Десятилетиями американское правительство вело напряженную борьбу с китайским против торгового мезальянса. Китай продавал Америке намного больше товаров, чем у нее покупал. Такое положение дел в торговле привело к торговому дефициту в США и профициту в КНР. Суть американо-китайских отношений всегда сводилась именно к этому вопросу. Только в последние несколько лет ситуация между двумя странами перешла в военно-политическую плоскость, но торговый дисбаланс все равно остается самой актуальной темой. Вашингтон все эти годы требовал от Пекина укрепить юань, дабы сделать китайские товары на американском рынке более дорогими. В конце концов Китай сдался и отпустил свою национальную валюту с фиксированного курса в 8.25 юаней за 1 доллар США в свободное плавание, где та достигла цены в чуть больше 6 юаней за доллар. Тем временем экономические сдвиги в Поднебесной привели к тому, что понятие «китайская цена» перестало существовать. Заработные платы и многие другие компоненты себестоимости, делавшие производство в КНР столь дешевым, изменились. Повышение цен в стране и укрепление национальной валюты заставили поток китайских товаров в США уменьшиться или, по крайней мере, стабилизироваться. Кроме того, значительная часть китайского экспорта имеет американские корни – к примеру, телефоны, планшеты и компьютеры компании Apple, собираемые в Китае, но разрабатываемые в США. Современные цепочки поставок в мире глобализации сделали КНР и США чуть ли не братьями по коммерческому оружию. Практически все американские транснациональные компании имеют производство в Китае, и львиная доля их прибыли формируется за счет китайского труда.

Если Китай поставляет в Америку ее же собственные товары, являясь, по сути сборочным цехом для Штатов, то ФРГ шлет исключительно оригинальную немецкую продукцию.

Но совсем иная ситуация все эти годы складывалась у Соединенных Штатов с другим торговым партнером – Федеративной Республикой Германии. Никогда Вашингтон и Берлин не обсуждали свои торговые отношения, поскольку в них всегда царили гармония и полное взаимопонимание. Однако цифры торгового баланса между странами всегда были не в пользу Америки. Так же, как и в торговле с Китаем, Америка сильно уступала своему партнеру. Показатели дефицита, конечно, отличались на порядок: с Китаем это было в пределах 300-400 миллиардов долларов в год, а с Германией — около 60-70 миллиардов. Однако между китайским и германским дефицитом имеется существенная разница. Если Китай поставляет в Америку ее же собственные товары, являясь, по сути сборочным цехом для Штатов, то ФРГ шлет исключительно оригинальную немецкую продукцию. Кроме того, товары из Германии видны американскому народу невооруженным взглядом, потому что это в основном автомобили – дорогие автомобили: Мерседесы, БМВ, Ауди и т. д.

Именно поэтому президент Трамп решил сделать ФРГ своей следующей целью в торговой войне с внешним миром. Американская промышленность находится на пороге вымирания. Ее разгромили лучшие друзья и верные союзники: Германия, Япония, Южная Корея. Больше половины американского автомобильного рынка — это импортные машины. В то же время в Японии или Южной Корее найти на улице авто из-за рубежа сложно или очень сложно. Начать торговую войну с Японией или Южной Кореей президенту Трампу в сегодняшней международной обстановке сложно – с Китаем назревает серьезное противостояние, и от этих двух стран потребуется максимальная поддержка. Кроме того, с Японией, как и с Китаем в свое время, сложные торговые переговоры были уже проведены. Токио тогда принудили к торговому миру с США. В результате японские автоконцерны перенесли свое производство на американскую землю и практически все японские машины, продающиеся в США, стали американскими. Сегодня дефицит торговли США с Японией находится на третьем месте после китайского и немецкого.

Кроме того, что объем импорта немецких товаров в США никто не еще никогда не обсуждал, ФРГ имела несчастье за последнее время рекордно увеличить продажи. В значительной степени этому способствовало слабое евро. Как бы там ни было, в 2016 году Германия поставила абсолютный рекорд, продав за рубеж товаров на сумму 297 миллиардов долларов. Будь евро сильнее, цифра была бы еще больше. Китай, к примеру, в 2016 году выторговал на международном рынке сумму в 245 миллиардов долларов. Таким образом ФРГ не только стала самым крупным импортером в мире, но и существенно обогнала в этом Китай. Импорт составляет 48% ВВП Германии, в то время как в Китае — только 26%. Такой тренд вызывает тревогу многих стран, особенно, ближайших соседей Германии, куда преимущественно и поступает немецкий импорт. У Польши, к примеру, уже никогда не будет шансов иметь собственную автомобильную индустрию, которая у нее была в свое время, потому как немецкий автопром задавит любую попытку производить другие машины в радиусе нескольких тысяч километров от своих границ. Но что Варшава может сказать Берлину. Ничего. А вот Вашингтон очень даже может.

Не исключено, что президент Трамп просто изображает бурную деятельность по защите страны от внешних врагов перед своими избирателями.

Каковы будут результаты назревающего торгового противостояния между лидером свободного мира и лидером свободной Европы, предсказать сложно. Можно только заявить, что Америка начала войну. Президент Трамп назвал Германию плохой, очень плохой. Канцлер Меркель через несколько дней заявила, что ситуация в мире коренным образом изменилась, и Европе придется рассчитывать только на свои силы.  Первый залп сделан с обеих сторон. Остается понять, насколько война будет серьезной, потому что Трамп уже начал и закончил войну с соседней Мексикой и далеким Китаем, ни сделав на этой войне ни единого торгового выстрела, хотя обещал обоим врагам страшную участь. Не исключено, что президент Трамп просто изображает бурную деятельность по защите страны от внешних врагов перед своими избирателями. В таком случае он просто ненадолго сотрясет воздух и перейдет к следующему врагу, так ничего и не сделав с нынешним. Так значительно проще, чем изменять что-либо в сегодняшней глобальной экономике, где царит тотальная демократия и свобода действий. Даже великой Америке принудить к чему-то другие страны очень сложно. Вот, к примеру, Вашингтон уже четвертый год увещевает наше правительство прекратить заниматься коррупцией и заняться делом, а те на Вашингтон плюют безо всяких серьезных последствий. Что уж тут говорить о великой Германии. Чихать великая Германия хотела на Соединенные Штаты не меньше нашего правительство. А потому, скорее всего, серьезной торговой войны не будет — отношения остынут, а через некоторое время все вернется на круги своя. Но все это неприятно, и осадок у человечества от американо-германского конфликта остался. Посмотрим, как надолго.

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email