Голос диктора: Фридрих-Август фон Хайек (Friedrich August von Hayek) был политическим экономистом, оказавшим огромное влияние на то, как люди, живущие в капиталистических обществах, понимают свободу.

Неожиданным и спорным образом, для фон Хайека свобода не значила демократию или приверженность некоему набору либеральных идеалов. Скорее, фон Хайек считал свободу определенной политикой, преднамеренно избирающей конкуренцию, рынок и ценообразование своими руководящими принципами. С точки зрения фон Хайека, именно рынки надежно даруют человеку личную свободу. И наоборот: именно государственное вмешательство в рыночную деятельность кладет свободе конец и, согласно известному выражению фон Хайека, направляет общество по пути, ведущему к закрепощению и холопству.

Фон Хайек родился в небогатой семье, принадлежавшей к австро-венгерской аристократии. Отец его, потомственный ученый, был доктором медицины и внештатным университетским преподавателем ботаники. Детские годы фон Хайека проходили под философские беседы и экономические рассуждения старших. Когда началась Первая Мировая война, фон Хайек недолго служил в имперской армии, а затем начал учиться в Венском университете, присвоившем ему степени доктора права и политических наук. После этого он сделался экономистом-исследователем.

Профессиональную жизнь фон Хайека можно разделить на два периода. Первый, завершившийся под конец 1940-х гг., ученый по большей части провел в Лондонской Экономической Школе (London School of Economics), где участвовал во многих прениях по вопросам мировой экономики. Вторая же половина ученой деятельности оказалась гораздо разнообразнее. Начиная с 1945 года, фон Хайек работал и читал различные лекции – не только экономические, но и политические, психологические и философские – сперва в Чикаго, а потом во Фрайбурге (Саксония), Лос-Анджелесе и Зальцбурге. Хотя официально фон Хайек удалился от дел в 1968 году, истинное влияние он приобрел в 1970-х и 1980-х: ученому присудили Нобелевскую премию (1974), а правительства Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер стали исправно прислушиваться к его суждениям.

Работая в Лондонской Экономической Школе с 1931 года, фон Хайек досконально изучил тогдашние умозаключения, относившиеся к экономическим теориям, в основном вращавшимся вокруг промышленного цикла – или, говоря проще, вокруг вопроса о том, отчего экономика процветает или приходит в упадок. Традиционная теория утверждала: со временем хозяйство любой страны достигает известного равновесия. Иными словами, изобилие и оскудение уравновешиваются посредством рыночных рычагов, и в народном хозяйстве начинается оптимальное распределение ресурсов. Загвоздка же состояла в том, что наблюдались экономические взлеты и спады – гораздо более драматические, нежели следовало в соответствии с теорией. Под конец 1920-х и в течение 1930-х во всемирной экономике начался застой, а потом грянул крах. Последовали яростные споры: почему это произошло?

Рассматривая экономику с весьма классической точки зрения, фон Хайек сосредоточился на вопросах снабжения и предложения. Он подметил: если наступает экономический спад, центральные банки зачастую занимаются искусственными «впрыскиваниями» денег в буксующее хозяйство, печатая новые ассигнации либо (или одновременно) сохраняя процентную ставку низкой, дабы поощрять капиталовложения, а не сбережение средств. Фон Хайек доказывал: это ошибочно. Если деньги становятся изобильны и чересчур доступны, предприниматели вкладывают их в продукцию, отнюдь не обязательно пользующуюся потребительским спросом. Товары залеживаются на складах, компании делаются банкротами, а капиталы остаются помещенными в промышленные отрасли, которые вовсе незачем развивать. Вдобавок, дешёвый кредит способствует долгосрочным капиталовложениям – и фон Хайек утверждал: здесь тоже кроется проблема, ибо таким образом предприниматели утрачивают возможность получать быструю прибыль, – а быстрая прибыль могла бы в одночасье подстегнуть экономику. По мнению фон Хайека, следует противиться соблазну и отнюдь не увеличивать количества находящихся в обращении денег – иначе с Великой Депрессией не покончишь.

Коллеги фон Хайека из Лондонской Экономической Школы принимали его классические взгляды на экономику. Но в Кембридже возникало совершенно иное течение экономической мысли, бравшее начало в идеях Джона Мэйнарда Кейнса (John Maynard Keynes). Кейнс утверждал: экономические проблемы 1930-х сводятся не к вопросам снабжения и предложения, а скорее, к наличию или отсутствию спроса. По мнению Кейнса, правительство должно вкладывать капиталы в строительство общественных сооружений – скажем, в дорожные работы: появится спрос на рабочую силу, денег у народа прибавится, расходы увеличатся, экономика начнет разрастаться. Согласно Кейнсу, поголовная занятость не просто составляет похвальное общественное достижение, а и является жизненно важной для экономики.

Кейнсова экономика, руководимая спросом, вступала в коренное противоречие с экономикой «по фон Хайеку». Фон Хайек чувствовал: если Кейнс требует поголовной занятости населения, правительства будут вынуждены постоянно увеличивать количество денег, находящихся в обращении, – а это, в свой черед, вызовет жестокую инфляцию, подобную той, которая обратила прахом семейные сбережения фон Хайеков, когда Австрию постигла гиперинфляция 1920-х гг. Фон Хайек и Джон Мэйнард Кейнс переписывались до конца 1930-х, вступали в ожесточенную полемику и не сумели сыскать общего языка. Во время Второй Мировой войны ученые даже встретились – при обстоятельствах весьма необычайных. Гитлеровцы бомбили Лондон, пришлось вывезти Лондонскую Экономическую Школу в Кембридж, и однажды ночью Кейнс и фон Хайек бок о бок несли боевое противопожарное дежурство на крыше часовни при Королевском Колледже. Увы, остается неизвестным, о чем они говорили друг с другом всю ночь напролет…

Второй период ученой деятельности фон Хайека отмечается первым отступлением от сухой экономической схоластики: вышел в свет его, по-видимому, знаменитейший труд, озаглавленный «Дорога в крепостное право» (The Road to Serfdom). Фон Хайек называл эту книгу своим посильным вкладом в дело победы – внесенным за неимением иной возможности: бывший австрийский офицер, дравшийся против британцев на фронтах Первой Мировой, он получил формальный отказ, когда попросил зачислить его военнослужащим-добровольцем. На фоне Кейнсовых идей, связанных с централизованным планированием и охотно принятых в британском парламенте, «Дорога в крепостное право» явилась попыткой спасти народ от него же самого – или, точнее, от помыкающего им правительства.

Фон Хайек выдвинул несколько главных доводов.

Довод первый. Германской расе не присущи никакие врожденные особенности, склоняющие немцев к авторитарным формам правления. Фон Хайек отвергал широко бытовавшую в те времена мысль о том, что и германская культура, и сами германцы – как раса – неким образом тянутся к правлению самодержавному и завоевательскому.

Довод второй.  Фон Хайек утверждал: Германия, и заодно и Советский Союз, попросту сбились с пути, занявшись государственным планированием хозяйства, препятствовавшим естественной работе рынков. Согласно фон Хайеку, незадача сводилась к следующему. Государственное планирование всегда и неизменно возлагает окончательную ответственность за создание плана на одного-единственного человека. В любой бюрократической системе, подобной государству, говорит фон Хайек, некто выносит окончательное решение: быть посему, и никак иначе. И принятому решению подчиняются впоследствии преемники этого человека – подчиняются вновь и вновь, пока не окончится определенный период. А стало быть, общество вынуждают шагать, как сомнамбулу, прямиком к диктатуре.

Третий довод.  Фон Хайека тревожило не только то, что высшей властью при создании хозяйственного плана общество поневоле наделяет одного-единственного человека, но и то, что, по сути, никакой отдельно взятый человек не может самостоятельно выносить разумные решения в народно-хозяйственных делах: человеку недостает нужных сведений и данных. Сразу оговоримся: фон Хайек отнюдь не порицал диктатуру «вообще». В конце концов, он понимал свободу как общественное устройство, где хозяйственная организация стоит на рыночной основе – отнюдь не как общественное право избирать правительство, кидая в урны заполненные бюллетени. Фон Хайек вовсе не клял диктаторов, поощрявших экономическую политику свободного рынка при минимальном государственном вмешательстве в народное хозяйство. Но диктаторы, затевавшие экономическое планирование, были для фон Хайека олицетворением по-настоящему великого зла.

Фон Хайек считал: рынки — невероятно сложные хозяйственные хитросплетения, там постоянно совершаются миллионы, если не миллиарды сделок. Достаточно самого беглого взгляда на рыночную жизнь: товары покупаются и продаются, средства вкладываются и средства изымаются; от изобильного урожая или убийственной засухи зависит, найдется ли пища для населения, и сколько эта пища будет стоить – соответственно законам спроса и предложения. В зависимости от того, охотно люди покупают какой-либо товар или неохотно, цена товара колеблется. Если товара мало – цена возрастает. Если товар в изобилии – цена падает. И свободный рынок действует в качестве некоего непрерывного референдума касаемо стоимости определенного товара внутри определенного хозяйства. Для фон Хайека рынок служит разновидностью общественного договора, заключаемого всеми людьми, работающими в пределах упомянутого рынка, относительно ценности данных товаров либо услуг. И чтó может один-единственный планирующий ум поделать против совокупной мудрости сотен, тысяч, миллионов людей – какую высшую мудрость способен отдельно взятый человек противопоставить им? А значит, свобода сводится к простому правилу: позвольте рынку работать беспрепятственно.

«Дорога в крепостное право» определила дальнейший путь фон Хайека. Его книга сразу стала бестселлером – правда, в годы Второй Мировой войны тиражи упали: недоставало бумаги, а раздобыть экземпляр оказывалось почти невозможно из-за широкого и лихорадочного спроса. Сокращенный текст, опубликованный американцами в «Ридерз-дайджест», познакомил с книгой всех желающих. Сыграли свою роль и многочисленные лекции: фон Хайек читал их самым разным американским слушателям в 1945 году. Холодно принимаемый ранее британскими политическими заправилами, ученый с благодарностью отозвался о приеме, оказанном ему по другую сторону Атлантики. В 1950 году фон Хайек стал профессором Чикагского университета и сделал его средоточием неолиберальной экономической мысли – подобно тому, как Джон Мэйнард Кейнс обратил в свою экономическую веру Кембридж.

И все же, невзирая на всеобщий восторг, вызванный «Дорогой в крепостное право», раздавались и недоверчивые отзывы, портившие фон Хайеку настроение. Во-первых, кое-кто из его же собственных коллег, обычно встречавших идеи фон Хайека вполне сочувственно, увидели в книге лишь легковесную популяризацию науки, а не основательный ученый труд. Во-вторых, Кейнс, прочитавший «Дорогу в крепостное право», прислал автору довольно любезное, большей частью, хвалебное письмо – однако в его конце задиристо осведомился: «Но где же именно вы кладете пределы государственному планированию? Ибо некое планирование необходимо, признайте, – писал Кейнс, – ведь не анархист же вы экономический! Где же именно вы кладете пределы государственному планированию?»

Фон Хайеку понадобилось много лет, чтобы дать запоздалый ответ (Кейнса не стало в 1946-м). Ответ прозвучал в 1960 году, в книге, озаглавленной «Конституция свободы» (The Constitution of Liberty). Фон Хайек изложил свои практические взгляды на то, где следует провести границу меж государством и рынком – и крепко повлиял на умы «правых» политиков. Ходит рассказ – вероятно, апокрифического свойства – о том, что в 1975 году, во время своей встречи с сотрудниками Отдела Консерваторских Исследований (Conservative Research Department), Маргарет Тэтчер, узнавшая о содержании документа, посвященного вопросам политической философии, выхватила из сумочки «Конституцию свободы», подняла над головой и объявила: «Нет уж! Вот, во что мы верим!».

Двадцатый век шел своим чередом, идеи фон Хайека получили более широкое распространение. Мысль о том, что государству следует ограничиться созданием законодательных рамок, в коих предприниматели могут работать на свободном рынке, составляет ныне средоточие большинства экономических теорий. Многие политики – да и немалая часть широкой публики – недоверчиво глядят на способность государства планировать и брать на себя какие-либо экономические задачи, кроме простейших. Тут сыграли изрядную роль предостережения фон Хайека, относившиеся к опасностям планирования, стесняющего хозяйственную деятельность. Фон Хайек предупреждал: занимающиеся планированием неспособны по-настоящему понимать окружающий мир.

И даже когда финансовый кризис 2007 – 2008 гг. ударил по всемирной экономике, вызвав длительный хозяйственный спад, возродить и оживить общественную веру в централизованное планирование отнюдь не удалось. Наилучшее тому доказательство: «Дорога в крепостное право» продолжала в 2010 году занимать первое место по числу экземпляров, купленных у международного книжного сайта Amazon. А ведь написана была шестьдесят с лишним лет назад…

Фридрих Хайек

Фридрих Хайек — австрийский экономист и философ, представитель новой австрийской школы, сторонник либеральной экономики и свободного рынка

19 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email