Итак, вчера поздно вечером после долгого и напряженного обсуждения Палата общин парламента Великобритании приняла во втором чтении закон о прекращении действия законодательства Евросоюза на территории Соединенного Королевства.

Суть его состоит в том, что после вступления в ЕС 45 лет назад Англия принимала те законы, которые соответствовали требованиям сообщества и были фактически общими с другими его странами. Теперь выход Британии из ЕС потребовал перехода к национальному законодательству, которое в чем-то останется прежним, а в чем-то будет отличаться от евросоюзного — в соответствии со спецификой страны.

Но отменить одним махом все законы, принятые за 45 лет, не так трудно. Вопрос: как дальше будет функционировать британская юстиция? Ведь принятие новых законов может затянуться на долгие годы, если соблюдать положенную процедуру. А выход из ЕС не за горами — в конце марта 2019 г. страна окончательно расстается с сообществом.

Правительство Терезы Мэй нашло выход. Сначала — принятием предложенного законопроекта — все прежние законы ЕС автоматически перестают считаться европейскими и становятся английскими национальными. А затем, на основании закона 1539 г., принятого при короле Генрихе VIII, правительство сможет вносит в них необходимые поправки и изменения, не прибегая к обсуждению в парламенте. Основание для этого имеется: в Англии по традиции применяются более новые законы, но и старые не отменяются. Они перестают применяться, но теоретически продолжают действовать — следовательно, законы Генриха VIII юридически не потеряли свою силу.

В таком случае правовая система страны ущерба не понесет: какое-то время будут еще действовать законы ЕС, но уже понимаемые как чисто английские, а затем правительство «подгонит» их под британские мерки в рабочем порядке, не тревожа парламент.

Эту процедуру и избрали мишенью для критики оппозиционные партии, в первую очередь лейбористы. Они обвиняют консерваторов в попытке узурпировать власть и лишить парламент возможности влиять на законодательство. Конечно, этот формальный аргумент призван прикрыть нежелание лейбористов порывать с ЕС, как было решено на прошлогоднем референдуме.

Накануне голосования в Палате общин Лондон стал свидетелем многолюдных манифестаций против законопроекта, а ряд депутатов-консерваторов заявил о своем намерении голосовать против своего же правительства. Тем не менее, вчера вечером все обошлось благополучно для Т. Мэй и ее министров: билль получил минимально необходимое большинство голосов — 326 из 650. Да, некоторые консерваторы голосовали против, зато семеро лейбористов тоже оказались перебежчиками и проголосовали за проект. Всего противники закона получили 290 голосов депутатов.

Теперь билль переходит в комитеты палаты, где в него, несомненно, внесут какие-то поправки. Затем предстоит решающее голосование, затем обсуждение законопроекта в Палате лордов, затем — его утверждение королевой. И вот тогда только билль станет законом, обязательным для всеобщего исполнения.

Print Friendly, PDF & Email