Вдова беглого депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, беглая депутатесса Мария Максакова не получит ни копейки из собственности покойного мужа. Дома, квартиры, офисные центры и прочие плюшки, заработанные им, если верить злым языкам, на поприще рейдерства, отойдут его бывшей супруге и детям от первого брака. Накануне отъезда в Киев покойный, опасаясь конфискации, переписал на них свое имущество – сообщает российский «Life.ru». Исключение – квартира в башне «Москва-сити», стоимостью в 100 млн. рублей (2 млн. долларов США).

Максакова, впрочем, сама человек не бедный — во фракции «Единая Россия» бедных не держат – голодной смертью в Киеве не умрет, даже если не сможет продать квартиру в «Москва-сити». А вот относительно судьбы остальных денег возникают вопросы: нравится нам это или нет, но в любом событии следует искать прежде всего главного выгодополучателя. Так, по крайней мере, учили Шерлок Холмс, Экюль Пуаро и Порфирий Петрович.

Ведь даже если убийство имеет политический подтекст, отрицать сугубо криминальные мотивы тоже нельзя. Вот, например, дело Гонгадзе. Оно как бы раскрыто, и даже политическая составляющая якобы в нем доказана, вот только осталась одна неразрешенная загадка – генерал МВД Алексей Пукач так и не смог указать место, где была спрятана голова убитого. Об этом не принято говорить – слишком уж сильно этот факт разрушает ставшую чуть ли не государствообразующую мифологию, но, увы, это именно так. Место, указанное осужденным генералом, оказалось захоронением времен Великой отечественной. То есть, по сути, дело Гонгадзе так и осталось нераскрытым – просто власть и общество назначили виновных, в лучших традициях 1937 года.

И это неудивительно. Ведь политический контекст — в данном случае, подозрения в причастности к этому убийству президента Леонида Кучмы — полностью исключал бытовые версии. А в случае исчезновения человека, который возвращается от любовницы к жене, такие версии считаются основными. Более того, обе женщины – Мирослава Гонгадзе и Алена Притула — были включены в следственную группу и имели доступ к любым материалам расследования. При этом Алене Притуле достался и совместный журналистский проект – сайт «Украинская Правда», ценой жизни Гонгадзе превращенный в украинское демократическое СМИ номер один.

Алена Притула, кстати, оказалась роковой женщиной не только для Гонгадзе. Еще один ее гражданский муж – Павел Шеремет — тоже был взорван на улицах Киева, да еще и в автомобиле самой Притулы. Впрочем, как и в случае с Гонгадзе, политические мотивы убийства стали основной версией, а дело, списанное на спецслужбы то ли Путина, то ли Лукашенко, навсегда отправлено в стол, несмотря на громкие заявления руководства МВД и спецслужб.

Мария Максакова тоже женщина не самая простая. Владимир Тюрин — гражданский муж Максаковой и отец двоих ее детей — также известен как лидер Братской ОПГ, коронованный лично Япончиком вор в законе и ближайший соратник таких авторитетов как Дед Хасан и Шакро Молодой. В настоящий момент Тюрин проживает в Испании, а в свою российскую бытность он подозревался в ряде резонансных убийств: вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича, питерского криминального авторитета Кости Могилы, покушению на депутата Государственной Думы Башира Кодзоева и многих других.

Вот и выходит, что несмотря на политический шум, криминальная составляющая дела Вороненкова выглядит куда убедительней. Но обществу, увы, гораздо интереснее политические версии. А потому, даже если следствие будет располагать железобетонными доказательствами сугубо криминальной картины, оно все равно не сможет их продемонстрировать. Общество не поверит, потому что политический триллер – жанр куда более современный, чем простой детектив.

Print Friendly, PDF & Email