Волнения в Шарлоттсвилле потрясли Америку до основания. Потрясение состоялось в субботу, а уже в понедельник в городе Дарем, штат Северная Каролина, группа местных активистов левого толка снесла памятник неизвестному солдату-конфедерату самыми дикими методами, круша памятник ломами и кувалдами. Причем в 2015 году в штате Северная Каролина был принят специальный закон, запрещающий снос памятников такого рода. Монументы в честь героев Гражданской войны 1861-1865 гг. массово строились по всему Югу США в начале 20 века, когда здесь царил разгул расизма, и строительство памятников героям Юга стало особой формой самоутверждения для южан. Четырех активистов, снесших памятник в Дареме, на следующий день арестовали, ведь закон, несмотря на возникшие расовые сложности, никто не отменял. Но тенденция захватила не только Дарем. В нескольких других местах, особенно там, где руководят граждане прогрессивных взглядов, монументы снесли сами городские власти. В Америке началась война с памятниками. А мы думали, что такое варварство может происходить только у нас. Зачем воюют, и в чем вина памятников, установленных сто лет назад?

События в городе Шарлоттсвилле открыли ящик Пандоры в Соединенных Штатах Америки. Речь идет о расовых разногласиях, которые перешли в новую плоскость. Если расовая ненависть начала прошлого века была простой для понимания и примитивной по сути, то сегодня все намного глубже и сложнее. Ненависть разлилась по США во всех направлениях: афроамериканцы ненавидят белых, латиноамериканцев, китайцев, евреев, гомосексуалистов, мусульман, буддистов… Речь идет не обо всех афроамериканцах, естественно, а об определенной их части, назовем их привычным уже словом – радикалы. Вопрос — сколько таких радикалов в афроамериканском слое общества. И сколько тех, кто, радикалами не являясь, им сочувствуют. И тех, кто, хоть и не сочувствует, но не возражает. Есть, конечно, и те, кто категорически выступают против радикалов в своей общине. Но, знаете, таких очень мало. Никто не вспомнит, когда последний раз в Америке была демонстрация афроамериканцев против радикалов в афроамериканской среде. Нам в Украине такие процессы сегодня очень легко понять. Ведь среди тех, кто был на Майдане, есть огромное количество людей, которые категорически были против тех радикалов, которые похитили тогда нашу повестку дня. Но ни разу никто из нас не вышел протестовать против них, хотя акции протеста в стране сейчас происходят тысячами по малейшему поводу.

Хотя основным поводом к войне и является расовая ненависть, вопрос стоит глубже – это противостояние мировоззрений: либерального и консервативного.

Но вернемся в США. Еще большие расовые сложности, чем в афроамериканской среде, переживают белые протестанты, некогда составлявшие правящее большинство в стране. После победы глобализации и построения в Америке либерального общества, что произошло почти одновременно в начале 21 века, белых протестантов в обществе прочти не было видно. Казалось, они остались в прошлом веке на обочине истории. Но похоже, это не так, и Трамп тому самое сильное доказательство. Как и в недрах афроамериканской общины, в белом американском сообществе кипят страсти. События в Шарлоттсвилле просто стали первым гейзером, выбившимся на поверхность из социальной лавы под корой американского общества. Эпицентром будущего расового землетрясения являются южные штаты Америки, где миллионы белых, глубоко набожных бедняков кипят от ненависти к растленным городам вроде Нью-Йорка и Лос-Анжелеса, где, по их мнению, сотворены Содом и Гоморра. Нью-Йорк в их глазах — не Америка. Там правят бал сексуальные меньшинства, афроамериканцы, евреи, коммунисты и прочая нечисть. Нет сегодня большей пропасти в Западном мире, чем возникшая между белой американской деревней и крупнейшими либеральными городами США.

Памятники — не больше, чем символ, необходимый для начала войны. Хотя основным поводом к войне и является расовая ненависть, вопрос стоит глубже – это противостояние мировоззрений: либерального и консервативного. События в Шарлоттсвилле произошли из-за угрозы памятнику генералу Ли, который в годы гражданской войны был лидером южан. Он их Ленин. В Украине спустя столько лет снесли все памятники Ленину. Каким образом это улучшило нашу жизнь, непонятно. Хотя некоторый эффект все же есть. Миллионы, очень многие миллионы украинских граждан были такими действиями глубоко оскорблены. Они молчат, но это плохо — ведь затаенная обида никуда со временем не девается, она только крепнет и однажды рванет, как в Шарлоттсвилле.

Вадим Глушаков

Print Friendly, PDF & Email