года показали, что земледельческие общины из Юго-Восточной Европы и Анатолии переехали в сердце Европы более 6000 лет назад, где тогда жили охотники-собиратели. Когда прибыла ямная культура, резко упало множество вариантов генов, типичных для земледельцев и охотников-собирателей.

Но статьи 2015-го, посвящённые ямной культуре, также сдвинули точку зрения Ренфрю. Теперь он соглашается с тем, что азиатские скотоводы достигли центральной и северной частей Европы около 5000 лет назад. Что произошло дальше, особенно в южной Европе, где ямная культура не оставила больших следов, неясно. «Генетическое происхождение людей бронзового века в Анатолии, которая была главной дорогой в Европу, почти полностью неизвестно», — говорит он. То же самое относится к происхождению членов цивилизации долины Инда в бронзовом веке в южной Азии, где, возможно, также говорили на ранней форме индоевропейских языков.

Натиск на Восток

Даже со всеми вопросами, связанными с западной миграцией «ямной», возможно, самая большая загадка – это что произошло, когда часть этих людей переместилась на восток, в сторону Алтайских гор.

Команда Уиллерслева сообщила в 2015 году, что древняя ДНК раннего бронзового века, которая принадлежала к плохо изученной культуре в районе Алтая, была практически на 100 процентов идентична 5000-летней ДНК «ямной». «Ямные» мигранты, вероятно, создали эту южно-сибирскую культуру, известную как культура Афанасьево, целиком самостоятельно, оказывая еще большее влияние, чем их коллеги в Европе.

Исследователи предположили, что как раз из южной Сибири древние люди с корнями в ямной культуре принесли жителям теперешнего западного Китая один из древнейших и наиболее слабо понимаемых индоевропейских языков, тохарский.

Как бы то ни было, Центральная Азия была источником движения населения бронзового века, подчеркнул Уиллерслев с коллегами. Появившись около 4000 лет назад в Западной Азии, всадники Синташты за несколько столетий создали особенную культуру в районе Алтая, которая отличалась от автохтонов. Об этом сообщила команда Уиллерслева, основываясь на ДНК от 40 жителей Азии бронзового века. Сходство древней ДНК показало, что смешивание произошло между мигрантами из Синташты и людьми Алтая, с которыми они тогда встретились. ДНК даёт подсказку, что около 3500 лет назад несколько восточноазиатских культур также достигли Алтайского края и стали там доминировать.

Археолог Майкл Фракетти из Вашингтонского университета в Сент-Луисе не сомневается, что разные популяции скотоводов бронзового века постоянно перемещались по сердцу Азии. Исследования, проведенные Фракетти, показывают, что сезонные миграции пастухов через горные районы, начавшиеся 4000 лет назад, создали основные маршруты Шелкового пути в течение следующих двух тысячелетий.

Фракетти предостерегает, что исследователи все еще мало знают о генетической структуре и повседневной жизни древних жителей Азии, таких, как ямная и различные алтайские общины. Неясно даже, принадлежали ли раскопанные останки одному народу с корнями в ямной культуре или несколькими нескольким народам.

«От Каспийского моря до Китая многое остается неизвестным о скотоводах бронзового века», — говорит Фракетти. В настоящее время он сотрудничает с командой Рейха в анализе ДНК у людей, ранее раскопанных в поселениях из центральной и восточной Азии, относящихся ко времени бронзового века Европы.

Скотоводы без границ

Одно можно сказать наверняка: древние кочевые скотоводы теряют свою репутацию «варваров», одержимых набегами и войной. Это представление появилось в ранних сельскохозяйственных обществах, подвергавшимся набегам скотоводов в приграничных регионах. Вооруженные письменностью, земледельческие цивилизации записывали односторонние рассказы о кочевниках, как о монстрах-дикарях.

Археологические открытия теперь дают скотоводам бронзового века статус агента коммуникаций по всему континенту. Около 5000 лет назад кочевые общины начали обмениваться знаниями, продуктами питания и технологиями металлообработки на все более обширных участках Евразии. Кочевые группы были первыми драйверами глобализации, соединяющими сельскохозяйственные цивилизации в юго-западной и восточной Азии, говорит Фракетти.

По словам археолога Роберта Шпенглера из Института науки о человеке Макса Планка, скотоводы, проезжающие через эти долины, принесли юго-западные азиатские культуры в Китай и восточноазиатские культуры. Проходя по Азии через горные долины, скотоводы включили культуры в свой собственный образ жизни.

Семена, найденные на двух стоянках в Казахстане, показывают, что люди там использовали хлебную пшеницу из юго-западной Азии и просо из Восточной Азии в период между 4800 и 4300 лет назад. Эти зерна, найденные в небольших количествах, возможно, были съедены или использовались в некоторых ритуалах.

Находки в 17 местах в Казахстане, которым около 3800-2800 лет, показывают, что их жители ели рыбу и мясо, а также с течением времени увеличивали потребление проса. Археолог Эмма Лайтфут из Университета Кембриджа с коллегами проанализировала химические маркеры потребления различных видов пищи в костях людей из тех стоянок бронзового и раннего железного века. Результаты были опубликованы в 2015 году в «Археометрии».

Фракетти утверждает, что древние скотоводы также распространяли основные идеи о жизни и смерти, что демонстрируют методы погребения в Азии эпохи бронзы. Могилы сельскохозяйственных обществ Бронзового века и сообщества скотоводов на просторах от юго-центральноазиатских дельт до центральноазиатских степей, а также до западного Китая в районе Синьцзянской пустыни — показывают общие способы обращения с мертвыми, что не может быть случайностью, говорит он. Эти могилы встречаются в промежутке между 4200 и 3500 лет назад. Общие методы погребения включали размещение мертвых тел в согнутом «спящем» положении и предоставление мертвым особых предметов для загробной жизни, например, керамических сосудов или корзины с продуктами питания и различных бронзовых предметов, в частности, ювелирные изделий, оружия и зеркал.

Древние скотоводы переместили большие поселения из одного места в другое, путешествуя со своими стадами в период от 2200 до 700 лет назад, говорит археолог Дж. Даниэль Роджерс из Смитсоновского национального музея естественной истории в Вашингтоне. Эти степные сообщества в районах нынешних Монголии и северо-западного Китая часто строили обнесенные стеной поселения в долинах рек вдоль коридоров сезонных миграций за пастбищами.

«Группы, кочевавшие между сезонными пастбищами, устанавливали временные палаточные городки внутри этих обнесенных стенами площадок», — заключил Роджерс по результатам сентябрьского археологического исследования в Азии. Мобильные сообщества включали правителей, ремесленников и даже административный персонал, предполагает он.

Скотоводы и сельскохозяйственные цивилизации торговали товарами и идеями, даже если иногда и разрастались конфликты. Фракетти добавляет: «Скотоводы сформировали собственный вид цивилизации, основанный на мобильности, которая позволяла сохранить рост экономики и накормить людей».

Прочные цивилизации

Немногих древних или ныне живущих скотоводов можно назвать классическими кочевниками, постоянно перемещающимися по территории. Количество и продолжительность ежегодных миграций сильно варьируются от одной группы к другой, говорит археолог Николай Крадин из Дальневосточного отделения РАН во Владивостоке. Но пастухи сегодня двигаются по крайней мере один или два раза в год к сезонных пастбищам.

По оценке Крадина, несмотря на попытки советских времен заставить азиатских скотоводов стать земледельцами, около 40 миллионов человек в настоящее время участвуют в передвижениях для выпаса скота в Азии, Африке и на Ближнем Востоке. Он говорит, что сухие луга и пустынные районы, способствующие скотоводству, покрывают около 25 процентов поверхности суши.

Горные скотоводы в Центральной Азии держат ценные стада, некоторые стоят сотни тысяч долларов, говорит Фракетти. В их походах по горным долинам, которые по-прежнему служат неофициальной магистралью, соединяющей отдаленные города, пастухи предоставляют ягнят для убоя на свадьбы, выступают в качестве курьеров между оседлыми регионами и создают широкие социальные и семейные сети через браки, торговлю и обмен.

Азиатские пастухи остаются мобильными и создают сети на обширных территориях. Эти группы представляют собой «нервную систему» для поселений, усеивающих азиатские долины и горные хребты.

«Горные скотоводы внутренней Азии не нуждаются в искусственном интеллекте, чтобы выжить», — говорит Фракетти. «Они останутся на месте, даже когда главные цивилизации современности канут в океан». Ямная культура, гены которой пережили культуру эпохи бронзового века, несомненно, с этим может согласиться.

Эта статья появилась в Science News от 25 ноября 2017 года с заголовком «Большие шаги: как азиатские кочевые скотоводы создали новые культуры бронзового века».

Перевод Евгения Селякова

Print Friendly, PDF & Email