Сборная Украины по биатлону примет/не примет участие в последнем в нынешнем сезоне этапе Кубка мира. Сообщение такого рода воспринимается вполне нормально, буднично. А для многих спортивных болельщиков – и вовсе может быть незаметным. Но если к указанному выше добавить, что данный этап пройдет в российской Тюмени, градус этого текста сразу же поднимется. Причем на порядок. Оно и не удивительно, если учитывать наши отношения со страной-агрессором и допинговую вакханалию, творящуюся в российском спорте.

До последнего времени украинские спортсмены участвовали в соревнованиях, проводимых на территории нашего северного соседа. Нельзя сказать, что такие выступления были регулярными, но они имели место быть

Тем не менее, до последнего времени украинские спортсмены участвовали в соревнованиях, проводимых на территории нашего северного соседа. Нельзя сказать, что такие выступления были регулярными, но они имели место быть. Теннис, борьба, бокс, биатлон – отечественные представители этих (и других) видов спорта за последние четыре года не единожды посещали Россию с официальными визитами. Кого-то за такие вояжи критиковали, кого-то – нет, но на уровне нашего профильного министерства к таким спортсменам официальной обструкции не было. Вроде бы не предвиделась эта обструкция и накануне поездки нашей биатлонной сборной в Тюмень на последний в году этап Кубка мира. Но внезапно ситуация поменялась. Причем кардинально.

Первоначально стало известно, что руководство Федерации биатлона Украины в лице ее президента Владимира Брынзака таки приняло решение лететь в Тюмень. Во всяком случае, информацию в таком ключе быстро растиражировали многие отечественные СМИ, и на какое-то время она стала официальной. На фоне наших отнюдь не дружеских отношений с «дружеской» Россией, а также учитывая тот факт, что тюменский этап Кубка мира взялись бойкотировать сборные Канады, США, Чехии и спортсмены некоторых других стран (в частности, Швеции), грядущая поездка украинских атлетов в Россию подлила масла и в без того бушующий огонь страстей. Но этот огонь внезапно затух, так как на авансцену вышел министр молодежи и спорта Игорь Жданов, который официальным указом запретил нашим биатлонистам посещать Тюмень. Впервые об этом стало известно со слов Владимира Брынзака. Кстати, глава нашей биатлонной ассоциации до последнего отстаивал возможность поездки нашей команды на соревнования в Россию. Риторика Владимира Михайловича на сей счет время от времени варьировалась, но в корне не менялась.

Сначала президент федерации биатлона дал понять, что наши спортсмены бойкотировать тюменский этап не намерены

Сначала президент федерации биатлона дал понять, что наши спортсмены бойкотировать тюменский этап не намерены: «Я, как человек, который отвечает за спорт, считаю, что мы должны ехать – зарабатывать как можно более высокие места в общем зачете, отстаивать национальную квоту. Если мы не поедем, потеряем квоту – ее заберет та же Россия». И еще: «Чего нам бойкотировать? Как примут решение, тогда и будем смотреть, что происходит в мире. Сейчас все много говорят, а я не хочу говорить, а сделать так, как будет нужно в соответствующий момент». Чуть позже Владимир Михайлович начал немного сомневаться: «Как все поступят, так и мы. Это Кубок мира — официальные соревнования, где есть зачет, есть очки, которые нужны каждой команде, чтобы иметь квоту на следующий год. Делать из этого какую-то политику не хотелось бы». Но далее он все же не избежал «делание политики» и заявил: «Если на политическом уровне посчитают, что мы не должны принимать участие в этих соревнованиях – пусть министерство принимает решение, и мы его будем обязаны выполнять» (все эти цитаты взяты из открытых источников).

То есть, позицию Брынзака определить можно. Вторят ему и сами украинские спортсменки, слова которых цитируют российские СМИ: «Конечно, будем участвовать. Почему мы должны лишать себя соревнований? У нас даже не обсуждалось, чтобы не поехать в Тюмень. Бывали там не раз, и никаких проблем у нас не возникало. Уверены, не возникнет и на Кубке мира» (как и вышеизложенная, эта цитата взята с открытых источников). И в этом вопросе все более-менее.

Видится, аргументация руководителя федерации биатлона и особенно спортсменок зиждилась на следующем постулате: коль не запрещено, значит можно. Международные соревнования в Тюмени разрешены и мировой федерацией, до последнего времени не были запрещены и нашей. Опять-таки, баллы и квоты на следующий год…

Нужно ли говорить о другой, моральной стороне этого «вопроса», учитывая наши реалии? Безусловно, хотя в нашем спорте такое не принято. Почему? Вопрос сложный и простой одновременно: коль на государственном уровне у нас непонятные отношения с Россией, чего тогда требовать от нашего спорта? Однако есть одно «но». И речь пойдет совсем не об АТО.

Напомню, что в прошлом году тюменский этап Кубка мира по биатлону был перенесен в Контиолахти из-за того, что в применении допинга уличили больше 30(!) российских биатлонистов. Собственно, россияне не стали дожидаться официального запрета от международной федерации, а сами отказались от проведения кубкового этапа. С тех пор в российском спорте в контексте борьбы с допингом существенных изменений не произошло. Скорее наоборот, ведь даже среди тех спортсменов, которые прошли тщательнейший отбор накануне олимпийского Пхенчхана, нашлись и такие, кто дружит с запрещенными медпрепаратами. Не изменилась и позиция спортивной России в мире. С 1 апреля 2018 года России запрещено подавать заявки на проведение международных соревнований. Не восстановлено в правах и российское антидопинговое агентство. Именно эти «допинговые» факторы стали причиной для отказа от поездки в Тюмень спортсменов из США, Канады, Чехии и Швеции, которые в один голос возмущаются тем, что «проведение этапа Кубка мира в России несет возмутительный посыл безразличия к борьбе с допингом» (цитата из сообщения американской биатлонной федерации). До последнего момента украинская биатлонная федерация придерживалась несколько иных убеждений в этом вопросе, основанных скорее на прагматизме.

Ситуация резко поменялась после не менее резкого заявления Игоря Жданова. Министр своим указом запретил посещать соревнования в России не только нашей сборной по биатлону, а и вообще всем национальным командам

Ситуация, как было сказано выше, резко поменялась после не менее резкого заявления Игоря Жданова. Министр своим указом запретил посещать соревнования в России не только нашей сборной по биатлону, а и вообще всем национальным командам. Причем речь идет не только об официальных турнирах, но и учебно-тренировочных сборах. Аргументом для такого решения стала «опасность для наших спортсменов на территории России». Стало быть, сейчас опасность есть, а год или два тому назад не было? Но это так, размышления вслух. Поговаривают, что Жданов первоначально якобы не собирался принимать такого резонансного решения, надеясь достигнуть компромисса с Брынзаком, однако последний твердо стоял на своем, и пришлось «ломать через колено».

В итоге отныне украинские спортсмены по всем видам спорта не смогут выступать на соревнованиях в России. Как долго продлится этот бойкот – вряд ли кто-то сейчас ответит. У этого решения есть свои сторонники, есть и критики. Можно понять логику и тех, и иных, ведь все мы горазды здесь и сейчас. А вот кто выиграл и проиграл от такого решения – покажет лишь время.

Александр Панфилов

Print Friendly, PDF & Email