Неподалеку от французского мегаполиса Лилль находится город Энен-Бомон, в котором проживает порядка 26 000 человек. Город этот окружен свалками — напоминанием о некогда славном рабочем прошлом целого региона, где ране располагалось множество шахт и сталелитейных заводов, а ныне царит запустение. Регион этот, являющийся французским эквивалентом Ржавого пояса в США, также пал жертвой деиндустриализации и безработицы, уровень которой здесь составляет 17%, в то время как в среднем по стране он сохраняется на уровне 10%.

Исторически сложилось так, что рабочие традиционно отдавали свои голоса представителям левых сил, однако перипетии последних лет отбросили их далеко вправо — регион стал форпостом Национального фронта и образцом проведенной крайне правыми силами политической работы. Причиной такой трансформации является недоверие к политикам как левого, так и правого толка, которые не смогли воплотить в жизнь обещаний, данных депрессивным регионам в ходе предвыборных кампаний.

Но какова бы не была причина, опросы показывают, что Национальный фронт набирает популярность среди жителей небольших городков — на последних президентских выборах 2012 года 20% из общего числа избирателей, отдавших голоса за Марин Ле Пен в первом туре, были жителями депрессивных регионов.

На сегодня, согласно результатам последних опросов, Марин Ле Пен уступает лишь полпроцента лидеру президентской гонки Эммануэлю Макрону с соотношением голосов 25,5% к 26% соответственно, и виной тому неблагоприятная экономическая динамика последних лет. Левые силы, возглавившие Францию в 2012 году, окончательно разочаровали своих традиционных избирателей — рабочий класс.

Жители Ржавого пояса в США внесли немалую лепту в победу Дональда Трампа, феномен этот не чужд и Франции, а потому исход выборов будет во многом зависеть от степени разочарования жителей французских депрессивных регионов.

Print Friendly, PDF & Email