Прошёл 21 месяц с момента вступления Трампа на пост – насколько за это время Америка приблизилась к автократии? Это был довольно противоречивый путь – столько безумных моментов – кто тут за всем уследит!

Жизненно важно измерять пройденный путь. Как превосходно выразился Авраам Линкольн в одной своей кулуарной речи: «Если бы мы знали, где находимся и куда стремимся, то могли бы лучше решать, что нам делать и как поступать».

Начнём с хорошей новости: несмотря на президентство Трампа, федеральные правоохранительные органы крепко держали свои позиции. На момент написания этого материала, расследование специального прокурора Роберта Мюллера продолжалось вопреки всем протестам Дональда Трампа. Министерство юстиций игнорирует Твитер-призывы президента начать разбирательства против его противников. Насколько нам известно, Налоговое управление США и другие федеральные агентства не преследуют критиков Трампа. В июле департамент полиции Огайо принял меры против оппонента президента, порноактрисы известной как Сторми Дэниэлс, задержав её за прикосновение к агенту под прикрытие во время выступления в стрип-клубе. Позже обвинения были сняты. Все факты указывают на то, что это полностью было инициативой местных властей.

Иногда Трамп одерживает победу в суде, как это произошло с его мусульманским запретом. Но чаще он проигрывает, как когда президент хотел разлучить детей-мигрантов с их родителями на южной границе. Дела, имеющие политическую подоплёку, минуют правовую систему традиционно узнаваемым способом.

В общем, Трамп был заметно ограничен своей непопулярностью. Он унаследовал сильную и растущую экономику. Потери Америки от военных действий оставались на низком уровне. Более адекватный президент, столкнувшись с равнозначными фактами, мог бы ожидать рейтингов одобрения на уровне Билла Клинтона во время его второго срока: 50 и выше процентов. Вместо этого Трамп скатился до 40.

В июле институт Гэллапа просил оценить 13 аспектов личности Трампа. Лишь 43% респондентов считают, что президент заботится о них. 37% считают его честным и заслуживающим доверия. И лишь 35% восхищаются им. Очевидно, что его неустойчивое и оскорбительное поведение, расовая враждебность, как и жестокое обращение с женщинами сделали своё дело.

Значительная часть этого издания посвящена вопросам долговременной жизнеспособности либеральной демократии. Демократия во всём мире выглядит более хрупкой, чем когда-либо со времён Холодной войны. Но если она выживёт в сегодняшней Америке, будущие историки могут прийти к выводу, что демократия была спасена давлением, оказываемым президентом через Твиттер. Если бы Трамп в течение нескольких месяцев кряду сохранял приличествующую тишину, он мог бы снизить поддержку и нанести урон государственным институтам США. Опять же, Дональд Трамп, контролирующий свои импульсы, не был бы собой.

Трамп создал наименее дееспособный Белый дом на нашей памяти, и его ошибки замедляли его так же, как и его личные качества. Он приезжал в Саудовскую Аравию, но никогда не посещал войска США в регионе. Потенциально позитивные моменты, как, например, освобождение трёх осуждённых из Северной Кореи 10 мая, регулярно перекрываются такими глупостями, как утечка информации об издевательстве специального помощника Келли Садлер над Джоном Маккейном во время внутреннего заседания Белого дома («Это не имеет значения, он всё равно умирает»).

Трамп может завязать шнурки и пойти копаться в грязи Розового сада, но это не отменяет историю его противостояний с государственными институтами США. В этом Трамп действует не один. Его поддерживает Республиканская партия в Конгрессе и её многочисленные сторонники по всей стране. Республиканские лидеры и спонсоры создали механизм адаптации к эре Трампа, мантру: «Игнорируйте странности, сосредоточьтесь на политике». Но политика всё больше попадает в зависимость от странностей: тарифы, торговые войны, ссоры с союзниками, подозрения в секретных сделках с русскими. Странности и есть политика, вносящая в партию президента изменения, которые не так просто и не так быстро можно будет обернуть вспять. Возможно, вам безразлична партия президента. Так не должно быть, потому что либеральная демократия не выдержит, если только одна из двух основных партий будет привержена демократическим ценностям.

Вот три области, вызывающие наибольшую обеспокоенность:

Этическая

Дональд Трамп продолжает пренебрегать давними этическими нормами, выполнение которых ожидают от президента Соединённых Штатов. Он никогда не обнародовал свои налоговые декларации, он даже больше не беспокоится о том, чтобы придумать благовидные причины, к примеру, предполагаемый аудит. Его помощники отмахиваются от этого вопроса, как от чего-то решённого ещё в 2016 году.

Тем временем президент продолжает принимать платежи от людей заинтересованных в определённых решениях его администрации, от иностранных правительств, жаждущих влиять на американскую политику, и даже от его собственной партии. Те, кто стремится заполучить внимание президента, оказывают покровительство его отелям и гольф-клубам. Авторитарный Китай предоставляет быстрые меры защиты торговых знаков для бизнеса его семьи. Презрение Трампа к этическим принципам охватило и его кабинет и старших сотрудников. Никого уже не удивляет, когда обнаруживается, что его коммерческий секретарь подал ложную финансовую отчётность или что его помощник по связям с общественностью, похоже, занимался запугиванием жертв сексуального насилия на Fox News. Или когда показывают, что его зять ищет финансирование для бизнес-начинаний у инвесторов в Катаре и Объединённых Арабских Эмиратов и одновременно участвует в обсуждении государственного вопроса, касательно того, какую из этих стран поддержать в военном противостоянии. Если одним из критериев авторитаризма является слияние государственной власти и семейных экономических интересов, то указатель опасности приближается к красной зоне.

Подчинение государства лидеру

На церемонии 20 июля в Белом доме собрались руководители, пообещавшие президенту создание новых рабочих мест. Если вы ещё не видели, посмотрите видео: сцена напоминает раджу, принимающего восторженную похвалу от смиренных феодалов.

Возможно, наиболее определяющей характеристикой современных автократов, таких как: Реджеп Тайип Эрдоган, Виктор Орбан и Владимир Путин – является то, как они пытаются привнести культ личности в обычные действия правительства. В условиях демократии главный исполнительный орган воспринимается как гражданский служащий. В самодержавии он преподносит себя как общественного благодетеля, даже когда использует народную власть в личных целях.

Очевидно, чтобы наказать владельца Washington Post и гендиректора Amazon Джеффа Безоса, Трамп заставил Почтовую службу повысить налог Amazon, предупредив тем самым других бизнес-лидеров, чтобы они были осторожны с тем, что говорят. Он мобилизовал владельцев команд NFL на свою войну против темнокожих игроков, приклоняющих колено во время звучания национального гимна в знак протеста против расизма и жестокости полиции.

Тарифы Трампа также персонализируют власть. Они позволяют ему привилегировать одни области промышленности и наносить ущерб другим. Некоторые, терпящие потери, могут, скажем, получать компенсации, в то время как другие, такие как производители аэрокосмической техники, будут игнорироваться. Все экономические секторы должны внять новой истине, что действия исполнительной власти могут либо поднять их доходы до небывалых высот (в июле, вскоре после того, как Трамп ввёл новые тарифы на сталь и алюминий, крупнейший металлургический комбинат Америки сообщил о своей самой высокой прибыли за второй квартал), либо обрушить их (акции Molson Coors, которая полагается на дешёвый алюминий в производстве своих пивных банок, упали на 14% после объявления новых тарифов Трампа этой весной).

Когда Трамп ссылается на «своих» генералов или «свои» спецслужбы, он учит своих сторонников переосмысливать суть того, как должно функционировать президентство. Мы не так уж и далеки от замечания Рональда Рейгана о том, что он и его жена были последними временными арендаторами Палаты представителей.

Альтернативные факты

Едва ли Дональд Трамп – первый президент, который лжёт даже о серьёзных вещах. Тем не менее ни один из его предшественников не совершал того, что он сделал в июле: не приезжал на американский сталеплавильный завод и не заявлял, что это благодаря его руководству компания откроет семь новых объектов. В действительности компания открывала две доменные печи на одном предприятии. Вы могли подумать, что его аудитория будет знать точные факты, но собравшиеся сотрудники всё равно приветствовали президента.

Трамп может и не блестящий менеджер или разработчик, но он прекрасный рассказчик. Он оказал существенное влияние на формирование мировоззрения своих сторонников, изолируя их от наносящих ему вред новостей. Количество республиканцев с положительным отношением к ФБР упало с 65% в начале 2017 года до 49% в этом июле. За последние три года рейтинг одобрения Владимира Путина среди республиканцев практически утроился до 32%.

Чтобы защитить президента и самих себя от правды о вмешательстве России в его избрание, республиканские члены Постоянного специального комитета Палаты представителей США по разведке состряпали (а консервативные СМИ распространили) продуманную выдумку о заговоре ФБР против Трампа. Старшие лидеры партии знают, что это не соответствует действительности. Вот почему они подавляют попытки принятия в этом отношении мер посредством расследования спецпрокурора. Но они с радостью позволяют своим сторонникам верить в эту ложь, по крайней мере в той степени, чтобы настроить их на промежуточные выборы.

Многие американцы хотят верить, что победа Демократов в ноябре позволит сменить курс. Но они должны быть осторожны с верой в эту перспективу. Если демократы обретут некую власть в Конгрессе, это может наоборот ускорить развитие текущих тенденций. Если республиканцы потеряют власть в Вашингтоне, то Трамп заполучит власть в своей партии.

Сегодня республиканцы, щепетильно относящиеся к Трампу, могут рассматривать спикера Палаты представителей Пола Райана или лидера большинства в Сенате Митча Макконелла в качестве альтернативных источников власти и патронажа в Вашингтоне. Но в случае утраты партией мест в Конгрессе, их влияние на Конгресс сократится. Власть в Вашингтоне будет разделена между Трампом и демократами. Если законодательный успех станет призрачной возможностью, то Белый дом может начать более агрессивно проверять пределы своей власти.

Трамп столкнётся с большим количеством расследований, чем сегодня. В игру вступит партийная лояльность, поскольку республиканцы сплотятся вокруг своего находящегося в боевой готовности лидера. Консервативный учёный муж М. Стантон Эванс отметил: «Я не любил Никсона до Уотергейта». Эта шутка описывает сегодняшнюю реальность. Среди приверженцев Трампа «Нет сговору» уже превратилось «Сговор – это не преступление», а вскоре может последовать «Сговор – это патриотично». У сторонников президента нет выхода. Партийная принадлежность с 1970-х укрепилась в центральный принцип идентичности личности. Если Трамп будет разоблачён и отвергнут, его сторонники буду дискредитированы вместе с ним. Чтобы он выстоял, они должны защитить его.

В ультраполяризованной пост-ноябрьской среде Республиканская партия может ещё больше радикализироваться, поскольку она теряет позиции, переставая конкурировать за голоса избирателей, и вместо этого надеется выстоять в дальнейшем путём изменения системы голосования. Дональд Трамп – президент по многим причинам, но одна из них – резкое падение числа темнокожих избирателей в 2012-2016 годах. Неудивительно, что Хиллари Клинтон не удалось привлечь на свою сторону такое же число темнокожих избирателей, как Бараку Обаме в 2012. Удивительно, что она собрала меньше, чем Джон Керри в 2004 году. Но в прошедшие года правила изменили таким образом, что процедура голосования для не республиканских и особенно темнокожих избирателей стала намного сложнее – и ситуация продолжает меняться в этом направлении.

Вы можете знать историю американской демократии как серию расширений избирательного права, завершившуюся реформами 60-х-70-х годов. Но право голоса столь же часто поддавалось обратному процессу как на государственном, так и на местном уровнях: наиболее известные примеры – тест на грамотность и подушный налог с избирателей Джима Кроу. Начиная с 2010 года, эта история первых избирательных ограничений повторяется, и если республиканцы почувствуют, что их позиция у власти после 2018 года пошатнулась, подобные возвращения к прошлому могут продолжиться.

Мы не можем возложить вину за проблемы демократии в Соединённых Штатах на какого-либо харизматичного демагога. Многие из современных самодержцев совершенно лишены харизмы. Они процветают лишь за счёт того, что управляют политическими и этническими блоками, которые всё чаще преобладают как множество, но не большинство. То же самое касается и Трампа.

Свободные общества зависят от всеобщего согласия соблюдать правила игры. Если решительное меньшинство отвергает эти правила, то страна движется прямиком к катастрофе. В 2016 сторонники Трампа открыто размахивали огнестрельным оружием возле избирательных участков. С тех пор они научились рационализировать нелегальную помощь на выборах от враждебных иностранных правительств. Президент помиловал бывшего шерифа Джо Арпайо, осуждённого за неуважение к суду и нарушение гражданских прав в округе Марикопа, штат Аризона и Динеша Д’Сузу, осужденного за нарушение законов о финансировании выборов, – направив тем самым безошибочно понятное сообщение: поддержим нападения на правопорядок. Миллионы людей, считающие себя преданными американцами, верящими в Конституцию, зловеще следовали по пути, который указывал Трамп.

Как отметила Рейчел Клейфелд из фонда Карнеги за международный мир, однажды нарушенные демократические нормы не так-то просто восстановить. Из-за пребывания коррумпированного Сильвио Берлускони на посту премьер-министра, Италией сейчас управляет противоречивая коалиция экстремистских партий. Номинально принадлежащие к правому и левому лагерям, они разделяют неприязнь к Европейскому Союзу, близость к путинской России и недоверие к вакцинам. Судьба повалила демагога и губернатора Луизианы Хьюи Лонга, но его семья на протяжении десятилетий после его смерти стояла на заре государственной политики.

Ослабленные институты будут терпеть осаду со всех сторон: мы уже слышим либералов, размышляющих о расширении состава судов в стиле 1930-х годов, в ответ на действия Трампа. Недоверие к свободе слова на территории кампуса сейчас переносятся выпускниками на их рабочие места и в сообщества. Мы можем по другим странам, особенно по Великобритании, наблюдать рост движения, настолько же параноидальных и антисемитских, а также призирающих либеральные свободы и демократические институты активистов, как и альт-правые в Штатах.

Это может произойти здесь. Восстановление демократии потребует от каждого из нас намного большего, чем заполнение одного избирательно бюллетеня. Оно потребует постоянной приверженности возобновлению американских институтов, активизации общего гражданства и повышения национального благосостояния. Путь к самодержавию длинный – что означает, что мы ещё успеем остановиться и повернуть всё вспять. Это также означает, что чем дольше мы ждём, тем дольше будет дорога домой.

Перевод Екатерина Щербак

Источник

Print Friendly, PDF & Email