Атаки врага на крупные украинские города, включая столицу, осуществляются по инерции, отметил советник главы ОП.
Советник главы Офиса президента Алексей Арестович вечером во вторник, 8 марта, заявил, что не видит вариантов для российской армии в Украине, ее ждет гибель.

«Они еще движутся по инерции приказов, но пытаться окружать одновременно четыре крупные городские агломерации (Киев, Харьков, Мариуполь, Николаев) 200 тысячами войск, разнесенных на дистанции в 500 км, могут только полные идиоты», — написал он в Facebook.

По его словам, атаки врага на украинские города, включая столицу, осуществляются также по инерции. При этом противнику не помогут те резервисты, которых пытаются «наскрести на Кавказе и кинуть сюда, без боевого слаживания (времени нет) на старых драндулетах, замелькавших по железнодорожным платформам в России».
Арестович отметил, что если бы армия РФ не была армией трусов, то какой-то генерал предложил бы российскому президенту Владимиру Путину отступить и торговаться за захваченное, «искать способ убраться из Украины с сохранением хоть какого-то лица».

«Но проблема в том, что и этот вариант им не поможет», — сделал вывод представитель ОП. Поскольку, объяснил он, не найдется такого генерала, Путин никого не слушает и, наконец, наши «партизаны и добровольцы, спецназ и пехота, авиация и десант, артиллерия и ракетные войска добьют и ставших в оборону, и пытающихся вырваться».

Арестович задался вопросом, известно ли захватчикам, находящимся на украинской земле, что в Крыму стартовала продажа квартир и что из полуострова экстренно вывезли семьи сотрудников ФСБ.

«Им здесь конец. Страшный, разгромный, позорный. Такой, что содрогнется сама История. И это будет закономерный финал этого затхлого, свинцового, нечеловеческого режима», — предрек он.

По словам советника, нашим защитникам «еще придется пострелять. И еще будет страшно, и будет еще их продвижение вперед, и еще будет угроза Киеву, и будут еще авиационные и ракетные удары, и будут еще наши павшие».

«Но все это зомби-наступление — инерция армии мертвых. А мы — живые. И бьемся за живых. Во имя жизни», — подчеркнул он.

Print Friendly, PDF & Email