На этой неделе израильские промышленники снова бьют тревогу по поводу окрепшего шекеля, курс которого по отношению к доллару стал наивысшим за последние три года. Промышленники говорят: начал страдать израильский экспорт, а заводы закрываются, поскольку рабочие места движутся за границу страны и через океан. Заботит и другое: крепкая валюта влияет на решения вкладчиков капитала.

Сетования промышленников звучат аккомпанементом к решению, принятому в понедельник Банком Израиля (БИЗ) касаемо процентной ставки. Опрос, проведенный агентством Рейтер (Reuters), свидетельствует: все аналитики единодушно настроены против каких-либо перемен. Сейчас, правда, почти не стóит опасаться, что БИЗ повысит исходную процентную ставку, ныне составляющую 0,1%. В этом случае промышленники начали бы жаловаться гораздо громче.

Долгое, длящееся уже десять лет, укрепление шекеля — процентов на тридцать по отношению к той валютной корзине, с которой шекель обычно сопоставляется, — содействует коренным переменам в израильской экономике, говорит Гиль Буфман, главный экономист банка «Леуми».

«По сравнению с 2011 годом, в хозяйстве страны, в том числе и высокотехнологической промышленности, отмечается крупнейший сдвиг. Мы отходим от производства как такового и движемся в область услуг — высокотехнологических услуг», — поясняет Буфман. И эта подспудная тенденция в ближайшее время не изменится.

«Но если заглядывать в будущее, полагаю, что фундаментальные факторы останутся благоприятными для крепкого шекеля. Возьмите хотя бы непрерывное открытие новых газовых месторождений, которые постепенно вводятся в эксплуатацию, — в частности, месторождение «Левиафан», расположенное на шельфе, вблизи морской границы Израиля с Ливаном — оно, вероятно, войдет в строй уже к 2020 году. Возьмите растущий интерес к передовым израильским технологиям. Да и нетехническая торговля израильских компаний продолжит приносить государственной казне доход. А деньги такого рода нечувствительны к процентным ставкам», — добавляет Буфман.

Наихудшие опасения промышленников подтверждаются. Как сообщает ежедневная израильская газета «Глобз» (Globes), Уди Оренштейн, генеральный директор Киббуцной промышленной ассоциации, предупреждает в письме, адресованном на прошлой неделе правительству: «Израильские компании перемещают производство за границу и за океан, поскольку вывозить продукцию из нашей страны означает терять на этом деньги».

Лишь за последние недели две израильские компании — фабрикант охранного оборудования «Висоникс» (Visonics) и сахароварное предприятие «Сугат» — объявили: закрываем свои фабрики. Утрачено будет примерно пятьсот рабочих мест. Первая компания возобновит производство на китайской почве, сохраняя в Израиле только свой научно-исследовательский отдел, а вторая примется ввозить сахар из-за рубежа.

Промышленные неприятности, говорит Буфман, затронули и область передовых технологий: «Даже там отмечены расходящиеся тенденции. Например, выпуск самых современных товаров — электронного оборудования для связи и т. п. — замедляется и сокращается. Между тем в сфере услуг, связанных с новейшими технологиями, заметны рост и ускорение».

Коби Симана, генеральный директор Исследовательского центра «Ай-Ви-Си» (IVC Research Center) соглашается с этим: «Благодаря крепкому шекелю, все производственные технологии, создаваемые в Израиле — не относящиеся к промышленности высшего класса, — лишились привлекательности, поскольку такие же фабрики можно строить в других странах, где рабочая сила обходится дешевле».

По словам Симаны, крепкий шекель начинает отрицательно влиять на хваленую израильскую способность привлекать иностранный капитал, поступавший до этого в активные молодые компании. «Привлекательности убавилось: доходность вложенных средств со временем снижается. Будь шекель послабее, не слабело бы заграничное внимание к возникающим израильским компаниям».

Симана поясняет: начинающие предприниматели обычно получают капиталовложения в долларах, а тратят полученное в шекелях, что приводит к немалым осложнениям. «С одной стороны, поскольку шекель всё крепнет и крепнет, вы получаете всё меньше и меньше дохода от совокупности вложенных средств. С другой стороны, вы платите в шекелях всё те же деньги, — а случается, даже и большие, — поскольку и заработная плата, и расходы со временем возрастают».

Буфман, представляющий банк «Леуми», говорит, что крепкий шекель влияет и на структуру капиталовложений: «Просто проследите с помощью обычных СМИ за потоком капиталовложений и сделок. Львиная доля деятельности приходится на технологии, относящиеся к услугам, на программное обеспечение, компьютерные игры. И когда речь заходит о последних приобретениях, сделанных китайцами, которые стремятся проникнуть в израильский финансовый сектор, мы сталкиваемся всё с той же сферой услуг — пускай немного в ином виде».

Поворот в сторону услуг, нежелание связываться с производством или вывозом товаров, не обязательно является неизбежным следствием или необратимым итогом появления крепкой валюты, говорит Буфман. Он указывает на другие развитые страны, обладающие крепкой валютой: Южную Корею и Сингапур. Там и услуги, и производство, и экспорт находятся в одинаковом почете.

Банк Израиля, продолжает Буфман, старается сдержать растущий курс шекеля, однако это даст всего лишь временную передышку. Если учитывать виды на будущее, правительству следует вкладывать средства в образование, человеческие ресурсы и — прежде всего! — в упрощение деловых операций. По этому последнему пункту Израиль числится далеко не первым среди развитых государств. «Чем легче и проще вам вести свои дела, тем больше вы можете отличиться, вывозя товары—даже притом, что ваша валюта достаточно крепка», — говорит Буфман.

На минувшей неделе Исследовательский центр «Ай-Ви-Си» сообщил, что за первую половину 2017 года израильские компании, занимающиеся передовыми технологиями, замедлили свой уход с местной сцены, однако и число, и объемы заключенных сделок находятся на самом низком уровне за последнее пятилетие. В первой половине года заключено 57 сделок на сумму 1,97 млрд долларов, причем средняя стоимость одной сделки составляет 34 млн долларов. Это значительно ниже средней цифры 2016 года, равнявшейся 86 млн.

Симана говорит: перед нами явление всемирного характера, не имеющее отношения к крепкому шекелю, — на существующем уровне развития все компании оцениваются в долларах. Симана приписывает наступивший упадок тому, что вкладчики и предприниматели дожидаются более высоких расценок по отдельным компаниям и не торопятся принимать первое же поступающее предложение.

По материалам зарубежной печати

Print Friendly, PDF & Email