Постановка проблемы

В Украине процесс демократизации, на сегодняшний день, пустил корни во всех сферах украинского общества. Этот неоспоримый факт детерминирован, как самим выбором, который сделали украинцы, так и теми глобализационными тенденциями, которые происходят сегодня в мире. Одним из тех регионов, где глобализация вызвала неоднозначные последствия, является Арабский Восток. В самом арабском мире к глобализации двоякое отношение. С одной стороны, прогрессивная часть арабского общества воспринимает глобализацию как позитивный объективный процесс. С другой стороны, многие арабы остаются верными своим традиционным принципам и обычаям во всех сферах общественной жизни и негативно воспринимают проникновение любых иностранных трендов к себе в общество.

Анализ исследований по проблеме

Следует подчеркнуть, что среди отечественных и зарубежных учёных сложились различные взгляды относительно оценки влияния глобализации на арабское общество и возможности демократизации в нем. В частности, отмечается следующее.

Непосредственно к вопросу соотношения глобализации и арабского мира обращался в своих исследованиях украинский учёный А. Волович. По его мнению, «в отношении к глобализации среди определённой части арабского сообщества преобладают опасения перед глобализационными изменениями, которые могут привести к уничтожению культуры, разрушению традиционных принципов арабского общества. Апологеты такого подхода призывают к почти полной изоляции, замкнутости и сопротивлению западной гегемонии.

Другой подход к глобализации среди арабской общественности характеризуется её восприятием как многопланового и разностороннего объективного процесса. Последователи этого подхода предлагают отбросить западную идеологию и использовать лишь достижение новейшей технологии для развития собственного общества. Почти полная поддержка глобализации характерна для вестернизированных арабских стран – Египта, Ливана, Иордании, Туниса. Подавляющее большинство интеллектуалов в этих странах считают, что глобализация открывает арабам путь к прогрессу и сотрудничеству с другими народами мира».

Если брать религиозный аспект в условиях глобализационных процессов в арабском обществе, то например, А. Кудин проведя глубокий анализ многих работ философского содержание отечественных и зарубежных авторов о роли ислама в арабских странах и его перспективах в условиях глобализации, пришёл к выводу, что «в проанализированных трудах рассматриваются общие тенденции исламского мира, те процессы, которые происходят под воздействием проникновения в мусульманский мир западноевропейских идей и мировоззренческих ориентиров, а также реакции, со стороны, как сторонников реформ ислама, так и сторонников возвращения к исламу времён Халифата, политизирования ислама и использования его вероучения и мусульманской философии, для создания современного виденья мира с точки зрения ислама.

Это является важным в том плане, что они стали частью общемировых процессов. Глобализация – это освещение конфликта между модерном и постмодерном, между Западом и Востоком. Глобализация также предусматривает взаимодействие ислама с другими религиями в процессе регуляции их деятельности в разных сферах в едином мировом пространстве».

Некоторые арабские исследователи защищают свои научные работы, в том числе и в Украине, что позитивно влияет на устранение информационного вакуума знаний про Арабский Восток в украинском обществе. Так, например, в 2014 г. Утави Али Абдулкарим в Киеве в МАУПе защитил диссертацию по теме: «Влияние глобализации на общественно-политические процессы в условиях революционных преобразований «Арабской весны». В указанной диссертации проводиться глубокий анализ источников арабского происхождения, и делается вывод о том, что в условиях социально-политических потрясений, характерных для развития арабского мира, в последние годы чётко прослеживается влияние, которое глобализация оказала на возникновение революций в арабских странах. Народные революции требовали свержения существующего строя, возникали в большинстве случаев в тех государствах, где политическая жизнь практически отсутствовала или присутствовала только формально, то есть не наблюдалось большой общественной активности масс.

В своих статьях Али Абдулкарим отмечает, что сила и потенциал партий и движений политического ислама определялась прежде всего следующим фактором. Они стали в условиях «Арабской весны» политическим авангардом тех глубоких трансформационных процессов, сущностью которых является возвращение Арабского мира к своей цивилизационной идентичности, цивилизационному коду. Речь идет о поисках взаимоприемлемой модели такого использования своего менталитета, исторических традиций и опыта, который сумеет адаптировать мощную глобализационную волну к потребностям прогресса арабского мира.

Среди подобных исследований следует также выделить диссертацию Р. Мухаметова под названием «Политическое самоопределение исламского мира в условиях глобализации (политические доктрины и действия)», где отмечается, что в условиях глобализации, когда транснациональные и негосударственные акторы занимают все более значимое место, возрастает роль исламского мира, не только как суммы нескольких десятков государств, но и как нового цельного фактора глобальной политики, обладающего серьезным духовным, политическим, экономическим и финансовым ресурсом.

Можно приводить и другие примеры противоположенных высказываний, однако суть их заключается в том, что одни авторы воспринимают глобализацию и демократизацию как негативное явления для арабского общества, как нечто западное и внутренне не присущее арабской цивилизации. Другие же, наоборот, с оптимизмом смотрят на проникновение западных течений и веяний в арабские страны. Это в частности прослеживается во взглядах арабских мыслителей и реформаторов Нового времени, которые были проанализированы автором в одной из статей.

Цель

В целом в научной литературе, проблематика глобализации и демократизации в обществе представлена весьма обширно. Кроме того, в последнее время было проведено ряд исследований касающихся вопросов глобализации, а также её влияния на арабские страны. Однако большинство исследований проводились под одним определённым углом (историческим, политологическим, культурным и т.д.), что не позволяет увидеть широту проблем социального, политического и иного характера арабского социума. В этой связи необходим более глубокий, социально-философский анализ различных взглядов учёных на процессы, которые происходят в арабском социуме. Это в свою очередь даст возможность увидеть всю палитру препятствий, которые мешают процессу демократизации арабского общества.

Изложение основного материала

Существует множество научных определений понятия «глобализация». Как известно, в 1983 г. социолог Роланд Робертсон впервые использовал термин «глобальность» (globality) в названии одной из своих статей. Позже он дал свою интерпретацию понятию «глобализация», подразумевая под ней «уплотнение мира и интенсификацию сознания мира в целом».

Как метко отметил немецкий социолог и политический философ Ульрих Бек, без сомнения, глобализация является наиболее употребляемым и злоупотребляемым — и наименее проясненным, вероятно, самым непонятным, затуманенным, политически эффектным словом (лозунгом, оружием в споре) последних лет и останется таковым в ближайшее время.

Для целей этой работы в ней будет использоваться одно из академических определений этого понятия, которое существует в украинской науке. Под глобализацией понимается объективный социальный процесс, содержанием которого является растущая взаимосвязь и взаимозависимость национальных экономик, национальных политических и социальных систем, национальных культур и окружающей среды. Существуют две главных тенденции современного процесса глобализации, а именно: беспрецедентно плотная взаимозависимость новейших социально-экономических явлений и процессов (глобализация экономического развития, глобальный характер экологических проблем) и национальный (локальный) характер других социальных явлений и процессов (политические системы, культурная специфичность) определяют характер глобальных трансформаций, порождают определенные противоречия мирового развития, устранение которых возможно лишь при условии познания их сути и при условии эффективного и справедливого использования большими и малыми странами всех имеющихся у человечества ресурсов.

Другими словами, в процессе глобализации происходит стирание (полное или частичное) культурных, политических, социальных и иных ограничений (границ) между странами, социумами, различными социальными группами и т.д. Феномен глобализации по своей сути противоречив. С одной стороны, он привносит явные позитивные тенденции для общества. В частности отмечается: «Во-первых, глобализация не порождает бедность, а способствует ее преодолению. Включение бедных стран в международное разделение труда, не в пример развитию автаркичного планового хозяйства, увеличивает потребность в труде низкоквалифицированных рабочих, составляющих большинство бедного населения… Таким образом, свобода торговли обеспечивает такой тип экономического роста, который увеличивает потребность в неквалифицированном труде и позволяет более эффективно бороться с нищетой… Во-вторых, следствием хозяйственного прогресса и экономической открытости оказываются развитие демократических процессов и упрочнение законности».

С другой стороны, та же самая глобализация влечет за собой некоторые негативные явления. Как отмечает британский социолог Зигмунт Бауман, интеграция и раздробленность, глобализация и территориализация — это взаимодополняющие процессы. Точнее, это две стороны одного процесса: процесса перераспределения суверенитета, власти и свободы действий в мировом масштабе, катализатором (но ни в коей мере не причиной) которого стал радикальный скачок в развитии технологий, связанных со скоростью. Совпадение и переплетение синтеза и раздробления, интеграции и распада отнюдь не случайно, и изменить эту ситуацию уже невозможно. Именно из-за этого совпадения и переплетения двух, казалось бы, противоположных тенденций, «запущенных» благодаря решающему воздействию новой свободы передвижения, так называемые процессы «глобализации» оборачиваются перераспределением привилегий и лишений, богатства и бедности, ресурсов и бессилия, власти и безвластия, свободы и ограничений. Сегодня мы стали свидетелями процесса рестратификации в мировом масштабе, в ходе которого формируется новая социокультурная иерархия, всемирная общественная лестница».

Одесский исследователь арабского мира В. Попков напротив, считает, что Запад в упадке, и что на смену принципу доминирования Запада над Востоком приходит исторический «реванш Востока», итогом которого может стать утверждение принципа равенства культур Востока и Запада. «Сегодня все менее эффективными и влиятельными становятся западный секуляризм, атеизм и утилитаризм. В решении проблем глобального кризиса, он скорее не помогает, а мешает. Парадоксальность современной секуляризации состоит в том, что забвение заветов великих мировых религий (христианства, магометанства, буддизма) не освободило мировое общественное сознание от мифов и утопий, а напротив засорило его гораздо более вредными мифами и утопиями общества потребления».

То есть, по мнение Попкова, арабский мир может оказать влияние на западный мир, или, по крайней мере, установить определённый баланс сил между двумя цивилизациями. При этом балансе сил, обе стороны «столкновения цивилизаций» могут только выиграть.

Бернард Льюис кардинально по-другому оценивает процессы секуляризации, которые происходили в Европе много лет назад. Критикуя их, он обращает внимание на несовершенство и пагубность того, как протекал этот процесс. «Секуляризм в христианском мире был попыткой разрешить долгую губительную борьбу церкви и государства. Отделение их друг от друга, установленное американской и Французской революциями и распространившееся затем повсюду, должно было предотвратить две вещи: использование государством религии для укрепления и расширения собственной власти и использование духовенством государственной власти для навязывания другим своих учений и правил. Эту проблему долгое время считали сугубо христианской, не имеющей значения ни для иудеев, ни для мусульман. Глядя на современный Ближний Восток, как еврейский, так и мусульманский, следует задать себе вопрос: верен ли по-прежнему такой взгляд на вещи или же евреи и мусульмане подхватили христианскую болезнь и им следовало бы подумать о христианском лекарстве?».

Одним из наиболее негативных проявлений глобализационных процессов в арабских странах является возникновение искажённых форм исламского фундаментализма в виде ИГИЛ.

Некоторые украинские философы, проанализировав предпосылки возникновения и генезис ИГИЛ пришли к логическому выводу, что всё это даёт основания говорить о цивилизационном измерении этого конфликта… Наиболее очевидно, это столкновение восточного и западного миров, где под Востоком подразумевается исламская цивилизация, а под Западом – секуляризированная или, правильнее сказать, постсекуляризированная Западная Европа и США…Сегодня западная цивилизация позиционируется как сосредоточение антирелигиозности, которая стремится покорить традиционные культуры Востока и навязать им свою цивилизационную модель. Соответственно, антагонистом безбожной западной цивилизации считается исламский мир, от которого ожидают способность консолидировать население мусульманских стран в вопросе самозащиты и самосохранения.

Западный исследователь Энн Нортон напротив, считает, что «столкновение цивилизаций» — миф. Везде, где мы видим исламскую цивилизацию на Западе, мы находим не столкновение, а попытки построить общую жизнь. Свидетельств этого, может быть, мало в работах ученых и речах политиков, но их легко отыскать. Если вы отвернетесь от философов, политиков и журналистов, то обнаружите множество примеров совместной жизни. Каждый день, вопреки столкновению цивилизаций, обычные люди находят обычные способы жить сообща. Эта жизнь не без конфликтов. Это не утопия; это дом. Между соседями бывают трения. Бывают напряженные моменты, столкновения, а порой и кризисы.

Подобный подход Энн Нортон конечно интересен, однако он вряд ли является научным. То о чём она говорит, скорее умение решать конфликтные ситуации между представителями различных культур и конфессий. Это, в свою очередь, зависит от договорспособности и воли сторон конфликта.

Современный марокканский философ Мухаммад Абид аль-Джабири в своих многочисленных трудах, подвел итог многолетнему спору арабских философов на тему соотношения ислама и демократии. Слова «демократия», «свобода», «единство», и другие стали, замечает аль-Джабири, расхожими, знаковыми, не нуждающимися в определении. Однако содержание, скрывающееся за этими словами, видится для разных людей, разных групп также разным. Одни усматривают в демократии институт, корни которого находятся в Европе, а другие прочитывают в этом слове исламскую «шуру» (совет). Традиционалисты ставят между данными понятиями практически знак равенства, предпочитая использовать в качестве противовеса иностранному понятию слово «шура» как лучше, на их взгляд, выражающее смысл данного института в исламе. Однако слово «шура», означающее «совет», не покрывает убежден аль-Джабири, содержания «демократии», поскольку ограничивает отношение между членами общины и властью порицанием абсолютного деспотизма и желанием справедливого правителя, но не означает обязательной, постоянной ответственности и правителя и выборщиков…Создание демократического общества является трудным и постепенным процессом, но борьба за демократию как насущную потребность необходима – такой вывод делает Аль-Джабири.

Таким образом, даже среди арабских учёных и мыслителей нет ясности в отношении того, как соотносить ислам, демократию и арабские традиционные понимания уклада общества. Если мы говорим о демократической трансформации арабского общества, то мы подразумеваем его конечное преобразование в тот социум, который может именоваться демократическим. Для имплементации подобных трансформаций, должны существовать определённые условия, которые обеспечат этот процесс.

Несмотря на всю критику, процесс демократизации арабского социума не выглядит безнадёжным. С помощью теоретических основ транзитологии Дэнкварта Растоу, были выделены три неотъемлемых элемента трансформационной модели любого переходного общества, стремящегося к демократии. Эти составляющие, в своей специфической форме, уже присутствуют в некоторых сферах общественной жизни арабского социума, а именно: 1) Существование чувства национального единства. Ислам (не радикальный), в такой ситуации является духовным стержнем арабов, как, конкретной страны, так и вне границ конкретного государства. То есть ислам, является одним из стимулов для объединения общества в разных арабских странах 2) Наличие социальных конфликтов (социально-политической борьбы). События «Арабской весны», результаты гражданской войны в Ливане, распад колониальной системы в Северной Африке можно рассматривать как специфические стадии демократизации арабского общества. В большинстве арабских стран уже ведутся научные дискуссии и вспыхивают целые общественно-политические конфликты в связи с принятием или не принятием демократии 3) Осознание и принятие демократических ценностей самим обществом. Эта стадия является наиболее сложной, так как восприятие демократических систем в арабских странах проходит достаточно медленно.

Одной из основных причин слабого протекания процесса демократизации в арабских странах, является игнорирование роли и значения ислама в демократических трансформационных процессах в арабском мире, при попытке провести демократизацию в рамках конкретного арабского государства. Западные державы либо национальные арабские правительства стремились осуществить частичное или тотальное удаление ислама из различных сфер жизни общества (секуляризацию). Другие, внутренние силы, прикрываясь демократическими лозунгами, в действительности исповедовали радикальный политический ислам.

Требования «демократизации», с которыми выступают оппозиционные группировки в таких арабских странах, как Алжир и Иордания, тоже не внушают особых надежд на изменения к лучшему: ведь эти требования исходят, как правило, со стороны мусульманских фундаменталистов, не испытывающих ни малейшего уважения к подлинным ценностям демократии. Исламские группировки вовсе не намереваются передать политическую и военную власть гражданам своих стран; их цель — сосредоточить всю полноту власти в собственных руках. При наличии такой оппозиции трудно оценить, чей деспотизм страшнее — ныне властвующих правителей или тех, кто обещает «освободить» арабские народы от их гнета.

Выводы

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Глобализация представляет собой сложный феномен, который порождает противоречивые последствия для социума. В этом процессе есть как позитивные тенденции, которые легко адаптируются в обществе, так и негативные, к которым отношение может быть враждебным. На подобие арабских стран наблюдается эта закономерность. Одним из составных элементов глобализации и её наиболее противоречивых феноменов является демократизация. Это явление тесно связано с процессами глобализации. Демократизация, активная фаза которой началась после событий Второй мировой войны, приобрела глобальные тенденции. С распадом колониальной системы, крахом советской империи, падением диктаторских режимов количество национальных государств значительно выросло, а глобальная демократическая волна охватила разные уголки планеты, в том числе арабский мир (Сирия, Ирак, Йемен).

Процесс демократизации на Арабском Востоке носит противоречивый характер. В условиях глобализации арабский мир проходит процесс трансформации и территориальной фрагментации. Некоторые арабские страны восприняли отдельные элементы демократических систем, сохраняя традиционный уклад общественной жизни. Другие же оказались втянутыми в масштабные социальные конфликты, которые в настоящий момент находятся в активной стадии в ряде арабских государств.

Чтобы понять, а точнее спрогнозировать, что нужно для выхода арабских государств из кризиса, необходимо чётко ответить на причины его возникновения, прежде всего – мировоззренческого порядка. К сожалению европейские и американские модели понимания арабского общества колеблются в «левой» и «правой» крайностях. С одной стороны, признаётся, что арабское общество имеет культурные особенности, к которым нужно привыкнуть и потом интегрировать арабов в глобальное общество. Однако, внимательное изучение истории арабских государств и арабского общества в целом, указывает на то, что и одна и другая концепции глубоко ошибочны и не способны генерировать правильную модель развития арабского мира. В этой связи ответ на вопрос о том, как демократизировать арабское общество с наименьшими потерями лежит в плоскости благоразумного синтеза западных демократических идей и арабских традиционных пониманий общества, личности и религии.

Бузаров А.И.

Бузаров А.И. — магистр внешней политики, член общественного совета при комитете по иностранным делам Верховной Рады Украины

Print Friendly