Юрий Ериняк: «Вместо Одессы отправили служить в Семипалатинск»

Успех и заслуги делят жизнь публичных людей и предпринимателей на период «до» и «после». И так уж получается, что обе эти категории людей редко делятся подробностями своей жизни из первого периода, времени становления и профессионального созревания. Хоть там, как правило, скрывается крепкий стержень, который и позволяет им в дальнейшем добиться успеха.

Мы побеседовали с предпринимателем и меценатом Юрием Ериняком, чтобы разобраться в том, где лежат корни его профессионального успеха, и почему он решил посвятить жизнь именно благотворительности.

Мы побеседовали с предпринимателем и меценатом Юрием Ериняком, чтобы разобраться в том, где лежат корни его профессионального успеха…

Юрий Ериняк родился и вырос в Молдавии

Юрий Ериняк родился в 1967-м в спокойном молдавском городке Бельцы. Семья была совершенно обычной для того времени. «Помню, ютились впятером — с родителями, братом и сестрой — в одной двухкомнатной квартире. Школьные костюмы покупались на два размера больше, а мама еще и ушивала брюки, чтобы те дольше носились — когда распускала их, они начинали «блестеть» на сгибах. Перед девочками было неудобно«, — с улыбкой вспоминает меценат. Впрочем, в то время республика переживала расцвет — в 50-е годы первым секретарем ЦК Компартии Молдавии был Леонид Брежнев, что означало приоритет в вопросах распределения социалистических благ. «По продуктам, обеспечению бытовыми вещами Молдова давала фору окружающим республикам«, — рассказывает Ериняк.

«Служить нас отправили в Семипалатинск, на ядерный полигон…»

Закончив школу в 1982-м и ПТУ в 1984-м, будущий бизнесмен был призван в армию и отбыл в Харьков — там в военной «учебке» он получил специальность автокрановщика. Это была весьма дефицитная специальность, особенно в республиках Средней Азии. «А я очень любил технику. Нам тогда сказали: «кто хорошо закончит учебку — попадет ближе к дому». Я-то думал, под Одессу или куда поближе. Вышло иначе: мы с еще одним парнем закончили учебу с отличием, и нас отправили в Семипалатинск, на ядерный полигон! До города Курчатов, которого даже на карте не было, ехали на поезде 10-12 дней«. В Северном Казахстане Ериняк служил 1,5 года — по сути, работал преподавателем, обучая работе с автокранами солдат-выходцев из Казахстана, Узбекистана и других республик.

Кстати, именно в этом городе в 50-80-е годы проводились испытания ядерного оружия. Только по официальным данным там было произведено не менее 468 испытаний — сколько их было на самом деле, большой вопрос. «Хорошо, что Горбачев, который пришел к власти, тогда наложил мораторий на проведение испытаний — тогда бы у меня могло и не быть моих замечательных пятерых детей!«, — смеется Ериняк. В Северном Казахстане он провел в общей сложности полтора года. Уволившись из армии, вернулся в Молдову — там женился и устроился на работу водителем. «Я возил инженера, который занимался мелиорацией, очисткой озер от ила и песка. Земснаряды были разбросаны по всей республике, и, пока возил инженера, изучил все уголки Молдовы, — рассказывает он. — Тогда, кстати, на службе весьма неплохо платили — я мог не только содержать семью, но и откладывать про запас«.

Роль друзей в жизни Юрия Ериняка и начало бизнеса в Крыму

Параллельно происходили исторические процессы. Еще в 1989-1990 годах в Молдове обострились противоречия, которые можно назвать межэтническими (или, если говорить корректно, — социально-политическими) конфликтами. Распад Союза стал спусковым крючком: свои претензии на республику обнаружила соседняя Румыния, и все чаще на улицах можно было видеть ее триколор. Начал проявляться бытовой национализм, и для простых людей это означало разрыв социальных связей.

«Мой отец — украинец, его семья когда-то переехала в Молдову из Черновицкого региона и поселилась в анклаве из двух сел с украинским населением. А мама родом из Фалешт — это городок ближе к Румынии, — рассказывает Юрий Ериняк. — В ближнем кругу конфликтов не было, но когда я в начале девяностых приезжал к маминым сестрам (а они ведь всю жизнь разговаривали со мной по-русски!), вдруг стал слышать от них молдавскую речь. Но русский им был явно ближе! Тогда я сказал — мол, далеко же вы уедете со своей limba nastere («родная речь» — румынский, Авт.) — и решил уехать«.

Со времен службы в армии у Ериняка было немало друзей в Украине, в частности — в Крыму. К ним он и поехал: «Я хотел посмотреть море, да так там и остался — предложили работу, и климат пришелся по душе», — вспоминает меценат и бизнесмен. Работал в частной фирме в Симферополе (а пару лет спустя стал ее замдиректора), торговал продуктами питания, алкоголем — на крымском полуострове, как, собственно, и на материковой Украине, царил дефицит. «Понимая, что на продтовары спрос будет всегда, мы с партнерами стали соучредителями Ялтинского рыбзавода — получили первые серьезные деньги», что и стало началом бизнес-карьеры.

Юрий Ериняк - основатель фонда «Хартс»: путь успеха бизнесмена и мецената

Формирование ценностей и создание благотворительного фонда «Хартс» Юрия Ериняка

При этом всегда интересно, как на мировоззрение влияют поездки за рубеж. Для человека, воспитанного в Советском Союзе, в начале 90-х это была не только возможность по-новому взглянуть на окружающую действительность, но и подзаработать. Юрий Ериняк впервые поехал в «ближнее зарубежье» сразу после армии — отправился с товарищем в Югославию «по бизнесу».

«На самом деле, поехали продавать «Жигули» седьмой модели. Там только-только начиналась война, — вспоминает бизнесмен. — Чуть позже, уже когда я жил в Крыму, вместе с семьей выезжали в Румынию, были в Пояне-Брашов (известный горнолыжный курорт — Авт.) А уже позже, когда стал на ноги, поехал и в Вену, и в Париж, и в Лас-Пальмас. Тогда уже понимал, к каким ценностям нужно стремиться«.

По мнению Ериняка, деньги (в целом – как стремление к материальным благам и ценностям) — самоцель для нищих духом. «Бог дает человеку несравненно больше. Он дает возможность помогать и дарить. Конечно, нужно на каком-то этапе вкладывать, инвестировать свой интеллект в то, чем занимаешься. Однако возврат этих инвестиций непременно будет. Я в Крым приехал ни с чем, а когда уезжал в Киев, имел и квартиру, и дом — оставил все первой жене«, — поделился меценат.

Источник

Print Friendly, PDF & Email