Владимир Путин хотел превратить планы Иосифа Сталина по созданию опорного плацдарма в Арктике в доходное предприятие. Речь о том, чтобы предоставить миру новый судоходный путь, который выигрывал бы в соперничестве с Суэцким каналом.

Однако теперь России придется использовать этот путь в гордом одиночестве.

Хотя грузы по Северному морскому пути (СМП) в 2016 году перевозили такими темпами, каких не видели с заката Советского Союза три десятилетия назад, иностранных судов в этом потоке почти не наблюдалось. Вместо того чтобы ждать, пока мировые судовладельческие компании станут заходить в порты северного морского пути, России приходится самой осваивать трансполярный канал. Новый маршрут помогает сократить до 12 дней пути между Европой и Азией в период навигации – а это всего четыре с половиной месяца в году.

Феликс Чуди, председатель частной судоходной и инвестиционной компании Tschudi Shipping Co AS в Норвегии, заявил, что все дело в стоимости поставляемых товаров. В нынешних условиях низкой стоимости нефти и рынка грузовых перевозок, привлекательность СМП снижается.

Прибрежное судоходство, впервые опробованное в XIX веке, становится все более жизнеспособным в результате глобального потепления, но теряет свою значимость в эпоху дешевой нефти.

Падение цен на сырьевые товары означает, что ставки фрахта недостаточно конкурентоспособны, чтобы вытеснять трафик с установленных маршрутов через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море. И даже при таянии льда в Арктике условия доставки по-прежнему непредсказуемы и достаточно дороги. Это отпугивает даже собственные, российские компании, такие как ГМК «Норильский никель», которые сейчас предпочитают традиционные южные проходы для экспорта в Азию.

Согласно правительственным данным, транзит грузов, перевезенных по Северному морскому пути в прошлом году, составил менее 3 процентов от общего количества грузов по сравнению в 30 процентами в период с 2012-2013 годов. Это помогло проходу побить рекорд по поставкам, установленный в 1987 году. Россия ожидает, что в этом году поток грузов будет расти с началом поставок с крупнейшего в Арктике месторождения сжиженного природного газа.

Вместо того, чтобы открывать новые рубежи для судоходства, к чему были попытки в 2015 году, российский президент неосторожно возвращается к более изолированным целям своих советских предшественников.

Россия, владеющая половиной арктического побережья, где добывается почти 60 всех углеводородных ресурсов, адаптировала морское сообщение к условиям внутреннего использования. По словам Сергея Балмасова, руководителя Информационного офиса СМП в Мурманске, большая часть прошлогоднего увеличения была связана с поставками оборудования на строительную площадку российской газовой компании «Новатэк» под руководством завода «Ямал СПГ».

По данным государственного агентства, которое управляет этим маршрутом, в прошлом году уголь, металлы, продукты питания и топливо транспортировали вдоль побережья, что в целом привело к увеличению грузопотоков до 7,48 млн тонн, что на 38% больше, чем в 2015 году. Компания «Новатэк» будет оставаться в этом грузопотоке движущей силой, крупнейшим предприятием, когда к концу 2017 года она начнет производить топливо, предназначенное в основном для азиатских клиентов. По словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, к 2022 году общий объем поставок может достигнуть 40 миллионов тонн.

Вместо того, чтобы открывать новые рубежи для судоходства, к чему были попытки в 2015 году, российский президент неосторожно возвращается к более изолированным целям своих советских предшественников. При Сталине, в 1934 году, коммунистическая партия выработала свою стратегию по развитию Северного морского пути. Рассматривались варианты от строительства арктических портов до создания местных оленеводческих ферм.

В северном порту Архангельска 29-30 марта проходил Международный арктический форум, на котором собрались российские и скандинавские чиновники. Миллиардер Леонид Михельсон, генеральный директор «Новатэк», выступил на нем с сообщением, что превращение маршрута в глобальное звено, способное конкурировать с Суэцем, является вполне реальной задачей, и что это всего лишь вопрос времени.

По словам Михельсона, суда ледового класса, построенные специально для транспортировки сжиженного природного газа из проекта «Ямал», смогут проделывать арктический проход в течение семи-восьми месяцев в году. Первое такое судно провело пробное причаливание в четверг на полуострове за Полярным кругом. За церемонией по видеосвязи из Архангельска наблюдал Путин.

На Международном арктическом форуме российский президент сказал, что трансполярный коридор – это «легендарный» маршрут с огромным потенциалом для российской и мировой экономики. По мере строительства новых судов ледового класса он сможет работать практически круглый год, и Россия приглашает «своих международных партнеров» использовать его.

Для мировых грузоперевозчиков, которые начали использовать этот проход в 2009 году, Арктика все еще доставляет достаточно проблем, чтобы выбрать более затратный по времени объезд. Несмотря на то, что расстояние уменьшается почти вдвое, в отличие каналов на юг, объезд доступен только в летний и осенний период. При этом условия на море меняются от года к году. Это также делает плавание более суровым, усложняя планирование для контейнерных грузовых судов и увеличивая стоимость перевозки.

По данным Сверре Бьорна Свеннинга, директора по исследованиям в компании Fearnleys в Осло, вопрос об использовании Арктического водного пути стоит на повестке дня в Кремле.

Балмасов сообщил, что в течение летне-осеннего сезона Северный морской путь мог бы стать интересным альтернативным маршрутом для некоторых сегментов грузоперевозок в зависимости от портов и наличия обратных грузов. Тем не менее, в обозримом будущем круглогодичные поездки в Азию останутся лишь чем-то «сродни подвигу».

Это мнение поддержали консультант Drewry Maritime Research (компания-поставщик исследовательских и консалтинговых услуг для морской и судоходной отрасли) и брокер компании Fearnleys A/S, которые говорят, что объемы транзита, вероятно, останутся низкими из-за ограниченного времени навигации, сурового климата и снижения фрахтовых ставок на более традиционных маршрутах.

По данным Сверре Бьорна Свеннинга, директора по исследованиям в компании Fearnleys в Осло, вопрос об использовании Арктического водного пути стоит на повестке дня в Кремле. Однако, пока еще это скорее внутренние грузоперевозки, нежели полноценный транзит.

Падение цен на нефть снизило привлекательность маршрута для международных грузоотправителей. Однако, как заявил в Архангельске министр транспорта Максим Соколов, Россия надеется, что объемы транзита восстановятся достаточно быстро, если стоимость нефти вновь вырастет. Ведь рано или поздно все меняется.

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email