Итак, на столе у президента США Д. Трампа лежит принятый обеими палатами Конгресса законопроект о введении санкций против России, Ирана и КНДР — трех «главных противников США», как назвали эти страны лидеры Сената и палаты представителей. Несомненно, президент подпишет этот документ, и тот обретет силу закона, поскольку и сенаторы, и конгрессмены за него проголосовали почти единодушно, а это не оставляет места президентскому вето (оно теряет силу, если из закон проголосовали не менее двух третей членов каждой из палат Конгресса).

И если санкции против России вызывали возражения в Белом доме — поскольку они связывают главе государства руки на переговорах с Москвой, — то к санкциям против Ирана Трамп стремился с момента своего избрания, ничуть этого не скрывая.

Но применение санкций против Ирана противоречит соглашениям 2015 г. Тогда Иран согласился поставить абсолютно все свои ядерные объекты под контроль Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), а также не развивать свою ракетную программу в обмен прежде всего на отмену экономических санкций со стороны США и других западных держав. Это составляет основу договора: Иран проявляет сдержанность в своих вооружениях, но пользуется всеми выгодами свободной торговли. Нет экономической выгоды — теряют силу и обязательства по замораживанию ядерной и ракетной программы.

Вчера комитет по вопросам национальной безопасности и внешней политике иранского меджлиса (парламента) одобрил пакет контрмер на вводимые Вашингтоном санкции. Поскольку формально американский закон, пока что не подписанный президентом, не вступил в силу, то и ответные меры Ирана не преданы широкой гласности. Заместитель министра иностранных дел ИРИ лишь сказал, что были одобрены «общие положения» противодействия санкциям США, а детали будут еще обсуждаться на последующих заседаниях комитета в соответствии с внесенными депутатами предложениями. После выработки итогового документа он будет предложен в качестве законопроекта уже полному составу меджлиса.

Замминистра особо подчеркнул, что американские санкции нарушают ряд основных положений договора 2015 г. (СВПД) и негативно сказываются на выполнении этого соглашения.

Иными словами, Тегеран может тоже отказаться от ряда взятых на себя обязательств, а ведь именно эти обязательства западные партнеры (кроме США) считают важнейшими для сохранения и поддержания мира в обширном регионе.

Позавчера Иран осуществил запуск космической ракеты-носителя «Симург». Как сообщается, ракета способна доставить груз весом до 250 кг на орбиту высотой в 500 км от поверхности Земли. Эти характеристики не позволяют считать данную ракету стратегическим средством доставки оружия массового поражения, однако они достаточны, чтобы представлять опасность для стран, расположенных неподалеку от Ирана, в том числе Израиля.

США, Англия, Франция и Германия поспешили осудить этот запуск, рассматривая его как нарушение резолюции Совета Безопасности ООН, которая призывала Тегеран не заниматься разработкой баллистических ракет. Понятно, что такая ракета может нести не только спутник, но и боеголовку, в том числе ядерную.

Иран, правда, трудно обвинять в том, что он стремится участвовать, как и многие другие страны, в исследованиях космического пространства: Иран является одной из 24 стран, учредивших еще в 1959 г. Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Документы Комитета содержат ясные ограничения, не позволяющие участникам соглашения использовать ракеты, спутники и иные средства исследования космоса в военных целях. И все же запуск можно расценивать как своего рода предупреждение Ирана своим партнерам по СВПД. Либо выполнение Договора и снятие санкций, либо…

Print Friendly, PDF & Email