В стране выросло целое поколение людей, привыкших жить на проценты, потому как ставки на протяжении их жизни были баснословными. Такие люди не сеют и не жнут, а только, как говорили раньше, стригут банковские купоны, с нетерпением ожидая поступления на карточку очередных процентов. Так и живут — от одних процентов до других. Они научились справляться с рисками, раскладывая свои депозиты по множеству разных банков, внимательно проверяя их надежность и стараясь вписаться в гарантированные государством 200 тысяч гривен. Для многих такая деятельность стала настоящей работой – открыть депозиты в дюжине банков, везде выяснить лучшие условия, не пропустить ни одну банковскую акцию. Куча договоров, карточек и всяческих финансовых мелочей. На эти деньги в Украине можно было жить. Имея каких-то полмиллиона гривен собственных средств, что, по сегодняшним валютным меркам, меньше 20 тысяч американских долларов, человек мог спокойно получать из банка 7-8 тысяч гривен в месяц. Заработать такие деньги в Украине честным трудом для большинства населения было практически невозможно, особенно, в деревне или в городе неподалеку от деревни. Банки, кстати, таких людей, в отличие от украинских работодателей, никак не дискриминировали. И в Шепетовке, и в Киеве за свой вклад гражданин получал одни и те же проценты.

Низких процентов в Украине требует МВФ, а все, что от Украины требует МВФ, обязательно в стране происходит.

Так вот, вся эта счастливая банковская жизнь подходит к концу. Чтобы избежать возражений читателей, сразу сформулируем проблему. Низких процентов в Украине требует МВФ, а все, что от Украины требует МВФ, обязательно в стране происходит. Раньше или позже, но обязательно происходит. Ни в каких меморандумах, которые украинское правительство подписывает с западными коллегами чуть ли не еженедельно, ни слова о процентных ставках нет, но везде подразумевается финансовая и макроэкономическая стабилизация. А вот об этом идет речь во всех переговорах. Сокращение бюджетного дефицита, восстановление экономического роста, правильная монетарная политика – разговор с западными партнерами идет исключительно вокруг этих категорий.

В вопросе о монетарной политике учетные ставки играют крайне важную роль. Не наступит в стране наступить макроэкономическая и финансовая стабилизация при таком уровне учетных ставок — это просто невозможно. Во-первых, самым крупным заемщиком является украинское государство. Объем внутренних заимствований на сегодняшний день составляет 700 миллиардов гривен, и платить по государственным облигациям такие огромные проценты государству крайне невыгодно. Во-вторых, ни о каком экономическом росте при нынешних процентах в стране не может быть и речи. Сегодня украинские банки никого не кредитуют, вообще никого — ни физических лиц, ни юридических. Это не только очень плохо для экономики, но может стать настоящей катастрофой для самой банковской индустрии, если продлится еще какое-то время. Банки-то депозиты от населения привлекают, но применить их, то есть выдать в качестве займов, никому не могут. Одновременно с этим огромная инфраструктура в виде сотен отделений, тысяч сотрудников и множества других расходов давит на финансовые показатели банковских предприятий. Если в самое ближайшее время ситуация в отрасли не изменится, ее постигнет судьба советского машиностроения, когда-то процветающего в Украине сотнями мощнейших предприятий. Кто тогда будет выплачивать нашим рантье их проценты, не ясно. Сможет ли фонд гарантирования выстоять в случае массового падения украинских банков, также неизвестно.

Украина сотрудничает с МВФ всерьез, по большому счету, всего два года. За это короткое время было сделано очень много, то есть скорость макроэкономических изменений действительно высока. А потому решать вопрос со ставками, скорее всего, будут очень скоро и очень стремительно. Падение депозитных ставок уже идет, оно довольно значительное, и то ли еще будет. Те понижения ставок, что наблюдались последнее время, были, так сказать, подготовительными, чтобы не испугать население резкими движениями. Да и ситуация в стране, как в политическом, так и в финансовом плане, остается довольно напряженной. Люди каждый день ждали большой войны на Востоке и падения гривны до немыслимой глубины, называя страшные цифры в 40-50-60 гривен за один доллар. Ни того, ни другого, однако, не произошло. И, как ни странно звучит, для рантье это очень плохо. Если в стране, наконец, наступит стабилизация (политическая, экономическая, финансовая), то их банковским процентам настанет капут. Несмотря на бурные разговоры, украинская национальная валюта остается стабильной, а это уже точно означает смертный приговор банковским ставкам.

Проценты по валютным вкладам, кстати, в большинстве украинских банков уже достигли европейского уровня. Некоторые финансовые учреждения все еще платят по валютным вкладам несколько больше, на уровне в 4-5 процентов, но это последние ласточки, очевидно, заканчивающие решать внутренние проблемы. Экономического смысла привлекать валюту, особенно под высокие проценты, нет никакого. Основной деятельностью украинских банков по использованию депозитов от населения является приобретение государственных облигаций, а там никакой валюты не требуется, ведь все они деноминированы в гривне.

Если гривна будет оставаться стабильной, часть населения может на такую громадную разницу в процентах очень даже клюнуть.

Последним приютом украинских рантье стали депозиты в национальной валюте, тем более, что сама национальная валюта стабилизировалась и последнее время даже показывает неплохие результаты. Не исключено, что столь большую процентную вилку между депозитами в национальной и иностранной валюте Центральный банк оставил специально. Если гривна будет оставаться стабильной, часть населения может на такую громадную разницу в процентах очень даже клюнуть. В этом случае они станут менять доллары на гривну и открывать гривневые депозиты, получая на руки процентов этак 13-14 в год, в то время как аналогичная сумма в иностранной волюте вряд ли даст даже 2 процента в год. Такая стратегия может особенно хорошо сработать в случае с пенсионерами, а они составляют большую часть рантье. Они намного больше гривне-ориентированы, валюта им нужна намного меньше, ведь за границу они ездят мало, а вот сбережения у них имеются в масштабе страны очень существенные. Если украинскому правительству удастся склонить часть населения к тому, чтобы перевести свои сбережения из иностранной валюты в национальную, это приведет к укреплению гривны, а также к дедолларизации украинской экономики. Укрепление гривны, даже незначительное, только усилит переход из иностранной валюты в украинскую, с последующим размещением средств на гривневых депозитах.

Но все эти процессы должны происходить постепенно, чтобы дать украинским раньте время на осмысление происходящего. Люди должны привыкнуть к новым процентным реалиям на рынке. Для нашего государства и экономики такое развитие событий является крайне положительным. А для вкладчиков это будет болезненно, но так надо родине, а потому выхода у них в сложившемся положении не будет. Самое же болезненное для вкладчиков произойдет потом — когда им нашепчут, чтобы они поменяли доллары на гривны (дедолларизировали страну) и открыли гривневые депозиты. Через некоторое время проценты по этим депозитам также начнут стремительное движение вниз, потому как это нужно родине – стоимость капитала в Украине нужно понижать для запуска экономики. Вот тогда у нас с рантье как с классом и покончат. Жить им на жалкие 6 процентов в год в национальной валюте или полпроцента в интернациональной будет невозможно. И случится это, не ручаемся, когда, но точно скоро.

Иван Пырьев

578 просмотров всего, 11 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email